ЛитМир - Электронная Библиотека

К полуночи Ким заключила, что все товарищи Эмили по «Охотнику» — Трипли, Амара и Кейн, пилот — были именно такими, как казались. Может быть, действительно, все они, кроме Кейна, балансировали на грани фанатизма, и Эмили в том числе, но не приходилось сомневаться, что достигни они успеха в своем поиске чужой цивилизации, встреть хоть что-нибудь живое за пределами Сент-Джонса, они бы растрезвонили об этом на весь мир.

Значит, Шейел ошибся. Не мог не ошибиться. И все же оставалась большая вероятность, что туфля с виллы принадлежала Йоши.

И Герхард что-то скрывает. По записям выходит, что он почти тридцать лет назад выполнил рутинный ремонт. А когда она об этом упомянула, он тут же понял, о чем идет разговор. По взрыву на пике Надежды и его последствиям Андра прислала несколько сот документов.

Ким рассматривала изображения местности до взрыва и сразу после. Конечно, был кратер диаметром километр с четвертью, будто бросили атомную бомбу. Деревья далеко вокруг были вырваны с корнем и обгорели. Долину выкосило.

Картин разрушений было буквально сотни — разбитые дома, пылающие пожары, пробивающиеся в руины спасатели, уцелевшие, застывшие в шоке или бесцельно бредущие среди развалин.

Расследование оценило мощность взрыва в несколько килотонн. Но радиации не было. Правительственная комиссия записала в заключении: «Причины не установлены».

Никаких записей о пропаже топливного элемента с какого-либо корабля не обнаружилось, равно как и о неправильной утилизации отработанных элементов. Конечно, в планы преступника не входило быть пойманным, а записи не так уж трудно подделать.

Расследование взрыва и расследование исчезновения двух женщин велись независимо. Ни одно не дало результата.

Мемориальный музей «Могучего Третьего» был посвящен подвигам Третьего флота во время короткой, но кровавой войны с Пасификой. Когда-то доминировала теория, что межзвездной войны не будет никогда из-за ограничений потребляемой энергии, проблем подчинения враждебного населения целой планеты, невозможности навязать бой межзвездным силам противника, если те захотят его избежать, и того простого факта, что никто не сможет украсть столько, чтобы стоило тащить домой.

Все эти рассуждения рухнули, поскольку основывались на допущении, что война есть рациональное действие, предпринимаемое ради рациональной цели.

Очень мало лидеров в истории подсчитывали соотношение затрат и прибылей перед тем, как ввязаться в бой. Короли часто провоцировали конфликты с единственной целью: накормить свои войска за чужой счет. Либо для того, чтобы убрать из страны десятки тысяч недовольных и направить их агрессию в другую сторону, как было во время Крестовых походов, а еще — на Тигрисе во время Андрейских войн.

Историки все еще спорили о деталях постепенного шестидесятилетнего сползания к единственной известной межзвездной войне между Гринуэем и Пасификой. Это была война, которой ни одна сторона не хотела. Критическим фактором оказалось всеобщее убеждение, что вооруженный конфликт невозможен, а потому оба правительства безоглядно пользовались угрозами и демонстрациями силы.

Стрельба началась с того, что эсминец флота Пасифики принял круизный корабль за шпионский и открыл огонь, убив 212 пассажиров и почти всех членов экипажа. Когда Пасифика отказалась принести извинения (корабль действительно отклонился от курса), шаги, ведущие к войне, промелькнули как в ускоренном показе.

Конфликт бушевал полтора года. Было несколько больших битв. На третьи стороны налагали эмбарго, в налетах на военные цели погибли десятки тысяч людей, электронное оружие глушило энергетические сети и компьютерные системы.

Имя Маркиса Кейна было в этой войне прославлено. Он начал ее капитаном корабля сопровождения и закончил командующим эскадрой эсминцев. Получил полдюжины орденов. Отомстил за самое большое зверство этой войны — нападение на Хаталан, — уничтожив линейный крейсер «Хаммурапи», который возглавлял атаку. Но самым его известный подвиг был совершен в битве у Армагона, когда его эскадра прорвала атакующий строй эсминцев. Его собственный корабль, знаменитый 376, получил серьезные повреждения и одно время считался погибшим. Кейн привел его назад истыканным пробоинами, с разрушенной навигационной системой, с вышедшим из строя вооружением, с перебитым наполовину экипажем. Но он появился в родных небесах под всеми вымпелами.

Подвиг вошел в легенды и песни. О нем были написаны книги, и мало кто из мальчишек Гринуэя не играл в капитана Кейна на Триста семьдесят шестом.

Третий флот был главной атакующей силой Гринуэя. Он добыл почти все победы и понес почти все потери. Его командующий стал премьер-министром за свои заслуги, а его ветераны все еще собирались в память побед.

Мемориальный музей Могучего Третьего располагался на мирном холме на восточной окраине Сибрайта, где, согласно преданию, впервые высадились на Гринуэе люди с Земли. Он гляделся в воды отражающего его озера за тщательно подстриженным зеленым газоном и пешеходными дорожками. Посадочные площадки принимали ежедневно сотни посетителей.

Ким вышла из такси и пошла к музею по извилистой тропе мимо группы древних дубов. Считалось, что два самых старых были посажены первыми пассажирами «Созвездия». Но это событие произошло шестьсот лет назад, а такими старыми даже дубы не бывают. Однако легенда была красивая, и никому не приходило в голову ее оспаривать. День был прекрасен, полон солнца и запаха моря. Повсюду были студенты, туристы, дети. Ким вошла в здание, сверилась с путеводителем и пошла в восточное крыло. Вся эта секция была посвящена Триста семьдесят шестому и Маркису Кейну.

Здесь были фотографии героя, детали самого корабля и муляж полетной палубы. За стеклянной стеной стояло подлинное кресло командира. На коридор смотрела лазерная пушка корабля. На стендах лежали личные вещи экипажа, в том числе китель самого Кейна. Здесь же лежали подлинные бортжурналы на двух дисках, сверкавших алмазным блеском на подлокотнике кресла командира. Копии их продавались в сувенирной лавке музея. И лежал кусок окровавленной тряпки, которым инженер связывал топливные трубы, когда корабль получил пробоину.

Ким прочла копию письма, посланного родителям звездолетчика, погибшего на задании.

Она вошла в трехмерный дисплей ВР и прошла весь полет, видя его глазами Кейна. Вышла она потрясенная храбростью и умением этого человека.

Кейн не мог участвовать в обмане. Ни при каких обстоятельствах, которые вообще можно себе представить. Значит, если он сказал Шейелу, что ничего не случилось, это закрывает вопрос. И все же…

— А, Ким! — Она обернулась и увидела приятное лицо Микела Алаама, директора музея. — Рад, что ты нас не забываешь.

— Доброе утро, Микел. — Она обняла его и подставила щеку для поцелуя. — Как живешь?

У Алаама были волосы до плеч. Была в нем некоторая замкнутость, свойственная директорам музея, авторам беллетристики и гробовщикам.

— Спасибо, нормально. И что тебя привело к Могучему Третьему?

— Интересуюсь Маркисом Кейном.

— А, да. Потрясающий человек. Он здесь был на открытии. Даже помог нам как консультант, когда мы составляли экспозицию.

Остались фотографии этого события: Кейн пьет кофе с техниками, Кейн у лазерной пушки, Кейн смеется с чьими-то детьми.

— Правда? А когда это было?

— О, давно. Я тогда был еще интерном, но мне посчастливилось его видеть. Даже пожать ему руку.

Алаам задумчиво посмотрел на свою ладонь.

— И что ты можешь мне о нем рассказать?

— Мало что. Он был другом Арта Уэскотта, который тогда был директором. Я думаю, его вся эта шумиха несколько смущала. Но мы были в восторге, что он к нам приехал. Это был день открытия музея.

— То есть это было…

— Где-то в семьдесят пятом. Да, это же и был наш первый год. — Алаам задумчиво посмотрел на имитацию палубы. — Да. Он обошел стенды, со всеми говорил, подписывал автографы. Достойный человек. Не то что некоторые из тех…

26
{"b":"18623","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Квази
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
За тобой
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Сумерки
Девушки сирени
П. Ш. #Новая жизнь. Обратного пути уже не будет!
Очарованная луной
Правила развития мозга вашего ребенка. Что нужно малышу от 0 до 5 лет, чтобы он вырос умным и счастливым