ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Корделия, облокотившись на перила, стала смотреть вниз. Внезапно она резко выпрямилась.

– Послушай, Линдсей, там что-то стряслось.

Линдсей проследила за ее взглядом и увидела бежавшую по залу взволнованную Маргарет Макдональд. Бархатный занавес все еще колыхался там, где она его отодвинула, чтобы пройти. Маргарет приблизилась к мисс Овертон и прошептала ей что-то на ухо. Директриса вскочила и обе женщины кинулись за кулисы.

– Ну и ну! Интересно, что же происходит? Переполох явно не из-за того, что кого-то застукали в сортире с сигареткой.

В это время дали звонок, и публика стала собираться. Мисс Макдональд снова появилась в зале и подозвала к себе Крис Джексон и еще одну учительницу.

– Все интереснее и интереснее. – заметила Корделия.

Тут на сцене появилась мисс Овертон. Гости до того опешили, что тут же притихли.

– Леди и джентльмены, – обратилась к собравшимся директриса. – Я вынуждена сообщить вам, что мисс Смит-Купер не сможет выступить перед вами, потому что произошел несчастный случай. Прошу вас соблюдать спокойствие и оставаться на своих местах. К великому сожалению, нам с вами придется дождаться полиции.

Резко повернувшись, она ушла со сцены. Установившееся на мгновение оцепенелое молчание сменилось гулом голосов.

Линдсей посмотрела на Корделию: та побелела как снег. Когда их глаза встретились, писательница прошептала:

– Кто-то не мог больше терпеть нашу любимую Лорну.

– Что ты хочешь этим сказать? – удивилась Линдсей.

– Да ладно тебе, Линдсей, ты ведь журналистка. Что за «несчастный случай», по-твоему, после которого мы должны дожидаться полиции? Ты что же, Агату Кристи не читала?

Линдсей даже не нашлась что сказать. Девочки вокруг них возбужденно о чем-то переговаривались. Подошла Пэдди. Ее лицо посерело и как-то состарилось, она тяжело дышала. Наклонившись к ним поближе, она прошептала:

– Тебе надо пойти за кулисы к Памеле Овертон, Линдсей. У нас для тебя выгодное дело. Убийство в музыкальном классе. Кто-то задушил Лорну – кажется, струной от виолончели. Памела хочет воспользоваться твоими услугами и просила тебя прийти.

Линдсей вскочила на ноги, Корделия вскричала:

– Что-о?!

– Ты все слышала. – ответила Пэдди, падая на место Линдсей и роняя голову на руки. – Тебе больше не о чем тревожиться, Корделия. Мертвые женщины не подают иски в суды.

Линдсей побежала вниз, в зал, чувствуя на себе любопытные взгляды. Запутавшись в бархатных портьерах, она наконец выбралась из них и оказалась в музыкальном отделении. Замерев в нерешительности, она стала прислушиваться и услышала голоса в том самом коридоре, где Лорна спорила с неизвестным. Линдсей прошла вперед, свернула за угол и увидела дверь с табличкой: «Музыкальная кладовая». Коридор поворачивал сначала налево, потом направо. Пройдя по нему, Линдсей увидела Памелу Овертон и еще одну учительницу, стоявших у дверей второго музыкального класса. За ними темнел лестничный пролет.

Даже в этой ситуации Памела Овертон не теряла присутствия духа.

– Ах, это вы, мисс Гордон, – спокойно проговорила она. – Боюсь, мне придется попросить вас еще об одном одолжении. Я не стала пугать наших гостей. На самом деле это не просто несчастный случай. Похоже, эт. – убийство. Я понятия не имею о том, как действует в подобных случаях пресса, но вы ведь уже здесь, так что, по-моему, нам будет проще держать контакт с различными средствами массовой информации через вас. Это поможет избежать лишнего шума. Как вы считаете, это возможно?

Линдсей кивнула, восхищаясь про себя ее выдержкой. Однако ее профессиональный инстинкт уже не позволял ей отвлекаться – она торопливо посмотрела на часы.

– Мне надо шевелиться, если я хочу сделать что-то сегодня же вечером, – пробормотала она. – Я могу увидеть… – она замялась, – место происшествия?

На мгновение задумавшись, мисс Овертон кивнула. Подойдя к двери класса, она обернула пальцы носовым платком и осторожно нажала на ручку:

– Думаю, я уже запоздала с подобными предосторожностями, потому что эту дверь кто только не открывал. Кстати, она была заперта изнутри. Ключ лежал на столике у доски. Нам пришлось некоторое время подождат. – пока мисс Макдональд разыщет запасной ключ.

Линдсей вошла в приоткрытую дверь и – замерла, при виде ужасающей картины ее затошнило, но, сделав глубокий вдох, она преодолела дурноту. Ей впервые довелось увидеть жертву убийства, и надо сказать, открывшееся ее глазам зрелище было не из приятных. Только сейчас Линдсей поняла, как мудро поступала, когда отказывалась осматривать места жестоких преступлений, если ей предлагали написать о них. Всегда находился кто-то другой, кто соглашался взять на себя черную работу. На сей раз спрятаться было не за кого, поэтому Линдсей принялась за осмотр комнаты, стараясь запомнить все в мельчайших подробностях. Увы, сразу можно было сказать, что Лорна Смит-Купер покинула этот мир в мученьях. Поначалу она, видимо, сидела на стуле лицом к двери и, вероятно, играла. Теперь ее тело лежало рядом с виолончелью на полу; чудовищно искаженное лицо было багровым, язык вывалился изо рта, как у какой-нибудь ощерившейся горгульи. А вокруг шеи, почти теряясь в складках отекшей кожи, чернела туго натянутая гаррота – удавка. Похоже, это была струна виолончели с петлей на одном конце, вокруг второго был обмотан шерстяной поясок с роговой застежкой. Очевидно, убийца боялся поранить себе руку и хотел как можно туже затянуть удавку…

Линдсей заставила себя отвлечься от ужасающей картины. Она отметила, что все окна были закрыты, правда, задвижки на них не были заперты. Потом, решив, что с нее довольно, быстрыми шагами вышла в коридор.

– Откуда я могу спокойно позвонить?

– Вам лучше воспользоваться телефоном в моем кабинете. – отозвалась мисс Овертон. – Попросите кого-нибудь из девочек проводить вас. Я должна остаться здесь до прибытия полиции. Может быть, вам требуется что-нибудь еще?

– Честно говоря, я бы хотела получить ваш комментарий, – смущенно ответила Линдсей.

– Хорошо. Можете говорить, что я в шоке от этого ужасного преступления, от страшной смерти мисс Смит-Купер. Она была выдающейся женщиной и никогда не забывала свою школу. Мы можем только молить Господа, чтобы полиция как можно скорее разыскала убийцу. – Сказав это, мисс Овертон отвернулась.

Линдсей поняла этот жест, продиктованный отвращением к произошедшему.

Линдсей быстро направилась по коридору в сторону зала для собраний. Прежде чем выйти на люди, она остановилась и вынула свою записную книжку. Подойдя к подоконнику, быстро записала последние слова мисс Овертон, пока они не вылетели у нее из головы. Сама не зная почему, она хотела как можно точнее процитировать директрису. Потом выглянула в окно. Было уже темно. Ни с того ни с сего стать свидетельницей убийства в школе… Душа ее роптала и бунтовала против такого поворота дел, потому что ей не давала покоя одна эгоистичная мыслишка:

– Из-за этого дурацкого убийства я теперь не смогу наладить отношения с Корделией. – пробормотала она вполголоса.

Чтобы себя подбодрить, Линдсей напомнила себе, что ей выпала редкая для журналиста удача оказаться в центре событий, а это поможет ей сорвать неплохой куш. После этого она заставила себя забыть о мертвом теле, которое так и стояло у нее перед глазами. Проанализировать охватившие ее чувства она успеет и потом, Линдсей посмотрела наверх, на галерею, но ни Пэдди, ни Корделии там уже не было. Она огляделась по сторонам, надеясь увидеть хоть одно знакомое лицо, и заметила поднимавшуюся в зал Кэролайн. Окликнув ее, мисс Гордон попросила проводить ее в кабинет мисс Овертон. Кэролайн кивнула и быстро побежала вниз по лестнице, но посреди нее остановилась и, обернувшись, заговорщическим тоном проговорила:

– Все-таки что там случилось с этой вашей Смит-Купер? Это, конечно, не мое дело, но я же вижу, что все учителя носятся по школе, как куры, которым только что отрубили головы. Из-за чего весь этот шум? Почему должна приехать полиция?

12
{"b":"18620","o":1}