ЛитМир - Электронная Библиотека

Единственной причиной, по которой она пришла на официальное оглашение завещания, была надежда на то, что ей каким-то образом удастся вернуть свой дом в Батон-Руже и принадлежавший когда-то ее отцу бизнес. Но что до бизнеса, это было более чем сомнительно, поскольку пароходная компания Кювье давным-давно поглотила отцовскую фирму. Лайла мечтала, что ей перепадут хоть какие-то наличные от этой сделки.

Похоже, на этой неделе судьба была недостаточно к ней жестока. Когда она получила уведомление от адвоката Жана и прочитала его фамилию, то все это вновь показалось дурным сном…. Дрю Солье, мальчик, с которым она короткое время училась в одной школе… Хотя вряд ли он ее теперь вспомнит. Дети владельцев речных пароходов редко дружат с детьми юристов. А теперь Дрю, как и его отец, стал адвокатом. Бессовестным адвокатом Жана, разорившим ее отца.

Если бы Лайлу интересовали дела мужа, она бы лично познакомилась с адвокатом, но она старалась держаться подальше от всего, что было связано с Жаном. Особенно после смерти отца, когда стало ясно, что муж солгал и присвоил себе папину пароходную компанию. Лайла лишилась наследства и теперь стояла в приемной Дрю Солье, бесчестного адвоката своего супруга, будучи замешанной в громком скандале.

Хлопнула дверь, вновь возвращая ее к реальности. Вошли мистер Фурне, деловой партнер Жана, и Мариан Кювье.

— Я закрываю дверь на замок, Дрю, — крикнул он. — Прессе уже известно, что мы здесь.

О, господи, пресса… Напряжение вновь охватило Лайлу. Последнюю неделю она только и делала, что пряталась от газетчиков, практически не выходя из отеля и не отвечая на звонки в дверь.

— Быстро соображаешь, Луи, — ответил Дрю.

Высокий, черноволосый и довольно эффектный Дрю мало изменился с тех пор, как она видела его в последний раз. Конечно же, за это время он успел стать настоящим красавцем с искрящимися изумрудными глазами, прямым носом и волевым подбородком, придававшим Дрю вид серьезного адвоката. Но Лайла никак не могла забыть, что именно этот человек помог Жану разорить ее отца.

— Как поживаете, миссис Кювье? — спросил Дрю. Он пожал руку Мариан и обратил весь свой шарм на женщину, которая будет платить ему жалованье, единственную и законную жену Жана.

— Прекрасно, — холодно ответила женщина. Лайла встала напротив второй вдовы, Николь, надеясь, что Дрю не станет с ней разговаривать. Да и что она могла сказать человеку, помогавшему разорить отца, а теперь и ее саму? Абсолютно ничего, что можно позволить в приличном обществе.

Дрю что-то нашептывал законной миссис Кювье, но что именно — Лайла не могла разобрать. Вот он посмотрел в сторону Лайлы и Николь, и теперь она знала наверняка, что он говорит именно о ней.

— Нет, — быстро ответила Мариан. — Давайте мы все выслушаем завещание Жана.

— Хорошо, как вам будет угодно, — ответил Дрю и повернулся к остальным женщинам.

— Леди, в моем кабинете вас ждут чай и освежающие напитки… Пожалуйста, проходите и сразу же приступим к делу.

Первой вошла Мариан, за ней Николь, а потом и Лайла оказалась в комнате, отделанной темными панелями, две стены которой занимали книжные полки.

Лайла вошла, опустив глаза, в надежде, что Дрю ее не узнает. Ей просто хотелось вернуть собственный дом. Она мечтала вернуться в город, который французы назвали в честь красного деревянного тотема с изображением головы медведя и рыбы, служившего пограничным столбом между двумя племенами индейцев. Батон-Руж навсегда остался в ее сердце.

Николь повернула голову в сторону Мариан.

— Миссис Кювье.

Мариан кивнула в ответ. Лайла стояла, гордо подняв голову, и смотрела куда-то вдаль, но при этом чувствовала, что Мариан за ней внимательно наблюдает. Ей необходимо было что-то сказать этой леди, объяснить ей, что у нее не было намерения причинить боль ни ей, ни ее детям. По правде говоря, Лайла еще больше стала ненавидеть Жана за то, что он умудрился поставить их всех в столь ужасное положение.

— Миссис Кювье, — Лайла запнулась, не договорив.

— Думаю, что будет проще, если, отбросив формальности, мы станем называть друг друга по имени, — промолвила Мариан.

Лайла согласно кивнула.

— Пожалуйста, я и так собиралась вернуть себе девичью фамилию.

— Думаю, это мудрый поступок, — сухо заметила Марианн и отвернулась.

— Мы оказались в весьма неудобном положении, пресса на улице только и ждет, что мы начнем драться из-за крох, брошенных нам Жаном. — Мариан вздохнула. — Леди, я не хочу получать очередные удары из-за обманувшего меня мужчины. Я лишь хочу позаботиться о собственных детях, и не дай Бог их коснется разразившийся скандал. Так что, знайте, я сделаю все, чтобы защитить моих малюток.

Лайла тяжело вздохнула.

— Я понимаю, но Жан ведь и мне лгал. Николь сняла шляпку и положила ее на стол.

— Простите меня, но я очень любила Жана. И я до сих пор не пойму, почему он не рассказал мне всей правды.

Она извлекла из сумочки носовой платок, чтобы утереть слезы.

— Наверняка его поступку есть объяснение, но как несправедливо, что он унес его с собой.

Мариан посмотрела на Николь с таким видом, будто перед ней сидел несмышленый ребенок.

— Уверена, что он наверняка для вас что-то придумал бы, но почему вы волнуетесь по этому поводу? Он лгал всем нам и если бы был жив, то ни за что не сказал вам правды, — заявила она решительным тоном.

Николь покачала головой, явно с ней не соглашаясь.

— Но ведь я любила его…

— Все мы порой испытывали подобные чувства, — саркастически заметила Мариан.

— А я его всегда ненавидела, — с дрожью в голосе выпалила Лайла.

Возникла неловкая пауза. Первым нашелся Дрю.

— Леди, нам пор начинать. Почему бы вам всем не присесть?

Он рассадил женщин по разным местам, в то время как Луи Фурне стоял в дальнем углу комнаты, скрестив руки на груди. Когда Дрю посмотрел на Лайлу, она сразу же сообразила, что он ее не узнал.

Дрю откашлялся.

— Прежде чем я зачитаю вслух завещание, хочу сообщить вам некоторые факты и объяснить, почему я пригласил Луи Фурне. Он является совладельцем «Пароходной компании Кювье», и по этой причине я потребовал его присутствия здесь сегодня… Я хочу объяснить свою позицию в столь сложной ситуации. Если бы я знал, что Жан вступал в брак не с одной женщиной, я бы ни за что не позволил ему составить этот документ. Но я этого не знал.

Лайла закусила губу, чтобы не ответить выпадом на эту явную ложь. Неужели Дрю не знал, что, разорив отца, Жан женился на ней? Адвокат еще раз посмотрел на текст завещания. Все замерли в напряженном ожидании.

— В соответствии с законами штата Луизиана законным признается лишь первый брак с Мариан Кювье. Я очень сожалею, Николь, но ваш брак, равно как и брак Лайлы, — фиктивен. И если вы не будете особо упомянуты в завещании, то ничего не получите. Вот если бы вы были любовницей и он вас упомянул, то, бесспорно, вы могли бы считаться законной наследницей.

Дрю еще раз откашлялся и обратился к Лайле.

— Жан написал это завещание четыре года тому назад.

Во взгляде адвоката сквозило явное сочувствие, и бедной женщине стало не по себе.

— Сожалею, но оно было составлено еще до вашей свадьбы.

Холодная реальность обрушилась на Лайлу, и она невольно задрожала, осознав масштаб своих потерь. У нее вырвался невольный крик, она попыталась что-то сказать, но язык ее не слушался.

— Так, значит, я осталась без всего? — с трудом переспросила Лайла. — Что же мне теперь делать? Куда я пойду?

Она поднялась со стула словно в замедленной съемке.

— Вы ничего не понимаете! Жан разорил моего отца. Мой отец заставил меня выйти за него замуж, думая, что таким образом я буду хотя бы обеспечена. Наша пароходная компания была семейным бизнесом до тех пор, пока ее не поглотила фирма Кювье. Теперь у меня нет средств к существованию! Теперь у меня вообще ничего нет!

Дрю покачал головой.

— Очень жаль, Лайла, но по закону все принадлежит Жану, в том числе ваш дом и прежняя компания.

3
{"b":"18617","o":1}