ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Темный лес
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
24 часа
Если любишь – отпусти
Брачная ночь с графом
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Рассчитаемся после свадьбы
Изнанка счастья
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
A
A

— Вот и я так себе думал! — с силой вскрикнул Соловейчик и вдруг цепко схватил Санина за руку.

Было совсем темно, и в сумраке лицо Соловейчика казалось белым, как у трупа, а глаза смотрели пустыми черными впадинами.

— Вы мертвый человек, — с невольной тревогой в душе сказал Санин, вставая, — и, пожалуй, мертвецу самое лучшее и вправду — могила… Прощайте…

Соловейчик как будто не слыхал и сидел неподвижно, как черная тень с мертвым белым лицом. Санин помолчал, подождал и тихо пошел. У калитки он остановился и прислушался. Все было тихо, и Соловейчик чуть-чуть чернел на крыльце, сливаясь с мраком. Неприятно томительное предчувствие заползло в сердце Санина.

«Все равно! — подумал он, — что так жить, что умереть… Да и не сегодня завтра».

Он быстро повернулся и, с визгом отворив калитку, вышел на улицу.

На дворе по-прежнему было тихо.

Когда Санин дошел до бульвара, вдали послышались тревожные странные звуки. Кто-то, гулко топоча ногами, быстро бежал во мраке ночи, не то причитая, не то плача на бегу. Санин остановился. Черная фигура родилась во мраке и все ближе, ближе бежала на не-то. И почему-то Санину опять стало жутко.

— Что такое? — громко спросил он.

Бегущий человек на минуту остановился, и Санин близко увидел испуганное глуповатое солдатское лицо.

— Что случилось? — тревожно крикнул он.

Но солдат что-то пробормотал и побежал дальше, гулко топоча ногами и не то причитывая, не то плача. Ночь и тишина поглотили его, как призрак.

"Да ведь это денщик Зарудина! — вспомнил Санин, и вдруг твердая красная мысль отчетливо и как-то кругло вылилась в мозгу: «Зарудин застрелился!..»

Легкий холод тронул виски Санина. С минуту он молча глядел в тусклое лицо ночи, и казалось, между тем загадочным и страшным, что было в ней, и им, высоким, сильным человеком, с твердым взглядом, произошла короткая и страшная, молчаливая борьба.

Город спал, белели тротуары, чернели деревья, тупо глядели темные окна, храня глухую тишину.

Вдруг Санин встряхнул головой, усмехнулся и посмотрел перед собой ясными глазами.

— Не я в этом виноват, — громко сказал он… — Одним больше, одним меньше!

И пошел вперед, высокою тенью чернея во мраке.

84
{"b":"1862","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
По желанию дамы
Моцарт в джунглях
Забытые
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Пересмешник
Любовь колдуна
Слишком красивая, слишком своя
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль