ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Зачем тебе Мойра? – спросил мужчина с неприкрытой угрозой в голосе. Я не ответила, и он придвинулся ближе. – Только не надо мне впаривать, что ты из наших. Или что ты из полиции. Копы сюда приходят только по вечерам, когда здесь собирается толпа народу. Ну, так кто ты такая и что тебе нужно от Мойры?

Сейчас не время было придуриваться. Я молча вынула из кармана визитку и протянула своему собеседнику, от которого у меня уже начинался приступ клаустрофобии. Это помогло – мужчина слегка отстранился.

– Здесь нет ничего особенного. Просто Мойру разыскивает один ее друг. Если он ее найдет, она получит хорошие деньги.

Мужчина внимательно изучил карточку, а потом поднял глаза на меня.

– Частный сыщик, значит, – усмехнулся он. – Вот что, детка, тут ты Мойру не найдешь. Ее тут уже давно нет.

У меня сердце упало. Два дня назад мне было решительно наплевать, жива Мойра Поллок или нет, а сейчас, как оказалось, совершенно на оборот…

– Вы не хотите сказать, что…

Его губы снова изогнулись в усмешке. Похоже, это была его фирменная усмешка. Небось репетировал перед зеркалом с двенадцати лет.

– Была жива, когда отсюда съезжала. А сейчас – не знаю. Так колоться – долго не протянешь. Я ее выгнал год назад. Она тут вообще никому не была нужна. Все только думала, где достать очередную дозу.

– Вы не знаете, куда она могла поехать отсюда? – спросила я с замирающим сердцем.

Он пожал плечами:

– Может, и знаю. Смотря сколько дашь.

– А это смотря что вы мне скажете.

Мужчина криво улыбнулся:

– А ты этого не узнаешь, пока я тебе не скажу. Я в кредит не торгую. Сто фунтов, и я тебе скажу, куда она уехала.

– Да вы что, разве я вожу с собой такие суммы наличными? Пятьдесят.

Он покачал головой:

– Черта с два. Найдешь и наличными, если нужно. И не думай, что получишь информацию где-нибудь еще. Тут против Джорджа никто не пойдет, ясно? Вот что, через полчаса приходи сюда с сотней, и я тебе скажу.

Я поняла, что спорить бессмысленно. Кем бы ни был этот Джордж, сейчас он мог диктовать свои условия. Я устало кивнула и вышла наружу, к своей машине.

Короткая дорога из Лидса в соседний Брэдфорд как будто переносит тебя на другой континент. Едва миновав границу города, я оказалась в старом мусульманском районе. По улицам бегали девочки, закутанные с ног до головы так, что виднелись только бледные смуглые лица и кисти рук. Взрослые женщины, неторопливо шедшие по своим делам, старательно прятали волосы, а многие из них закрывали чадрой и лица. Мужчины же, наоборот, почти все были одеты поевропейски, хотя попадались и бородатые старики в традиционных национальных одеждах – свободные хлопковые штаны, белая рубаха навыпуск, а на голове – обязательная тяжелая чалма. Я проехала мимо новой мечети, чьи яркие минареты из красного кирпича, похожие на пряничные домики, резко выделялись на фоне некрасивых пыльных террас.

Почти на всех лавочках были вывески по-арабски; я поймала себя на том, что на единственную английскую вывеску, указывающую дорогу к центру, уставилась с таким удивлением, будто увидела что-то из ряда вон выходящее.

На бензоколонке я остановилась, чтобы купить план города. У киоска стояли трое арабов, и один сидел за кассой. Я почувствовала себя куском мяса в мясной лавке – меня оглядели со всех сторон, детально обсудили и прокомментировали каждую деталь. (Содержание их беседы можно было прекрасно понять и не зная языка.)

Я забралась в машину и развернула карту. Место, в которое я направлялась, было не очень далеко, и я наметила кратчайший путь. От Джорджа я получила информацию, которая не стоила и половины потраченных денег: он не назвал мне никакого точного адреса, сказав только, что Мойра уехала в Брэдфорд и работала там в районе улицы Мэннингэм-лейн. Джордж даже не знал (или не захотел сказать) имя ее сутенера, хотя утверждал, что это был не азиат, а чернокожий.

В начале второго я припарковалась на небольшой улочке рядом с Мэннингэм-лейн. Я вышла, и мне в нос ударил резкий запах соуса карри. Только сейчас я поняла, что умираю от голода: у меня ни крошки во рту не было со вчерашнего вечера. Сейчас было самое время где-нибудь перекусить. Как раз на углу я заметила небольшое кафе и направилась туда. Внутри оказалось с десяток пластмассовых столиков, три из которых были заняты; посетители кафе представляли собой довольно разношерстную смесь – там были и пожилые арабы, и девушки-проститутки, и молодые ребята, по внешнему виду и одежде похожие на строителей. Я прошла прямо в угол, где у прилавка возле жаровни стоял подросток в замасленном поварском костюме. Такое же замасленное меню на стенке предлагало цыпленка по-мадрасски, деаттар панир, баранину роган джош и цыпленка дясалфрези. Я попросила баранину, и паренек бухнул в пиалу большую порцию. Еще недели две назад, окажись я случайно в таком кафе, я бы немедленно удрала оттуда на большой скорости. Однако после долгой слежки за братцами Смарт я пришла к выводу, что голод оказывает любопытное воздействие на зрение, – как-то перестаешь замечать некоторые детали, например, жир на ложках, которые тебе дают в придорожных закусочных. А ведь это кафе в Брэдфорде по сравнению с теми самыми закусочными – не иначе как «Гранд-отель», ей-богу.

Я села за столик рядом с тем, где сидели девицы. На столе стоял стакан с ложками, я взяла одну и набросилась на еду. Только теперь я поняла, как же сильно проголодалась. Баранина была потрясающе вкусной, соус карри – по-настоящему пикантным. И все вместе стоило дешевле какого-нибудь сандвича в обычной закусочной. Я и раньше слышала, что самую вкусную еду в Брэдфорде подают в арабских кафе, но всегда считала это издевкой или иронией. На этот раз мне было очень приятно, что я оказалась неправа.

В пиале не осталось ни кусочка и ни капельки, и тогда я повернулась к соседнему столику, где сидели три девушки, и достала фотографию Мойры. Проститутки как раз докуривали по последней сигаретке, прежде чем выйти на работу. Я положила снимок перед ними.

– Я ищу эту женщину, – объявила я, бесцеремонно прерывая их разговор. – Я не из полиции и не охочусь за ее деньгами. Мне просто нужно с ней поговорить. Ее разыскивает один друг, но если она сама скажет, что не хочет с ним встречаться, этого мне будет вполне достаточно. – Я вынула визитку и бросила на столик рядом с фотографией.

Младшая из проституток, усталая девушка евразийской внешности, оглядела меня и произнесла:

– Убирайся к черту.

Я вопросительно подняла брови.

– Но ведь я просто спросила. Ты уверена, что не знаешь, где ее искать? Поможешь мне – и тебе может кое-что перепасть…

Остальные две неуверенно взглянули друг на друга, но неприветливая евразийка уже поднялась и злобно ответила:

– Деньги засунь себе в задницу, ясно? Нам тут шпики не нужны – ни в фуражках, ни частные. Убирайся к себе в Манчестер, пока цела! Все, девочки, пойдемте. Мне тут запах не нравится.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

13
{"b":"18622","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как купить или продать бизнес
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Зеркало, зеркало
Девочки-мотыльки
Колдун Его Величества
Против всех
Свинья для пиратов
Там, где цветет полынь
Нойер. Вратарь мира