ЛитМир - Электронная Библиотека

Она выбежала из библиотеки, понимая, что сейчас совершает самую большую ошибку в своей жизни. Ибо сейчас, как никогда, она хотела его, ее просто трясло от желания. Но в глубине души она знала, что он ее не любит и просто хочет использовать в своих интересах.

Глава ТРИНАДЦАТАЯ

Дрю сидел в конторе, изучая официальные показания Мариан Кювье, снятые его помощником. Он искал в них какую-нибудь зацепку, однако что-то внутри подстегивало его, заставляя торопиться, и он рассеянно смотрел на исписанную мелким почерком страницу. Он мечтал поскорее вернуться домой к Лайле, чтобы устранить возникший между ними разлад. Ведь до позавчерашнего вечера, когда его посетил Гарри Лючетти из Демократического клуба, отношения между ним и Лайлой казались просто идиллическими.

Каждый раз, когда он приезжал поздно с работы, его ждала вкусная еда. Дом был куда более прибран, чем обычно. И хотя слуги старались и до приезда Лайлы, теперь их работа казалась просто безукоризненной.

И тем не менее, во время визита мистера Лючетти она узнала об истинных причинах, толкнувших его взяться за это дело. Хотя Солье понимал, что со временем она и так узнает правду, он и представить себе не мог, что она так рассердится и выставит его жалким ублюдком.

Неужели он не должен был получить хоть какую-нибудь компенсацию за то, что потратил столько времени на даму, в невиновности которой он даже не уверен?

Тем более что с каждым днем исход процесса представлялся все более проблематичным. И не потому, что Дрю не мог найти свидетелей, которые выступили бы в защиту Лайлы, а потому, что он слишком эмоционально привязался к ней. А так рисковать было нельзя.

Имя Лайлы Дю Шамп навсегда будет связано со скандалом вокруг убийства многоженца Жана Кювье. Не такая жена нужна мэру, конгрессмену, будущему сенатору, мечтающему войти в элиту американского общества. Однако чары этой женщины все сильнее действовали на Дрю.

С ней он ощутил всю полноту жизни. Она заставила его почувствовать себя настоящим мужчиной, пробудила прежде неведомые чувства.

Прошлой ночью, если бы она его не остановила, он овладел бы ею прямо там, в библиотеке. И она была абсолютно права, когда заявила, что нанимала его для того, чтобы он ее защищал, а не совращал. Хотя в тот миг ему почему-то не пришло в голову, что она его подзащитная. Он просто очень желал эту женщину.

Скоро состоится суд и судьба Лайлы решится. Дрю вновь бегло просмотрел материалы показаний. Сможет ли он сначала оправдать ее, а потом принять участие в выборах? Лишь безумец мог пойти на такой подвиг…

И почему он все время вспоминает о том, как Лайла таяла в его объятиях? И как она стонала в ту ночь, когда они занимались любовью? Увы, теперь ему казалось, что все это было сто лет тому назад.

За окном уже совсем стемнело, и Дрю решил, что пора уходить. Лайла все равно будет его ждать, и, может быть, сегодня вечером ему удастся снять возникшую в последние дни напряженность в их отношениях.

Дрю нагнулся, чтобы взять папку, в которой носил бумаги, как вдруг всплеск пламени сверкнул на оконном стекле и на него посыпался град осколков.

Раздался грохот, и что-то ударило его с такой силой, что перехватило дыхание. В следующую секунду Солье рухнул на пол. Тело буквально содрогнулось от острой боли, и он посмотрел на свое плечо. Белая рубашка обгорела вокруг красной дыры, из которой уже начинала сочиться кровь. Пулевое ранение!

Потрясенный адвокат понял, что в него стреляли, и теперь он лежит, ни жив ни мертв на полу своей конторы. Решив не вставать, Дрю пополз к дверям, оставляя на полу кровавый след. В приемную ворвался Эрик.

— Мистер Солье, с вами все в порядке? — спросил он, как-то странно посмотрев на него.

— Эрик, пригнись, — прошептал Дрю, попытавшись схватить своего помощника за ногу. Силы довольно быстро покидали его. Эрик встал на колени.

— О, господи, да вас ранили! — Эрик вновь попытался встать в полный рост, но Дрю удержал его за руку.

— Погаси свет, — скомандовал он, скрипя зубами от боли.

— Сейчас, сэр.

Эрик дополз до рабочего стола Дрю, снял с него керосиновую лампу и, поставив ее на пол, уменьшил свет.

Дрю почувствовал сильное головокружение.

— Не думаю, что стрелявший все еще здесь. Дежурный полисмен, наверняка, слышал выстрел и бежит сюда… Но лучше, конечно, не рисковать.

— Вам срочно нужен врач, — взволнованно затараторил Эрик, — вы потеряете слишком много крови.

Дрю уже практически его не слышал. Его мозг лихорадочно искал ответ на один единственный вопрос: кто хотел его убить? Кому и зачем это понадобилось?

В темноте Эрик снял с себя рубаху и оторвал от нее один рукав. Склонившись над Дрю, он стал плотно перебинтовывать рану.

— До прихода доктора необходимо остановить кровотечение…

Парадная дверь конторы громко хлопнула, после чего послышались чьи-то шаги.

— Полиция! У вас все в порядке?!

— Нет, — отозвался Эрик. — Мистер Солье получил огнестрельное ранение.

Дрю чувствовал, что теряет сознание.

Полицейский выбежал на улицу, после чего в вечерней тиши раздалась громкая трель его свистка. При виде озабоченного лица Эрика Дрю постарался улыбнутся.

— Со мной все будет в порядке, дружище. Но не думаю, что в ближайшие дни я покажусь в офисе. Так что будешь теперь здесь за главного.

— Ради бога, мистер Солье… не говорите о работе, полицейский побежал за врачом.

— Просто отвези меня домой, — еле слышно прошептал Дрю.

Внезапно ему в голову пришла страшная мысль о том, что Лайла сейчас тоже лежит у него дома смертельно раненая.

— Мне надо срочно домой, чтобы убедиться, что с Лайлой все в порядке.

Уже через час адвокат Солье лежал у себя дома в библиотеке и гадал, куда исчезла Лайла. Когда Эрик привез его сюда, ее в доме уже не было.

Детектив Данеган стоял, внимательно слушая рассказ Дрю, когда тот старался вспомнить для полиции последовательность событий. Доктор Литтл прочистил рану и наложил чистую повязку с заживляющей мазью. Ранение оказалось сквозным.

— Вам повезло, мистер Солье, — заметил детектив. — Если бы вы в тот миг не наклонились, мне пришлось бы заниматься расследованием убийства.

— Джентльмены, мой час еще не пробил, — бодро ответил Дрю, напуганный событиями прошедшего дня и волновавшийся за Лайлу. Где она может быть в столь поздний час? Насколько ему известно, она никогда не выходила из дома. Так куда же ее понесло сегодня?

Хлопнула входная дверь, и все повернули головы, чтобы увидеть пришедшего. В коридоре появилась Лайла. Вид у нее был такой, будто бы она только что вернулась с прогулки. Щеки порозовели, шляпка сбилась. Лайла сняла ее и только потом заметила собравшихся в библиотеке мужчин.

— В чем дело, джентльмены? — спросила она.

Дрю сразу же заметил на ее белоснежных перчатках какие-то черные пятна, и почувствовал, как сердце у него в груди оборвалось. Неужели это следы пороха? Неужели это она в него стреляла?

— Где вы были? — спросил он твердо спокойным голосом.

Она непонимающе посмотрела на людей, на полицейских, на слуг и, наконец, на доктора, перевязывающего рану Дрю.

— Что случилось? — спросила она входя в комнату и снимая перчатки.

— Где вы были последние два часа? — спросил детектив Данеган холодным тоном, пристально глядя ей в глаза. Дрю знал, что так он разговаривает только с подозреваемыми.

— Я вернула Мариан Кювье кое-какие вещи ее покойного мужа, а потом прогулялась по парку, но вскоре стемнело, и я поспешила домой. А что случилось? — она перевела взгляд на Дрю. — Почему доктор Литтл вас перевязывает?

— В адвоката Солье стреляли. Он ранен в плечо, — наконец сообщил один из детективов.

У Лайлы перехватило дыхание. Доктор завершил перевязку и стал собирать свою аптечку.

— И зачем кому-то в тебя стрелять?

— Хороший вопрос, мисс Дю Шамп. Мы надеялись, что именно вы сможете на него ответить.

40
{"b":"18617","o":1}