ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, знаю.

Она знала, что Бентону в момент гибели отца было одиннадцать лет. Он жил с матерью и вряд ли часто видел прыгающего среди звезд Кайла.

— А вы не унаследовали интерес отца к межзвездным экспедициям?

Он пожал плечами:

— Не особенно. Он хотел найти в космосе жизнь. Конечно, если она там есть, я бы не отказался быть тем, кто ее обнаружит. Но не могу сказать, что готов посвятить этому деньги и время. Слишком много есть других дел. А шансы очень малы.

Он глянул на коммуникатор, посмотрев, сколько времени. Сигнал, что встреча заканчивается.

— Бен, — спросила она, — вы не думаете, что «Охотник» как-то связан со взрывом на пике Надежды?

Кажется, его лицо на миг окаменело, но трудно было сказать точно. Голос стал явственно прохладнее.

— Абсолютно не знаю. Но не понимаю, какая тут может быть связь.

— Тогда много говорили об антиматерии, — сказала она.

Его лицо сделалось подозрительным.

— Ким, я уверен, что вы собрали все подробности, которые смогли найти. Вот что: я тоже слышал такие теории. Видит Бог, я среди них вырос. Но я честно не могу себе представить, зачем бы Маркис или мой отец брали горючее с «Охотника», везли его в ту деревню и взрывали гору. Или, если на то пошло, как они могли бы это сделать. Вытащите элемент из магнитного контейнера, и она взорвется тут же. — Он глядел на нее взглядом не сердитым, но настороженным. Даже разочарованным. — А как вы думаете, Ким, что там случилось?

Она позволила себе отвести глаза.

— Не знаю, что и думать. Ведь действительно это был взрыв антиматерии…

— Нет никаких признаков.

— Продукты взрыва наводят на такое предположение.

Он покачал головой, показывая ей, что перестает верить в ее здравый смысл. Она могла бы сказать, что единственными людьми в округе, имевшими доступ к антиматерии, были Кайл и его отец. Но не надо было настраивать его против себя. В конце концов, она же не могла утверждать, что больше никто этого доступа не имел.

— Позвольте мне высказаться начистоту, — сказал Трипли. — Вы думаете, что мой отец и Кейн проводили какой-то эксперимент и этот эксперимент вышел из-под контроля. Или что они были участниками кражи.

— Я этого не говорила!

— Это явно подразумевалось. — Он глядел на нее в упор. — Но этого не было. Мой отец не был физиком-экспериментатором. Он был инженером. И не мог участвовать в предприятии подобного рода. Не мог.

— А Маркис?

— Кейн был капитаном звездолета. — Он выпрямился в кресле. — Нет. Оставим это. Послушайте: я не больше любого другого знаю, что случилось в Северине. Но я чертовски хорошо знаю, что дело не в том, будто мой отец возился с топливным элементом. Может быть, это был метеор. Просто и ясно.

— Бен, — спросила она, — а не знаете ли вы, зачем Йоши Амара могла бы находиться на вилле вашего отца в момент взрыва?

Глаза его стали колючими.

— Что вас наводит на такую мысль? Я не слышал, чтобы такое обвинение выдвигалось.

Она слишком далеко зашла. Что теперь ему сказать? Что она нашла туфлю размера Йоши?

— Есть некоторые факты, — сказала она, бросаясь вперед.

— Можно ли спросить какие?

— Предмет одежды. Возможно, принадлежавший ей. Точно сказать нельзя.

— Понимаю. — Он снова поглядел на «Охотник». — Меня не убеждает. Ким, я надеюсь, вы к этому не будете возвращаться. Что бы там ни случилось, действующие лица давно мертвы.

Она кивнула:

— Не все. Некоторые все еще интересуются, что случилось с их родственниками.

Он хлопнул в ладоши:

— Вот оно что! Вот почему вы так похожи на Эмили.

— Да.

— Сестра? Дочь?

— Сестра.

— Мне очень жаль, — сказал он. — Действительно жаль. Я понимаю ваши чувства. Но это наша общая потеря, с которой надо просто смириться. — Он вышел из-за стола и проводил ее до двери. — Оставьте это, Ким. Я не больше вас знаю, что с ними случилось, но давно уже научился с этим жить. И вам советую.

«Ворлдвайд интериор» специализировалась на внутренней отделке личных и корпоративных яхт высших руководителей. Компания о себе говорила, что, после того как «Интерстеллар» ставит электронику, «Ворлдвайд» создает среду и превращает корабль в дом.

Экскурсоводом Ким оказался Джейкоб Айзекс. Он, как гласила поговорка, перевалил в четвертую четверть, то есть был старше ста пятидесяти лет. Джейкоб начал седеть, походка его потеряла энергичность.

— Начальство считает, что я создаю достоинство, — сказал он Ким с улыбкой.

Действительно, в обществе, где почти каждый выглядел Молодым, люди, не скрывающие свой возраст, имели преимущество и им часто отдавали предпочтение при приеме на работу и в служебной карьере.

Они обходили виртуальный «Охотник», и Джейкоб рассказывал о возможностях корабля. Не о разрешающей способности локаторов или преимуществах ходовых систем, а о более косметических качествах. Конструкция корпуса и эстетические соображения. Обратите внимание на равновесие архитрава и портика. Посмотрите на террасы второго уровня. Такой корабль можно было бы поставить в самом аристократическом месте Марафона, и он не казался бы неуместным. Если, конечно, не считать ходовых труб сзади.

И посадочного модуля, закрепленного под кораблем.

Ким объяснила, что работает над историей корпоративного флота за последние пятьдесят лет и потому заинтересовалась компанией «Ворлдвайд». Как и когда она начала заниматься отделкой корабельных интерьеров?

— Наша основательница, Эстер де Соль, начинала с торговли продуктами питания. Компания «Де Соль и Уиннетт». — Айзекс посмотрел на Ким, будто ожидая, что она вспомнит эту фирму. Она кивнула, будто вспомнила. — Легенда такова, будто Эстер полетела на Землю навестить родственников и обратила внимание, как плохо кормят на борту. Здесь она увидела свой шанс. Она приобрела контракт и стала снабжать звездолеты превосходной кухней по разумным ценам. Дальше пошло само. Много есть корпораций, которые занимаются обслуживанием двигателей и электронных систем, но отделкой должны были заниматься сами перевозчики. Дело было дорогое, хотя и необходимое, и делалось методом проб и ошибок.

— А теперь вы занимаетесь внутренней отделкой всех видов.

— И внешней тоже. Мы называем это косметикой. Продуктами питания, кстати, мы больше не занимаемся — это направление мы продали много лет назад. Зато занимаемся всем остальным.

Он повел ее в операционный отсек посмотреть сам корабль. Тот плавал рядом со станцией, двое техников заменяли антенну.

— Он куда-то летит? — спросила Ким.

— Завтра, на Пасифику.

Айзекс подвел ее к входной трубе:

— Хотите заглянуть внутрь?

— Да, если можно.

Воздушный шлюз выводил на палубу, в галерею с дюжиной дверей. Складной трап вел на верхний уровень, и другой такой же, напротив первого, — на нижний.

Внутренняя отделка поражала элегантностью. Ковры и мебель высшего сорта. Арматура из серебра. Окна с гардинами, мебель полированная, стены декорированы фотографиями из недавнего прошлого «Охотника». Но ничего, относящегося к временам Фонда Трипли. И трудно было удержаться от сравнения «Охотника» с суровыми спартанскими судами, на которых Институт возил своих техников по окрестностям звезд.

Почти всю главную палубу занимал центр управления полетом. Айзекс провел Ким через него, показал столовую и комнату отдыха.

Кабина пилота находилась наверху. Они поднялись и остановились, ощущая дыхание истории. Последний полет Маркиса Кейна в качестве капитана. Внутри стояла пара кожаных кресел перед приборной панелью с экранами. Ким вошла и села в левое — кресло пилота.

Остальную часть второго уровня занимали жилые помещения. Интересно, где была каюта Эмили.

Служебные помещения — трюмы, кладовые и системы жизнеобеспечения — находились на нижнем уровне. Здесь было просторно, если учесть скромные размеры корабля, и уровень был разделен на пять герметических отсеков и центральный коридор, идущий вдоль хребта корабля.

21
{"b":"18623","o":1}