ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как бы там ни было, я ему посудомоечной машиной работать не собираюсь.

Я нашла в кухонном шкафу пару китайских палочек и клеенку и вернулась в гостиную. Ричард выложил еду. По горькому опыту я знаю, что если надолго оставить Ричарда наедине с китайской едой, то имеешь все шансы остаться без ужина.

К сожалению, я была связана обещанием и не могла порасспросить Ричарда о Джетте и Мойре, хотя именно сейчас мне бы очень пригодился его совет. Но Ричард, похоже, получал какое-то мазохистское удовольствие от бесконечного перемалывания вчерашней истории. Что ж, по крайней мере, из разговоров о Джетте я могу извлечь что-нибудь полезное для себя… Но Ричард не говорил о Джетте: его интересовал только Нил Уэбстер.

– Я не понимаю! – повторял он. – Просто не понимаю, как так можно! Нил Уэбстер, господи боже мой. У нас его все ненавидят – понимаешь, вообще все! Он облапошил столько народу, что уже сам счет потерял. Знаешь, за что его вышибли из «Дэйли клэрион»? За махинации с казенными деньгами! Между прочим, почти все журналисты почти во всех газетах крутят с казенными деньгами. Так можешь себе представить, каким тупым ослом надо быть, чтобы тебя за это выгнали! Этот Уэбстер все время торчит в каком-нибудь баре. В жизни не видел никого, кто бы так пил. Люди для него – дерьмо. Ходили слухи, что свою первую жену он морил голодом. А когда он вылетел из «Дэйли клэрион», то двинул в Ливерпуль, решил побыть внештатным корреспондентом. Он там спутался с одной девицей из местной газеты, между прочим, очень симпатичная и неплохая девица. Вытягивал из нее деньги на очередную аферу, даже обещал, что женится на ней. А сам прямо в день свадьбы сбежал. Так и оставил ее стоять столпом в мэрии! Он удрал в Испанию, а ей оставил на память телефонный счет на пять тысяч, это не считая остальных долгов. А потом открылось, что она оформляла ему платежи в газете по липовым документам, – он ничего для них не писал. И эту девушку уволили. Вот что это за тип. И Кевин считает его подходящей кандидатурой!

Ричард замолк и взял еще одно ребрышко.

– Может быть, Кевин специально нанял именно его, – задумчиво сказала я. – Может, он что-то знает про Нила Уэбстера… и с помощью этих знаний рассчитывает им управлять?

– Не думаю, – отозвался Ричард с набитым ртом. Он прожевал и добавил: – Скорее всего, Джетт не так уж настаивал, чтобы писал за него именно я. Да и потом, ты что же, думаешь, Нила можно просто так держать на привязи? Как бы не так! Неужели Кевин считает, что Нил будет следовать указаниям?! Да этот сукин кот и слушать не захочет, что ему говорят, и будет делать все по-своему, и плевать ему на все!

– Ну хорошо, а ты не подумал о том, что Нил, в конце концов, не профессиональный рок-журналист? Это ты знаешь, куда нужно сунуться, если хочешь покопаться в чьем-нибудь белье. Но Нил-то не знает. Вот он и будет довольствоваться информацией, полученной от Кевина, и не захочет копать глубже. И они получат ровно такую книжку, какая им нужна. Джетт говорит, Нил на время работы устроил себе кабинет прямо у него дома, в Колкатт-Мэнор.

– Вот-вот! Кевин думает, что Нила ему будет удобнее контролировать, чем меня, но я готов что хочешь прозакладывать, что в результате этот Нил устроит им такое, что мало не покажется! Думаешь, он не станет кусать руку, которая его кормит? Как же!

– Да… Похоже, Джетту не повезло.

– Кевин ему не впервые подкладывает свинью, – убежденно сказал Ричард. – И вряд ли в последний раз.

Это прозвучало интригующе. К тому же это был хороший повод перевести разговор с личности Нила Уэбстера на других обитателей Колка! Мэнор.

– Что ты имеешь в виду? – мягко спросила, накручивая на палочки немного вермишели, – пока Ричард не поглотил ее всю.

– Мне всегда казалось, что Джетту приходится работать больше, чем другим музыкантам такого уровня. Хотел бы я спросить у Кевина, что это значит!

– А вдруг Джетту просто так нравится? – предположила я.

Ричард покачал головой:

– Что ему нравится? Отдавать все свое время и все силы? Он все время то на гастролях, то готовится к какому-нибудь турне, а ведь мог бы ездить, скажем, раз в год. Да к тому же записывает каждый год по альбому. Он ненавидит ток-шоу, но Кевин постоянно заставляет его участвовать то в одном, то в другом! Он даже притащил Джетта на радио, вести передачу. Одним словом, у Джетта практически нет никакого свободного времени. И так вот уже четыре года. Я не знаю, зачем Кевин все это делает, возможно, они с Джеттом про сто хотят накопить столько денег, чтобы можно было сидеть сложа руки всю оставшуюся жизнь. А может быть, это я как-то неправильно сужу… Но на месте Джетта я бы поискал другого менеджера.

Так, здесь я ничего не добилась. Ричард перешел к свинине, а я решила попробовать зайти с другой стороны.

– Слушай, а ведь ты бы мог начать писать биографию Джетта без его санкции? – спросила я. – Ты же, наверное, знаешь массу подробностей его жизни, в том числе и таких, которые сам Джетт стал бы скрывать от публики. Ну, например, как они расстались с… Мойрой, кажется?

– Это да, конечно. Я могу раскопать сколько угодно деталей. Только не знаю, так ли уж это нужно, Джетт все-таки мне друг…

– У него весьма странные способы демонстрировать свою дружбу, – пробормотала я, дожевывая мясо.

– … кроме того, Джетт обидится и никогда больше не обратится ко мне.

– Ну, он же не единственный в мире рок-музыкант. Остальные не перестанут тебе доверять, – ответила я.

– Вряд ли эти остальные кинутся меня поздравлять, если я смешаю Джетта с дерьмом.

– Но ведь все поймут, почему ты это сделал?.. – Наш разговор зашел в тупик. Ничего узнать таким образом было явно невозможно, но и выбраться из этого тупика я пока не могла. И, в конце концов, если от такого разговора Ричарду станет хоть немного легче, то и прекрасно: помочь ему мне было гораздо важнее, чем помочь Джетту.

Ричард пожал плечами:

– Не знаю, не знаю. Да нет, две книжки о Джетте – это слишком много, одну из них просто не будут покупать: Джетт ведь, честно говоря, не звезда международного масштаба.

Я поднялась и принесла из холодильника бутылку минеральной воды «Перье», которую Ричарду как-то подарил на день рождения администратор одной рок-группы, гастролировавшей в нашем городе. Администратор, по собственному признанию, украл воду в номере «Хилтона».

– А что, если… – медленно начала я. – Что, если тебе написать материал для воскресной газеты? Что-нибудь типа: «Этого вы не прочтете в автобиографии Джетта!»

Чудеса все-таки случаются: Ричард бросил палочки и позабыл о еде.

– Слушай, Брэнниган, – оживленно воскликнул он. – У тебя определенно тут что-то есть! – Он постучал себя по лбу. – Это же идея! Я могу все так организовать, что под статьей будет подпись ведущего полосы, и никто на меня не будет наезжать!

И тут Ричарда понесло. Я-то знала, что наутро, протрезвев и обдумав все при свете дня, он откажется от мысли обливать Джетта грязью в желтой прессе, но сейчас это было то, что нужно. Часа через два, когда Ричард отнес меня в постель, в мозгах у него был полный порядок, а от вчерашнего состояния духа, как и от свиных ребрышек, не осталось и следа.

Проснулась я, когда солнце уже светило вовсю. Настроение у меня было прекрасное, я быстро собралась и поехала в офис. Я явилась туда даже раньше Шелли и сразу же принялась записывать в компьютер все, что выболтал мне вчера вечером Ричард.

Пока я представления не имела, сможет ли это все мне пригодиться, но на всякий случай лучше пусть все будет записано в базе данных. Там информация будет спрятана куда более надежно, чем у меня в голове – тем более что под влиянием водки с грейпфрутовым соком моя память замет но ухудшается. От всей души молюсь Богу, чтобы Он не дал моему компьютеру познать вкус водки «Столичная».

В начале десятого раздался телефонный звонок, и Шелли соединила меня с Дереком – тем самым моим приятелем-полицейским. Дерек служит констеблем и смертельно боится любого повышения по службе, потому что видит, как тяжело иногда приходится его начальникам. Но свой отряд он любит. Ему нравится руководить и при этом чувствовать, что от него есть польза.

11
{"b":"18622","o":1}