ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Теряя Лею
Магический пофигизм. Как перестать париться обо всем на свете и стать счастливым прямо сейчас
Зулейха открывает глаза
Замок из стекла
Совсем не женское убийство
Время не властно
Темнотропье
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Текст, который продает товар, услугу или бренд

— Простите, что вынужден прервать нашу беседу, но мне действительно нужно работать.

И он буквально вылетел из комнаты. Ким только уставилась ему вслед.

* * *

Катастрофа, в которой погибли родители Ким, была из тех аномальных событий, которые считаются невозможными. Люди иногда погибают. Они падают на горных восхождениях, выходят в море в шторм, погибают от судорог в воде, но транспорт — вещь безопасная на сто процентов. Или очень близко к тому.

Потом Ким взяла к себе тетя Джессика, и среди многих даров этой милой женщины Ким получила любовь к таинственным историям. Хотя для знакомства с Вероникой Кинг ей понадобился Маркис Кейн.

В поезде на обратном пути Ким углубилась в «Ужас Паркингтона», одно из ранних приключений эксцентричного частного сыщика. Дом детектива на Мур-Айленде был полон археологическими находками эпохи раннего заселения. Атмосфера была готической, драма сюжета разворачивалась в развалинах среди океана или в далеких горных убежищах, где из окон комнат и мансард глядело безумие их строителей.

Но Ким не удавалось выбросить из головы беседы с Трипли и Герхардом. Исполнительный директор убедил ее, что, если что-нибудь и произошло в последнем полете, он этого не знает. И не хочет знать.

А Герхард что-то скрывал. Интересно, какую тайну он может охранять? Судя по его реакции, эта тайна до сих пор может причинить ему неприятности, даже после стольких лет. Единственное, что приходило ей в голову, это то, что на «Охотнике» не было неисправности или была, но другая, не та, о которой было заявлено, и Герхард подделал записи. Если так, значит, «Охотник» вернулся не из-за необходимости ремонта. Но какие еще могут быть причины?

Даже если Шейел прав и контакт был, зачем такая секретность?

«Морской орел» стал слегка покачиваться, и в салон проник свежий соленый воздух. Иногда пролетал встречный поезд.

Ким открыла канал в свой офис.

— Привет, Ким! — сказала Андра. — Как там «Королева звезд»?

— Ушла из этого мира, — ответила Ким. — Ты занята?

— А как же! У меня всегда работы по горло. Ты сама знаешь. — Знаю. Когда разгребешь эту кучу, сделай кое-что для меня. В 573 году был взрыв в долине Северина. Взлетел на воздух склон горы, много людей погибло. Слыхала про это?

— Смутно. — Это значило «нет».

— Это случилось на пике Надежды. Я тебя прошу, чтобы ты нашла по этому событию все, что сможешь, и выложила мне. Репортажи, статьи, рапорты полиции — все, что будет. Один из погибших, Кайл Трипли, только за пару дней до того вернулся из межзвездной экспедиции на «Охотнике». Примерно в то же время исчезли два других члена экипажа, женщины. — Ким назвала имена. — Найди по ним все, что будет, узнай, чем они занимались в свободное время, с кем дружили — все вообще. И по Кайлу Трипли тоже. Он был исполнительным директором «Интерстеллар». И еще я хочу знать, был ли кто-нибудь арестован и вообще предъявлялись ли обвинения.

— Ладно. А можно спросить зачем?

— Сама еще не знаю, Андра. Ты можешь сегодня после обеда мне все это выдать?

— Если ты хочешь.

— Заранее спасибо. И пошли это все ко мне домой, я прямо туда. И еще, Андра…

— Да?

— В Вилинг-Бэй есть женщина-археолог, Тора Кейн. Посмотри, ты мне можешь организовать завтра поездку туда к ней?

Ким откинулась в кресле, положив электронную книгу на колени, и закрыла глаза. По спине бежала беспокойная дрожь.

Дома она нашла записку от Мэтта с поздравлением по поводу события «выдающегося, если судить по репортажам». Кроме того, на три часа у нее была назначена встреча с Торой Кейн в месте, названном Колсон-сайт, рядом с кабиной для вызова такси.

Если не считать бывших жен, единственным известным родственником Кейна и единственным человеком, с которым он поддерживал близкие отношения, была его дочь Тора. В отчетах приводились ее слова, что отец никогда уже не был прежним после события на пике Надежды, что он пытался остаться жить в Северине, надеясь на восстановление деревни. Но никто больше этого не хотел. Слишком много горьких воспоминаний. А потом сообщили, что плотину будут сносить.

Бывшие жены устроили каждая свою жизнь. Кажется, они не держали зла на Кейна, но было очевидно, что после истечения срока брака никаких отношений не сохранялось.

Ким смотрела снимки дочери Кейна, когда прибыли файлы с информацией по Эмили, Йоши и пику Надежды.

Взяв себе на обед сыр и фрукты, Ким вернулась в гостиную, села за кофейный столик, сходила за вином и велела Шепарду начинать.

Конечно, почти все, что Андра накопала по Эмили, Ким давно и хорошо знала. Дата поступления в школу, написанные ею статьи, должность младшего руководителя в «Вайдбейз коммюникейшн» до перехода в Фонд.

Но, читая статьи, глядя на фотографии, помещенные среди характеристик, данных ей коллегами, Ким начала понимать, что никогда и близко не понимала настоящую Эмили Брэндивайн.

Одна выдержка из типичного эссе Эмили выдавала ее глубочайшую увлеченность:

Где-то далеко другие глаза, не наши, смотрят на звезды. И пусть не будет в этом никакого сомнения. Будь это не так, пришлось бы нам признать, что наше существование почти лишено смысла — можно только есть, пить и размножаться. Мы пробудились к жизни на берегу бесконечного моря. Какая бы сила ни сделала это, она, несомненно, хотела, чтобы мы не были одиноки, чтобы мы ушли в это море и составили карты его течений и глубин, исследовали его острова и обняли встреченных нами мореплавателей.

К сожалению, эти острова дальше друг от друга, чем мы могли бы себе представить. Среди нас многие считают, что нужно все это оставить и просто сидеть дома. Быть довольными нашими теплыми солнцами, плавать вдоль берегов. Но я скажу, что если мы пойдем этой дорогой, то потеряем то, что более всего сохраняет нас: тягу рваться в неизвестное. Если же мы будем верны себе, то неизбежно настанет день, когда мы поднимем бокалы с братьями и сестрами, рожденными под светом чужих солнц.

Несколько пафосно, но в искренности автора сомневаться не приходится. Эмили не готовилась стать ученым и потому заключения строила более на основе эмоций, нежели фактов. Человечество не может быть одиноким, потому что вселенная так огромна. Потому что нам надо с кем-то поделиться своими мыслями о ней.

Реальность же, конечно, состояла в том, что появление жизни на Земле, очевидно, потребовало стечения обстоятельств столь необычного и счастливого, что это событие вполне может оказаться и уникальным. Вполне возможно, что человечество является единственным разумным видом на всех этих миллиардах световых лет. Ночью, в темноте, у Ким закрадывалось подозрение, что так дела и обстоят. Она никому бы в этом не призналась, даже Солли. Слишком много лет она агитировала за проект «Маяк» — единственный проект Института, который мог заинтересовать нужных людей.

Йоши Амара письменных работ не оставила, если не считать ее диссертации, относящейся к термодинамике атмосферы. В команду Трипли она попала, когда ей было чуть за двадцать. Полет на «Охотнике», как определила Ким, был ее первым путешествием за пределы родного мира.

Она посмотрела видеозаписи. Эмили уговаривает Торговую палату Альгонды поддержать общественное финансирование для пожилых граждан; Эмили выступает перед первокурсниками Университета Меллинды семьдесят первого года, преподавая то, что обычно преподают уже аспирантам; Эмили участвует в симпозиуме по теме «Куда лежит наш путь?» — симпозиум был посвящен не космическим исследованиям, а уменьшению населения, и Эмили увлеченно отстаивала идею агитировать народ заводить побольше детей.

Ким переключилась на файл Трипли и увидела Кайла на заседании основателей Фонда, старающегося объяснить, почему важно продолжать поиск внеземного разума. Он и мысли не допускал, что таковой может не существовать. Ему пришлось повозиться — спор был нелегок. Кто-то из публики заметил, что все мы знаем, как ведут себя люди, и если внеземные разумные существа действительно существуют и ведут себя так же, как мы, то, быть может, лучше их не искать. Пусть себе живут.

25
{"b":"18623","o":1}