ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джош оторвался от повествования о слиянии мультинациональных компаний и одарил меня стосвечовой улыбкой– сплошные ямочки, огоньки в глазах и искренность. Роберт Редфорд, на которого Джош слегка смахивает, по сравнению с ним выглядит дилетантом. Я уверена, Джош отработал эту улыбку перед зеркалом специально для чувствительных клиенток, и теперь, когда в радиусе трех футов появляется женщина, улыбка возникает автоматически. Однако в его обаянии нет ничего покровительственного. Он принадлежит к тем мужчинам, у которых нет проблем с признанием равноправия женщин. Правда, за исключением тех, с которыми он встречается. К ним он относится как к безмозглым идиоткам. Это приводит к частой смене его «кадров», поскольку те, у кого мозги все-таки есть, не могут вынести подобного отношения больше двух месяцев, а безмозглые уже через шесть недель надоедают ему.

Несмотря на свою повышенную сексуальную активность, когда речь идет о деле, Джош безусловно является одним из лучших финансовых консультантов в Манчестере. Он—настоящая ходячая база данных относительно всего, что касается страхования, инвестиций, трастовых фондов, закона о деятельности финансовых консультационных фирм, приемов уклонения от налогов. Если ему что-то неизвестно, он всегда знает, где это можно выяснить. Мы познакомились, когда я еще изучала юриспруденцию, отрабатывая свою субсидию выполнением различных поручений для Билла. Моя первая работа под прикрытием была в офисе Джоша, когда я изображала временного секретаря, чтобы разоблачить компьютерного мошенника, который перекладывал на свой общий инвестиционный счет по фунту со счета каждого клиента. Поскольку наши отношения возникли на профессиональной почве, Джош никогда не пытался перевести их на другую. Теперь каждые пару месяцев я приглашаю его на шикарный ужин в благодарность за то, что он делает для меня кредитные проверки. По остальным консультациям он выставляет нам свои грабительские почасовые счета, поэтому я сразу же перешла к делу.

Я кратко описала проблему Теда Барлоу, пока мы уплетали овсяные хлопья с кусочками фруктов. Джош задал пару вопросов, потом принесли омлет с беконом. Он принялся сосредоточенно жевать. Я не знала, думает ли он в это время о проблеме Теда или оценивает тонкий вкус омлета, но решила не мешать ему. Кроме того, я сама наслаждалась редким для меня удовольствием отведать горячей еды в это время дня.

Вскоре Джош откинулся на спинку стула, промокнул губы салфеткой и налил себе еще одну чашку кофе.

– Видимо, здесь какое-то мошенничество, – сказал он. Будь на его месте кто-то другой, я бы обязательно съязвила по поводу того, что это и без него всем ясно, но Джош получил степень в Кембридже и любит основательно все взвесить, прежде чем перейти к построению стратегии, поэтому я предпочла держать рот на замке.

– М-м-м… – пробурчала я.

– Я бы сказал, скорее всего, банк разобрался в сути этой аферы. Но они, по-видимому, считают, будто за всем стоит твой мистер Барлоу, поэтому-то и предприняли свои шаги и поэтому отказались обсуждать с ним их причины. Они не хотят, чтобы он догадался о раскрытии банком его махинаций, вот и решили отделаться общими словами. – Джош замолчал и густо намазал маслом треугольник холодного тоста. Глядя, как он налегает на холестерин, я засомневалась, проживет ли он достаточно долго для того, чтобы успеть отойти от дел в сорок. Не понимаю, как ему удается поддерживать форму. Подозреваю, что в его мансарде, как у Дориана Грея, висит портрет, но только слона.

– Не уверена, что понимаю тебя, – призналась я.

– Прости. Приведу тебе пример из своей недавней практики. У меня есть клиент – владелец фирмы, занимающейся двойным остеклением. У них сложилась ситуация как у твоего мистера Барлоу, – банк закрыл кредит, а несколько дней спустя к ним нагрянула полиция. Оказывается, на Северо-Западе произошла серия краж со взломом, причем по одному сценарию. В домах с подъездными дорожками сбоку, ведущими к западному двору. Соседи видели фургон фирмы по двойному остеклению. Рабочие вынимали стекла на первом этаже, пока один из них выносил из задней или боковой двери все ценные вещи и грузил в фургон. Соседи, естественно, полагали, что жильцы просто решили сменить окна. Соседей, конечно, могло удивить, почему рабочие исчезли днем и так и не вернулись, загородив оконные проемы пластиком и оставив старые рамы на дорожке, но никого это не удивило настолько, чтобы предпринять какие-либо шаги.

Как потом выяснилось, все эти дома связывало одно: за несколько недель до краж их посещали агенты одной и той же фирмы по двойному остеклению. Естественно, агенты узнавали, работают ли муж и жена, устанавливая таким способом, какие из домов днем пустуют. Полиция заподозрила моего клиента и нанесла визит в его банк. А там, конечно, было известно, что после периода неудач счет моего клиента вдруг стал подозрительно быстро пополняться, к тому же большинство вкладов поступало наличными. После визита полицейских в банке умножили два на два и, к сожалению, получили неверный результат. Впрочем, частично по вине моего клиента, который не сообщил о своей недавней инвестиции в пару развлекательных заведений.

Ядовитый тон Джоша сообщил мне все необходимое относительно его мнения по поводу капиталовложений в игральные автоматы.

– Конечно, со временем все раскрылось. Грабежи были делом рук бывших работников фирмы, которые заплатили знакомым безработным юнцам за то, чтобы те нанялись в эту фирму агентами и сообщали им нужные сведения. Однако какой-то период моему клиенту пришлось несладко. Этот случай заставляет меня подозревать, что в банке считают, будто твой мистер Барлоу сам задумал всю аферу. Говоришь, они упомянули о высоком уровне невыполнения обязательств по перезакладам?

– Только это они и сказали, – ответила я. – Еще тостов? – Джош кивнул. Я просительно махнула проходящей официантке подставкой для тостов и стала ждать следующего перла мудрости от Джоша.

– На твоем месте я бы начал с этого. – Он откинулся на спинку стула с видом волшебника, только что совершившего невиданное чудо. Но я не впечатлилась, и, похоже, это отразилось на моем лице.

Джош вздохнул:

– Кейт, на твоем месте я бы попросил своего мудрого друга-финансиста проверить кредиты всех этих добропорядочных граждан, которые перезаложили свои дома, откуда потом исчезли оранжереи.

Я по-прежнему не видела смысла во всем этом.

– Но что это даст?

– Понятия не имею, – признался Джош. Он не имеет понятия? Я ждала, чтобы обрушились небеса, но, как ни странно, ничего не случилось. – Зато ты будешь знать о них гораздо больше, чем сейчас. И мое шестое чувство говорит, что именно там надо искать.

Я доверяю шестому чувству Джоша. В последний раз благодаря ему мне удалось в четыре раза увеличить свои сбережения, купив акции указанной им компании. Самым убедительным было то, что он посоветовал мне продать акции за неделю до того, как компания с треском лопнула после ареста ее директора за мошенничество. Поэтому я сказала:

– Ладно, валяй. Сегодня перешлю тебе по факсу имена и адреса.

– Отлично, – отозвался он. Я не уверена, относилось ли это ко мне или к официантке, поставившей перед ним поднос с горячими тостами.

Он набросился на тост, а я спросила:

– Когда у тебя будет информация?

– Перешлю по факсу, как только смогу. Наверное, завтра. Когда будешь сообщать детали, напомни Джулии. Сегодня у меня дел по горло, но это рутинная работа, так что Джулия сможет сделать ее играючи. Мне только нужно будет перекинуться парой слов с парнем из отдела мошенничеств в «Ройал пеннайн бэнк». Никаких имен, никаких подробностей, но, возможно, ему удастся пролить свет на общие принципы этого дела.

– Спасибо, Джош. Ты мне очень поможешь. – Я тайком взглянула на часы. Через семь минут начинался следующий оплачиваемый час нашей беседы. – Ну, как дела на любовном фронте? – рискнула полюбопытствовать я.

Офис Мартина Читама находился в старой Зерновой бирже– красивом здании из золотистого песчаника, которое на снимках с воздуха напоминает ломоть сыра, утыканный дырками окон. Теперь этаж, на котором располагалась биржа, представляет собой нечто вроде блошиного рынка, где торгуют разными безделушками, антиквариатом, книгами и пластинками, а остальная часть здания превращена в офисы. Там сохранилось несколько традиционных служб– часовщики, ремонт электробритв, – но из-за необычной планировки прочие фирмы варьируются от групп давления, арендующих крохотные комнатенки, до небольших юридических контор, снимающих вполне подобающие их статусу помещения.

10
{"b":"18618","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Карильское проклятие. Наследники
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу
Душа в наследство
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год
Дети судного Часа
Злые обезьяны
Чужая война