ЛитМир - Электронная Библиотека

Она коснулась ладонью его щеки.

— Спасибо, Дрю. Конечно, слов недостаточно, но.»

Она нежно обняла его, после чего отстранилась и внимательно посмотрела ему в глаза.

— Я хочу, чтобы ты знал, что я люблю тебя всем сердцем. И, похоже, буду любить тебя всегда.

Лайла немного помолчала. Он не сводил с нее глаз.

— Ты говоришь это потому, что я выиграл твой процесс?

Она медленно покачала головой.

— Нет, я полюбила тебя еще до того как стала тебе доверять. Но слишком многое произошло, чтобы мы могли быть вместе. Так что живи, Дрю, как тебе подсказывает сердце, но знай, что моя любовь всегда с тобой.

Какое-то время он был спокоен и неподвижен. Лайла и не ждала от него ответа, но было видно, что он просто не знает, что ему и сказать.

— Мистер Солье, репортеры на улице требуют вас и мисс Дю Шамп, — крикнул, приоткрывая дверь, судебный исполнитель. — Они грозят выломать дверь, если вы с ними не поговорите.

Лайла улыбнулась.

— Иди, пресса уже ждет тебя. Вот прекрасная возможность сказать жителям Нового Орлеана, что ты станешь их новым мэром. Увидимся позже, вечером.

Дрю явно расстроился.

— Нет, нам надо срочно поговорить.

Она улыбнулась, хотя в этот миг сердце ее разрывалось на части.

— И все-таки я настаиваю, ты должен поговорить с репортерами и обязательна должен встретиться со своими избирателями в Демократическом клубе. Так что, поговорим позже.

Дрю снова посмотрел на нее, и Лайла поняла, что он не хочет уходить. Он как-то рассеянно улыбнулся.

— Пообещай мне только одно, Лайла, что сегодняшнюю ночь мы проведем вместе.

— Само собой, — ответила Лайла.

Он как-то подозрительно на нее посмотрел, все еще не веря своим ушам. Но понемногу расслабился.

— Ну, пойдем, поприветствуем наших газетчиков и восславим нашу победу.

— Я буду стоять на заднем плане, а ты будешь говорить! — Лайле вовсе не хотелось беседовать с толпой, собравшейся на ступеньках здания суда. И потом, это твоя победа.

Он наклонился и нежно поцеловал ее в губы.

— Спасибо тебе за все, Лайла.

Лайла видела, как Дрю отошел от толпы репортеров, и когда он садился в кеб, который должен был доставить его в Клуб демократов, ее сердце сжалось от боли.

Как только она приедет в его городской особняк, то соберет свои вещи и отправится ночевать в отель. Завтра она поговорит с Фрэнком. Она знала, что ему требуется сиделка для сестры-инвалида, и уж она постарается ради крестного. Ей необходимо было начинать новую жизнь, и как-то поддерживать себя в финансовом плане хотя бы первое время. Она подумывала о возвращении в монастырь, но теперь ей больше не хотелось жить за высокими стенами.

Лучше всего было сейчас потихоньку уйти и отдать миру своего любимого. Когда Дрю вернется ночью домой, он подумает, что она спит. И лишь утром поймет, что ее уже нет. Да, он славно послужит гражданам Нового Орлеана, а ее сердце будет разбито навсегда.

Приехав в городской особняк Солье, Лайла собрала свой сундучок и тотчас же перенесла его в поджидавший кеб. Сегодняшнюю ночь она проведет в отеле и завтра отправится к Фрэнку. Она уже не будет жить на широкую ногу, зато судьба будет отныне в ее руках, а это самое главное.

Теперь, когда она стала свободной, пора воплощать в жизнь свои самые заветные мечты.

Глава ДВАДЦАТАЯ

Чуть позже в тот же вечер, принимая поздравления в Клубе демократов, Дрю почувствовал, как онемело его лицо от не сходившей с него улыбки. Мысленно он то и дело возвращался к разговору с Лайлой, который произошел, перед тем как они вышли из зала суда.

Она сказала, что любит его. Неужели эйфория момента вынудила ее произнести эти слова, или она и впрямь испытывает к нему серьезное чувство? Неужели он может надеяться на ее подлинную любовь?

Он смотрел на сидящих напротив него людей, но видел лишь лицо Лайлы, ее улыбку, слышал ее звонкий смех. На сцену поднялся Мишель Леду, президент Клуба демократов.

— Как вы понимаете, — торжественно начал Леду, — мы с большим интересом следили за ходом процесса над Лайлой Кювье. И вот сегодня с нами, после потрясающей победы, приведшей в трепет всех жителей нашего города, человек, которого Клуб демократов выставил СРОИМ кандидатом на выборах мэра Нового Орлеана. Знакомьтесь, Дрю Солье!

Дрю встал и поднялся на сцену, совершенно не зная, что он сейчас будет говорить. Он смотрел на присутствующих и понимал, что ему здесь не место.

Они терпеливо ждали, пока он соберется с мыслями.

— Я хочу поблагодарить мистера Леду и членов Клуба за правильный выбор. Для меня большая честь представлять Демократическую партию на следующих выборах. Мой отец, присутствующий сейчас в этом зале, мечтал об этом с тех пор, как я еще был маленьким мальчиком.

Дрю смолк, внезапно осознав, что все это не имеет никакого смысла. Лайла любит его, а он любит Лайлу. И хотя он и пытался подавить это чувство, теперь он абсолютно точно знал, что любит эту женщину уже давно.

Он смотрел на толпу, терпеливо ожидавшую, когда он объявит о своем согласии баллотироваться.

— Конечно, для меня большая честь, что вы выбрали именно меня, но, к несчастью, я не могу принять это предложение.

Толпа зашумела, и неожиданная радость наполнила сердце Дрю. Теперь он знал абсолютно точно, что родился для того, чтобы жить с Лайлой. Он любит ее и хочет прожить жизнь только с ней, хочет состариться не с кем-нибудь, а только с ней.

Дрю тяжело вздохнул.

— Простите, что отнял у вас сегодня вечером драгоценное время, и спасибо за то, что вы в меня так верили.

Он спустился в зал. Поначалу все молчали, но совершенно неожиданно присутствовавшие громко зааплодировали.

К сцене подошел Мишель Леду.

— Что ж, мистер Солье, это первый случай, когда отвергают наше предложение. Но мы уважаем ваш выбор и желаем вам всего хорошего.

Дрю торопливо открыл входную дверь своего особняка, мечтая поскорее сказать Лайле, как сильно он ее любит. Странно, почему он не определился прежде? Как только он оказался на сцене перед всеми этими старыми политиками, он понял, что все это не стоит того, чтобы бросать любимую женщину.

Он вошел в дом и быстро взбежал по ступенькам наверх. Оказавшись у дверей ее комнаты, он торопливо постучал.

— Лайла, проснись, мы должны с тобой поговорить.

— Мистер Солье, она давно ушла, — послышался откуда-то голос Эсмеральды.

Потрясенный Дрю повернулся и посмотрел на служанку.

— Что?! Что ты имеешь в виду? То есть, как ушла?!

— А так, собрала свои вещи и уехала еще вечером.

— Не сказала куда?

— Нет, сэр. Просто села в кеб и уехала.

Дрю распахнул дверь ее комнаты, вошел внутрь и зажег лампу. Комната была практически пуста. Все, что принадлежало Лайле, исчезло. На кровати лежало письмо.

«Мой дорогой, любовь моя.

Спасибо тебе за то, что подарил мне свободу. Ты заслужил счастья, и пусть все твои мечты сбудутся, а я не буду больше путаться у тебя под ногами. Так что я уезжаю, я очень многому у тебя научилась и хочу, чтобы, ты знал, что теперь я решительно настроена отвечать за свои поступки. Живи долго и счастливо и вспоминай обо мне хотя бы иногда…

Лайла».

Дрю сел на кровать. Он не знал, что ему теперь делать, и чувствовал себя так, словно из груди у него вырвали сердце. Он должен обязательно ее найти, ведь он ее любит!

Дрю ездил в аббатство, в ее дом в Батон-Руж, искал всю неделю, но так ничего и не обнаружил. Похоже, Лайла исчезла бесследно.

Наконец, в отчаянии, он решил разыскать капитана Фрэнка Оливера, надеясь, что уж он-то точно знает, где искать Лайлу.

Как-то в полдень он постучал в дверь капитанского дома. Когда Фрэнк ее открыл, на его лице сияла улыбка.

— Ну вот, она была не права…

59
{"b":"18617","o":1}