ЛитМир - Электронная Библиотека

Детектив внимательно посмотрел на нее.

— А вы не добавляли это в питье вашему мужу, мисс Дю Шамп?

Не отвечайте на этот вопрос, Лайла, — спешно вмешался Дрю, чувствуя, что он просто обязан ее защитить.

Она посмотрела на него, наморщив свой прекрасный лобик.

— Мистер Солье, я попросил бы вас не вмешиваться в допрос, — сердито заметил ему детектив.

— В данный момент я замещаю ее адвоката, кем бы он ни был, и настоятельно советую не отвечать на данный вопрос, — отчеканил Дрю. Страх за Лайлу сделал его голос твердым.

— Но у нее нет адвоката.

— Лайла, не отвечайте на этот вопрос, — повторил Дрю, проигнорировав сыщика.

— Вы не мой адвокат, Дрю, — обратилась к нему Лайла, после чего обратила все свое внимание на детектива.

— Нет, мистер Данеган, я никогда не подливала бромную зельцеровскую в питье Жана.

Детектив посмотрел на полицейского.

— Офицер, пожалуйста, заберите все лекарства, которые найдете. Я хочу, чтобы их подвергли тщательнейшему химическому анализу.

— Так точно, — ответил тот, поспешив обратно в комнату Жана.

— Мисс Дю Шамп, мы заберем эту баночку с собой. Как я уже говорил, доктор Бенсон, исследовавший труп, пришел к выводу, что мистера Кювье отравили.

Мистер Данеган, с чего бы это мне убивать мужчину, который обо мне заботился? Теперь его нет, и я осталась без единого гроша. Да ни одна женщина не поставит себя в подобное положение!

— А вдруг вы каким-то образом узнали, что вовсе не являетесь его женой? — парировал сыщик.

Она улыбнулась, покачав головой.

— И даже в этом случае не было смысла его убивать. Я бы просто ушла. Ведь в конце концов выяснилось, что на самом деле мы вовсе не законные супруги.

— А как бы вы его убили? — спросил детектив.

— Более ни слова! — воскликнул Дрю. — Вы и так слишком много наговорили.

Взгляд Лайлы недвусмысленно сказал о том, чтобы адвокат не лез в чужие дела, после чего женщина обратила свои голубые глаза на сыщика.

— Убийство это грех, который обрек бы меня на вечные муки в Аду. Я никогда не смогу убить человека.

— Но ведь вы хотели избавиться от мужа? — не унимался детектив.

Лайла нахмурилась.

— Да, но я просто хотела, чтобы он исчез из моей жизни.

Данеган смерил ее понимающим взглядом, после чего захлопнул свой блокнот. Полицейские уже закончили обыск и забрали с собой целую сумку предметов, обнаруженных в двух спальнях.

— Думаю, на сегодня достаточно, — промолвил сыщик.

Следует ли мне и завтра ждать вашего визита? — спросила Лайла. — А то мне и впрямь начинают нравиться наши беседы… Надеюсь только, что вы, наконец, добудете важную информацию, и разговор более не будет вертеться исключительно вокруг моей персоны.

В ответ Данеган улыбнулся:

— У меня такое чувство, что скоро мы будем проводить вместе куда как больше времени.

Она прищелкнула языком.

— Вот уж дудки, детектив, хоть ваша компания и прекрасна, честно говоря, я считаю, что мы и так пообщались более чем достаточно.

Они были уже у порога, когда Лайла заметила сумку с реквизированными во время обыска предметами.

— Что это там? — спросила она, вскакивая с дивана и поспешив вслед за детективом.

Дрю был поражен столь внезапной реакцией. Неужели она и впрямь отравила Жана, а полиция обнаружила неоспоримую улику?

Сыщик остановился и не спеша повернулся в сторону Лайлы.

— Я надеюсь, что эти вещи помогут нам в расследовании. А пока, мисс Дю Шамп, ни в коем случае никуда не уезжайте из города. Вполне возможно, чуть позже у нас возникнут к вам очередные вопросы.

После того как входная дверь с шумом захлопнулась за полицейскими, адвокат и женщина переглянулись.

Дрю тяжело вздохнул, подавляя острое желание накричать на эту женщину.

— Я бы посоветовал вам нанять адвоката.

— А вам случайно не известен такой, кто станет работать на меня бесплатно? — еле сдерживая раздражение против этого человека, поинтересовалась она.

— Мне кажется, вы не понимаете, насколько все серьезно. Для полиции вы главная подозреваемая. Вы только что сидели здесь, и отвечали на их вопросы, и даже дали им очередной козырь, признав, что желали, чтобы Жан навсегда исчез из вашей жизни.

О, господи, как же ему пробиться сквозь эту внешнюю холодность и заставить ее осознать всю опасность сложившейся ситуации?

— Я уверена, что полиция скоро найдет настоящего убийцу Жана. А поскольку не я убила мистера Кювье, то мне и беспокоиться не о чем, сказала она. — Когда соберут все показания, то сразу поймут, сколь много людей желало смерти Жану.

— Нет, это не имеет никакого значения, поскольку наиболее вероятная подозреваемая — это вы. У вас была возможность совершить убийство, и имелся мотив. Вы были последней, кто видел Жана в тот вечер.

Дрю тяжело вздохнул.

— Полиция всегда концентрирует свои усилия на одном человеке, и в данный момент, Лайла, их цель — вы.

Она встала и, подойдя к двери, с шумом распахнула ее.

— Спасибо за предложение оплатить мои счета. Если верить детективу, то быстро я отсюда не съеду. А поскольку вы не верите в мою невиновность, нет никакой необходимости в дальнейшем обсуждении этой темы. Так что разговор наш окончен.

Солье забрал свою шляпу, оставленную им на ломберном столике эпохи Людовика XVI и пошел к выходу, но, поравнявшись с Лайлой, остановился. Она поспешила открыть перед ним дверь, в ее голубых глазах сверкала ярость. А ему в эту секунду отчаянно захотелось поцеловать ее в чувственные губы и целовать их до тех пор, пока они не станут мягкими и послушными.

— Я не сказал, что вы в чем-то виновны, — прошептал Дрю.

— Нет, но вы считает, что против меня будет выдвинуто обвинение. Я не убивала Жана. Полиция скоро осознает это…

Ему хотелось ей помочь. А она не понимала всей серьезности своего положения.

— Вы слишком наивны, если думаете, что они начнут искать кого-то еще. И сколь бы вы ни старались очаровать детектива, вы попали в большую беду. Полиция Нового Орлеана славится своей ленью и продажностью.

— Вы хотите сказать, что они бесчестны?! — в отчаянии воскликнула Лайла.

— Послушайте, у вас нет адвоката… Никакой юридической защиты… Я предлагаю вам свои услуги…

Она посмотрела ему прямо в глаза.

— Вы считаете, что я позволю вам защищать меня после того, как составленный вами контракт разорил моего отца? Тот самый контракт, благодаря которому Жан завладел нашим пароходством и вынудил меня выйти за него замуж, хотя он к этому моменту уже имел две жены? Подумайте хорошенько, мистер Солье. Мне не нужны ваши услуги. Я и так буду оправдана.

Потрясенный Дрю уставился на ее раскрасневшееся лицо. Неужели она обвиняет его в том, что ее отец совершенно не умел вести дела? К тому же она так недооценивала Жана…

— Я не… — он поперхнулся.

По лицу женщины было понятно, что она его не поймет. Она уже вынесла свой приговор по поводу его участия в измене Жана. Но ей непременно еще понадобится он или Другой крутой профессионал для защиты в суде. Дрю надел шляпу.

— Когда полиция вас арестует, пошлите за мной свою служанку. Я вытащу вас из тюрьмы. До свидания, мисс Дю Шамп. Увидимся в суде.

Лайла захлопнула за ним дверь, с трудом удержавшись от крика. Какая наглость считать, что после всего случившегося она когда-либо ему доверится! За прошедшие 12 лет вырос не только Дрю Солье, но и его эгоизм. И на смену школьным шалостям пришел безграничный обман.

Даже когда она демонстративно отказалась от его помощи, он вел себя так, будто все равно намеревался добиться своего. Что ж, адвокат ей не понадобится, потому что вскоре найдут настоящего обвиняемого, столь своевременно позаботившегося о Жане. И тогда наглый красавец-юрист навсегда исчезнет из ее жизни, потому что она уже благополучно обоснуется в обители Святого Сердца, где будет учить молодых женщин грамоте. И за высокими стенами монастыря ничто не будет грозить ей. Жить в обители куда лучше, нежели составлять завещания для негодяев вроде Жана, разорять стариков и скрывать грехи клиентов от их безвинных жертв.

6
{"b":"18617","o":1}