ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Перебежчик
Свергнутые боги
Психиатрия для самоваров и чайников
Сандэр. Ночной Охотник
Minecraft: Остров
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Как купить или продать бизнес
48 причин, чтобы взять тебя на работу
A
A

– «Мортенсен и Брэнниган», чем могу быть вам полезен? – приветствовала меня Шелли в самом худшем американском стиле. Клянусь, не я ее этому научила. Могу поспорить, что и не Билл.

– Это Брэнниган, а чем я могу быть полезен тебе?

– Привет, Кейт. Где ты?

– Между делом забежала в свою гостиную, – ответила я. – Какие проблемы?

– Звонил Брайан Чалмерз из «Фарм Эйс». Говорит, что ты ему нужна. КМС, но не ВЖИС – Фирменный код «М&В», означает «как можно скорее», но «не вопрос жизни или смерти».

– Ладно. Мне все равно надо в Армстон, так что поеду через Трэффорд-Парк и встречусь с ним. Можешь назначить мне встречу около двух? Позвоню и уточню время.

– Отлично. Еще звонил Тед Барлоу, спрашивал, есть ли у тебя успехи.

– Скажи ему, что я занимаюсь предварительным сбором информации и свяжусь с ним, как только будет о чем сообщить. А у тебя?

– Что у меня? – В голосе Шелли слышалось неподдельное изумление. Это было для нее нечто новенькое.

– Есть успехи?

– Так мне всегда приходится напоминать своим детям, – она подчеркнула последнее слово, – в грубости нет ничего остроумного.

– Буду считать, что меня как следует отшлепали. Но все-таки как дела?

– Об этом знаю только я, а тебе следует догадаться. Пока, Кейт. – Я еще не успела попрощаться, когда она повесила трубку.

Где-то около двенадцати я наконец нашла человека, который мог сообщить мне полезные сведения о пропавших оранжереях. Мне было не жаль затраченного времени. Диана Шипли оказалась настоящей мечтой любого частного детектива. Она жила в начале Сатклифф-Корт, и из окон ее бунгало открывался вид на весь тупик. Мысленно я отметила высокие цветочные клумбы и ведущий к передней двери пандус, но все равно, когда дверь открылась, я не сообразила опустить глаза до нужного уровня. Я исправила свою ошибку и увидела перед собой лицо женщины: короткие, цвета соли с перцем волосы, темные, глубоко посаженные глаза-бусинки под тяжелыми веками, узкий нос, похожий на клюв буревестника, и неожиданно большой, явно смешливый рот. Женщина была в инвалидном кресле, но, похоже, это ее ни капли не беспокоило.

Я поведала ей свою обычную историю про оранжерею в соседнем доме, и на ее лице появилась улыбка.

– Вы имеете в виду оранжерею Рейчел Браун? – поинтересовалась она.

Я сверилась со списком.

– У меня значатся Ровена и Дерек Брауны.

– А, значит, что-то там нечисто. Входите. Между прочим, меня зовут Диана Шипли.

Я представилась и последовала за хозяйкой в прихожую. Мы свернули налево и оказались в необыкновенной комнате. Она шла по всей глубине дома, с окнами с трех сторон, и была как бы наполнена воздухом и светом. Все выкрашено в белый цвет, пол– из пробкового дерева. Стены украшали прекрасные рисунки цветов и растений. В углу располагался чертежный стол, подогнанный под высоту инвалидного кресла.

– Я зарабатываю на жизнь, иллюстрируя детские книжки. А это просто для души, – объяснила Диана, указывая на стены. – Если вам интересно, восемь лет назад я попала в автокатастрофу. Ниже пояса я парализована. Я сглотнула.

– Ясно. Очень вам сочувствую. Она ухмыльнулась.

– Я не для этого вам сказала. Просто, если не объяснить сразу, люди почти не слушают меня, потому что их слишком интересует причина, по которой я стала инвалидом. Я предпочитаю стопроцентное внимание. Итак, чем я могу вам помочь?

Я поспешно задала ей уже привычные вопросы. Но на этот раз мне удалось получить стоящие ответы.

– Во время работы я часто подолгу смотрю в окно. И когда замечаю на улице людей, то, должна признаться, начинаю за ними наблюдать. Смотрю, как они двигаются, какие принимают позы. Это мне очень помогает, когда нужно рисовать персонажей в действии. Да, я хорошо помню Рейчел.

– Вы можете ее описать?

Диана подкатилась к ящикам для чертежей.

– Даже больше – я могу ее показать, – ответила она, вытаскивая пайку с листами формата А-4. Порывшись в ней, она извлекла пару листов и протянула их мне. Я взяла их, заинтригованная. Это оказались изображения головы, некоторые законченные, некоторые– всего лишь намеченные несколькими штрихами. Они запечатлели женщину с мелкими, правильными чертами лица, расширяющегося к верхней части, и с заостренным подбородком. Волосы у нее были волнистые, до плеч. – Они были мелированы, – сказала Диана, проследив направление моего взгляда. – Пару раз я даже подумала, не парик ли это. Прическа всегда выглядела одинаково. Но не так, будто она только что от парикмахера. Если это и парик, то очень хороший. Даже лицом к лицу ничего не заметно.

– Вы ее хорошо знали? – спросила я.

– Сначала совсем с ней не общалась. Она не много времени проводила здесь. Переехала в мае и ночевала тут не больше трех-четырех раз в неделю, с понедельника по пятницу. По выходным ее никогда не было. Однажды июньским вечером она зашла ко мне. По-моему, где-то около половины десятого. Она объяснила, что у нее произошла утечка газа и она ждет аварийную службу. Сказала, что ей страшно оставаться дома, поскольку ее предупредили, что нельзя включать свет. Я пригласила ее в дом и предложила ей выпить. Белого вина. У меня была открытая бутылка.

Потрясающе! Свидетельница, которая могла вспомнить, какое вино пила четыре месяца назад.

– Она что-нибудь говорила о себе?

– И да, и нет. Она сказала, как ее зовут, и я удивилась этому совпадению. Она ответила, что, когда обменивалась договорами на покупку дома, тоже обратила внимание, что у нее и у продавца одинаковые фамилии, но она к этому уже давно привыкла, с такой-то фамилией– Браун. Вообще-то я несколько удивилась, так как понятия не имела, что Дерек и Ровена продали свой дом.

У меня возникло чувство, какое испытываешь, если окажешься в театре ко второй половине первого акта неизвестной тебе пьесы. То, что говорила Диана, было совершенно разумно, но не имело никакого смысла для того, кто пропустил первые двадцать минут спектакля.

– Простите, не могли бы вы остановиться на этом чуть подробнее? Как вы могли не понять, что они продали свой дом, раз они уехали, а на их месте появился новый жилец?

Теперь была очередь Дианы посмотреть на меня с изумлением.

– Но Дерек и Ро не жили в этом доме уже четыре года. Дерек – инженер-нефтяник, и каждые две недели из четырех его не было дома, поэтому мы с Ро сошлись очень близко. Потом четыре года назад Дереку предложили работу по пятилетнему контракту в Мексике, в переведенном туда филиале компании. Поэтому они решили сдавать этот в кратковременную аренду. Когда въехала Рейчел, я решила, что она просто очередной жилец.

– Но вы должны были знать, что дом продается. Даже если не было таблички агентства недвижимости, вы бы заметили, как агенты показывают дом покупателям, – возразила я.

– Забавно, что вы об этом говорите. Как раз об этом я и подумала. Но Рейчел сказала, что увидела объявление о продаже дома в «Ивнинг кроникл» и на следующий же день его посмотрела. Возможно, я как раз была в магазине, или она приехала поздно вечером, когда я не работала. У меня не было причин сомневаться в ее словах. Зачем бы ей врать? Ведь в аренде дома нет ничего позорного! – Диана гортанно рассмеялась.

– Она жила одна или с кем-нибудь? – спросила я.

– У нее был друг. Но без нее он никогда не приезжал, и даже если она была дома, он появлялся не всегда. Я чаще видела, как он уезжал, но пару раз заметила, как он расплачивался с таксистом часов около одиннадцати вечера.

– По утрам он уезжал вместе с Рейчел? – Я не знала, как все это связано, но твердо решила до конца использовать столь бесценного свидетеля.

Диане даже не потребовалось время, чтобы подумать.

– Они уезжали вместе. Поэтому у меня нет его портретов. Она всегда становилась между ним и мной, а он всегда садился на пассажирское место, так что мне не удавалось его как следует разглядеть. Но он был очень элегантен. Даже с такого расстояния я заметила, что он хорошо одевался. В солнечное утро он даже надевал панаму. Только вообразите– панама в Армстоне!

12
{"b":"18618","o":1}