ЛитМир - Электронная Библиотека

— Знаешь, — сказала Ким, — если мы сейчас ошибемся, второго шанса у нас может не быть.

— Мы делаем что можем.

Ким поглядела на звезды, на Мэтта, сидящего с закрытыми глазами, принимающего на себя чужую боль, старающегося делать то, что делал всегда — повернуть по возможности все к лучшему. С точки зрения долгосрочной перспективы нам лучше держаться подальше. Он оставил для нее открытую дверь, ведущую обратно в Институт.

— Не понимаю, — сказала она, — почему они не отвечают. Уж о «Доблестном» они должны были бы поговорить.

Он пожал плечами:

— Кто знает? Может, они думают, что мы хотим еще один такой захватить. Или передаем картинки без всякого смысла.

— А в чем будет смысл?

— Не знаю. А какой должен быть смысл?

— «Здравствуйте, мы очень сожалеем».

— Тогда, быть может, надо им показать, что «Доблестный» у нас. Они же не знают на самом деле…

— Ага! Может быть, ты и прав, Мэтт. Мы пока что посылаем…

— Только кучу картинок. Может, надо показать им сам корабль.

Ким открыла канал к пилоту:

— Али, когда будет следующее сканирование?

— Идет как раз сейчас.

— Все еще с интервалом в шестьдесят три минуты?

— Да.

— Сколько у нас времени до прибытия нашего доброго капитана?

— Примерно полтора часа.

— Значит, время еще есть.

— Для чего? — спросили одновременно Мэтт и Али.

— Для выхода наружу. Али, ты можешь сделать так, чтобы на следующем зондировании мы были в тени планеты? Нам нужно прикрыться от этого солнца.

* * *

Мэтту это не понравилось, но поколебать ее решительности он не смог.

— Как бы там ни было, но я с тобой, — сказал он в конце концов.

— Ты бывал снаружи кораблей?

— А ты?

На том конце коридора была лестница, поднимавшаяся к шлюзу. Ким и Мэтт достали «Доблестный» с витрины, поставили на пол, и Ким тщательно обернула его пластиком.

Али обратился к ней из пилотской кабины, стараясь переубедить. Он напоминал, что у нее нет опыта работы вне корабля. Это опасно. Это бессмысленно. Лучше этого не делать.

Ким поблагодарила его за заботу.

— Я должна попытаться, — сказала она. — Больше у нас ничего не осталось.

Они с Мэттом подняли корабль по лестнице, выбрали пару скафандров и оделись.

Али пришел проверить, что все сделано правильно. Он попытался продолжать уговоры, но кончил словами, что на ее месте поступил бы точно так же.

— Поскольку вряд ли мы сюда вернемся.

Он вышел на площадку, и Ким начала выпуск воздуха из шлюза.

— По крайней мере время выбрано удачно, — сообщил Али по рации скафандра. — Следующее сканирование через восемь минут. А какого события ты ждешь там, снаружи?

— Надеюсь пожать руку инопланетянам.

Открылся внешний люк шлюза. Ким и Мэтт вышли наружу. Это было как выйти ночью на крышу.

Верхняя секция корпуса была плоской и прямоугольной, огороженной перилами высотой в половину человеческого роста. Это было еще в пределах гравитационного поля корабля.

Ким поставила «Доблестный», подошла к краю крыши и заглянула на ту сторону. Голова закружилась, будто она стояла на бесконечно высоком доме, фундамент которого терялся в пустоте. Слева лежал газовый гигант со своей системой колец и лун, закрывая от солнца.

— А что будет, если я свалюсь? — спросила она у Али.

— Ничего. Не упадешь. Но уплыть — уплывешь. И потому лучше не подходить слишком близко к краю.

Мэтт оставался в центре крыши возле «Доблестного».

— Минута до сканирования.

Ким подошла и положила Мэтту руку на плечо. У него был убитый вид.

— Ты хочешь помочь?

— Конечно.

— О'кей. — Ким сняла пластик с кораблика. Мэтт по ее примеру взялся за корабль с одной стороны, она — с другой, и они подняли его с палубы. — Вверх его, — сказала Ким и они подняли кораблик над головой.

Али отсчитывал последние секунды.

— О'кей, ребята, световая отметка. Нас сканируют. Ким будто ощутила покалывание зондирующего излучения, проходящего через три палубы «Мак-Коллума», через нее и обнаруживающего «Доблестный».

— Без толку все это, — произнес Мэтт. — Как религиозный ритуал.

— А это и есть религиозный ритуал.

Ким попыталась приподнять корабль повыше и чуть не упустила.

— Осторожней! — предостерег Мэтт.

— Продолжают сканировать, — сказал Али. — На этот раз дольше.

Ким, помня, что раньше сканирование продолжалось три секунды, начала считать.

— Кажется, на нас обратили внимание.

— Надеюсь, — ответил Мэтт. Она досчитала до девятнадцати.

— Маркер погас, — сообщил Али. — Сканирование кончено.

Ким и Мэтт опустили кораблик на палубу.

— Ким! — снова позвал Али.

— Что?

— Это продолжалось двадцать шесть секунд.

Мэтт оглянулся, может быть, высматривая материализовавшиеся среди звезд огни. Но небеса не изменились.

— Можно уже идти домой. Здесь нам делать нечего.

Ким с трудом села возле «Доблестного». В скафандре это было трудно.

— Я еще посижу.

— Ким…

— Все в порядке, я просто еще не созрела уходить. — Дверь шлюза стояла открытая, изнутри лил свет. — Как только мы уйдем, все кончится.

Он подошел и встал рядом.

Она глядела в вечность, поверх гигантского шара с кольцами, мимо россыпи алмазных звезд, мимо световых рек. И думала об Эмили, погибшей в момент триумфа.

Голос Али:

— Заметили движение.

Терри Танака наблюдала за экранами в центре управления.

— Ким, что-то видно!

Ким с усилием встала:

— Это не «Бесстрашный»?

— Ни в коем случае, — ответил Али взволнованным голосом. — «Бесстрашный» все еще позади нас.

— А где? В какой стороне видно?

— Пеленг ноль шесть ноль, — сказал Али. — Вверх градусов на тридцать.

Ким пришлось вернуться в шлюз, чтобы сориентироваться по носу корабля.

— Объект появился только что, — сообщил Али. — Не знаю откуда.

Хотя и затененная планетой, ослепительная ярость Алнитака пылала. Мэтт приложил перчатку к визору и посмотрел в указанном направлении.

— Ничего не вижу, Ким.

Она тоже ничего не видела.

— Получаем аномальные показания, — доложил Али. — Конфигурация продолжает меняться. Я думаю, это звездолет.

— А что же еще? — удивился голос Сандры. У Ким чаще забилось сердце.

— Форму не меняет? — спросила она.

— Ким, «Бесстрашный» вышел на связь. Кажется, они там несколько возбудились.

— Сколько до него? До предмета с меняющейся конфигурацией?

— Около восьми километров, дистанция уменьшается. Не могу понять, как он оказался так близко, а мы его не заметили.

— Ким, — захлебнулся голос Эрика, — принимаем изображение.

— Текст! — сообщил Пол и взвизгнул: — Это от них!

И Мори:

— Ты уверен? Это же по-английски!

Ким услышала аплодисменты, тут же затихшие. Снова Эрик:

— Я не знаю, о чем это они.

— Ой-ой, — протянула Мона.

— Что они говорят? — спросила нетерпеливо Ким.

— Они спрашивают: «Где они?»

— Где кто? — переспросил Мэтт. По спине Ким пробежал холодок.

— Думаю, они хотят знать, что случилось с экипажем «Доблестного».

— Ким, — произнес голос Али, — эта штука похожа на облако. Когерентное. Движется направленно.

— Слышу.

— Может быть, это такая же пелена. Лучше бы тебе войти внутрь.

— Мэтт, — сказала она, — ты иди. Закрой шлюз и не открывай, пока я не скажу.

— Плохо придумано, — заявила Терри.

— Ким, вернитесь внутрь оба. И быстро. У вас всего пара минут.

Мэтт быстро подошел к шлюзу и застыл в световом пятне, поджидая Ким. Она поглядела на «Доблестный», выглянула за правый борт, подняв глаза градусов на тридцать к небу. И не увидела ничего.

— Давай, Ким! — поторопил Мэтт. — Мы тут ничего не сделаем, только зря погибнем.

Критический момент.

— Сообщи, что они погибли. Мы очень сожалеем, но они погибли. При несчастном случае.

103
{"b":"18623","o":1}