ЛитМир - Электронная Библиотека

Они продолжали разговор в этом духе, пока ИР отсчитывал секунды. Потом разговор заглох, когда Кейн занялся приборной панелью. Напряжение, всегда нарастающее перед прыжком, стало ощутимым.

Через тридцать секунд остановились главные двигатели и «Охотник» вошел в режим планирования.

— Ничего, — сказал Солли, несколько разочарованный будто они этого раньше не видели и не знали, что ничего не произойдет. Процедура прыжка зашла слишком далеко, чтобы ее можно было остановить. Если бы рядом с ними появились инопланетяне и замахали ручками, все равно уже нельзя было ничего сделать.

«Снежный ястреб» шел через долину. В небе висели две луны Гринуэя, плывя через космы облаков. По обеим сторонам пути поднимались темные склоны. Деревья мотали верхушками в кильватерной струе поезда. Далеко на севере сияли огни какого-то города.

«Нельзя было ожидать этого прямо сейчас, — сказал Маркис. — Надо быть терпеливыми».

«Мы и были терпеливыми».

— Ладно, — сказал Солли. — С инопланетянами вопрос закрыт. Теперь ищем мотивы для убийства. — Он поглядел на Ким. — Ты думаешь, если кто-то убил Йоши и Эмили, он не взял себе золота?

— Если бы это был грабитель, то наверняка взял бы. Но у нас главный подозреваемый — Трипли. Как ты думаешь, он убил бы из-за побрякушек?

— Ты в самом деле думаешь, что он это сделал?

— Нет. Но не могу заставить себя верить, что их убил грабитель. Где бы ни была сейчас Йоши, ее золото при ней.

Ким и Солли прокрутили на скорости еще несколько разговоров, все рутинные и обыденные — что кто будет делать, когда прилетим домой, как провести это неожиданное свободное время. Трипли ясно дал понять, что собирается организовать следующую экспедицию, как только сможет, и что надеется на службу своего теперешнего экипажа. Это не было записано в журнале, но было ясно по разговорам, которые велись в пилотской кабине. И все собирались вернуться.

Это несколько снизило досаду, особенно у Йоши, которая была интерном и, наверное, боялась, что ее не пригласят снова. Шли недели, общий тонус восстановился и был достаточно высок, когда корабль стал в док в Небесной Гавани.

Йоши сказала Кейну, что в эту ночь останется с Эмили в отеле «Ройял палмз» в Терминале, а потом поедет ненадолго к семье и вернется к новой экспедиции. Не было никаких признаков, невербальных сигналов, что она говорит неправду.

Трипли пообещал поторопить ремонтников. Он оценивал время до нового вылета примерно в месяц. Кейна это устраивает?

Кейна это устраивало.

Трипли сообщил ему, что он получит премию за свои действия, и оставил Кейна в кабине одного. Имиджер мигнул и погас.

Запись была кончена.

— Сколько бы мы ее ни гоняли, — сказал Солли, — а будет все то же. Ничего не случилось.

Перелет домой потребовал сорока одного дня. Ким и Солли стали смотреть запись снова, не очень понимая, что хотят найти. Когда Трипли говорил о Йоши, было слышно, что он к ней неравнодушен. И он казался слишком мягким человеком, чтобы учинить над кем-нибудь насилие — психическое или физическое. Вот его клонированный сын, подумала Ким, это совсем другое дело.

Они пересмотрели разговоры Кейна с другими членами экипажа, слушали, перематывали вперед-назад. Ким смотрела на Эмили и думала, как ослепительно выглядела сестра, какая была энергичная, вдохновленная великой целью. И ей оставалось жить всего несколько дней.

Но постепенно вырисовывались несоответствия. Она смотрела игру слов между капитаном и Эмили, возвращалась к началу экспедиции и сравнивала поздний разговор с ранним.

— Замечаешь? — спросила она у Солли.

Он наклонился, прищурился на экран. Ким остановила изображение за несколько дней до конца полета. Кейн и Эмили разговаривали все более серьезно о программе физической подготовки к следующему полету.

— Что именно? — спросил Солли. — Ничего не вижу.

— Куда девалась страсть?

— Какая страсть?

— Ты считаешь, что это разговор любовников?

— Я никогда по их разговору не сказал бы, что они любовники.

— Солли, они раньше это скрывали. То ли от других, то ли от имиджера. Сейчас скрывать нечего.

— Может быть, поругались. Сама понимаешь, мы же далеко не все видим.

— Нет, не так. Между ними в обратном полете нет напряжения. После разрыва так себя не ведут. Это просто дружеские отношения между хорошими друзьями по работе. Совсем другое.

Поезд подходил к окраинам Орлиного Гнезда.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросил Солли.

Ким отключила программу, но не отводила глаз от экрана, пока поезд не остановился.

— Сама точно не знаю.

Они остановились в «Шлюзе», и Ким почти всю ночь слушала разговоры Кейна и Эмили. Вначале глубокая страсть капитана была очевидной. Он любил ее сестру. Это было видно в глазах, в каждом жесте, в интонации. Интересно, как ведут себя эти двое, когда нет записывающих устройств.

Но при возвращении было по-другому. И не потому, что, как предположил Солли, они поссорились. В этом случае они держали бы себя друг с другом холодно. Язык жестов был бы преувеличенным. Она бы увидела злость в поведении кого-нибудь из них или обоих.

Но этого не было. Они относились друг к другу как старые друзья. Не больше, но и не меньше.

Снова и снова она слушала последний разговор при подлете к Небесной Гавани.

«Спасибо, Маркис».

«За что?»

«Что доставил нас обратно. Я же понимаю, как мы на тебя давили, чтобы ты продолжал экспедицию».

«Ничего, я этого ожидал».

Они были на ночной стороне Гринуэя. Космическая станция была похожа на освещенную елочную игрушку. Два ее хвоста также были освещены, один направлен в сторону Жаворонка, другой опущен в облака.

«Как всегда, Маркис, с тобой было приятно провести время».

Ким покачала головой. Это замечание было деланным. Страсти было в нем как в цветной капусте.

«С тобой тоже, Эмили. Но я надеюсь, через пару недель снова будем вместе».

«Я тоже. Мне уже надоело возвращаться ни с чем».

Станция на экранах стала больше, «Охотник» подходил к доку. Уже были видны люди в рабочих секциях, а техник в скафандре уже ждал с соединительным кабелем. Корабль слегка тряхнуло, и он остановился. Линия лампочек на консоли отчаянно замигала и потускнела.

«Пора домой», — сказал Кейн.

Они отстегнулись и вышли из кабины, Эмили впереди. Если они что-то друг другу и говорили, это уже не записалось.

На последних минутах Солли вышел из своей комнаты, запахнувшись в мягкий желтый халат.

— Теперь, — сказал он, — Кейн останется на корабле еще несколько часов оформлять документы. Потом он поедет в Терминал и остановится в отеле. Трипли полетит домой. Йоши твоя сестра подзовут такси, скажут, чтобы их отвезли в «Ройял палмз», но туда не прибудут. — Таков сценарий.

— Но мы думаем, что Йоши так или иначе попала в долину Северина. Это может значить, что Эмили была с ней.

— Может.

— О'кей. — На улице было еще темно. — Если мы собираемся завтра вести поиски, сейчас хорошо бы отдохнуть.

Они заказали по сети снаряжение для подводного плавания и складную лодку, а также флаер, а потом пошли завтракать. Когда они поели, флаер со снаряжением уже ждал на стоянке.

Ким подключила золотоискатель к входному разъему для связи с бортом, чтобы результаты отображались на вспомогательном экране.

Через несколько минут после полудня они взлетели с крыши отеля и повернули на юг, к Северину. День был холодным и ясным.

— А как получилось, — спросил Солли, когда они летели, — что и Кейн и Трипли жили в одной и той же деревне?

— Трипли здесь не жил, — ответила Ким. — Северин — туристское место, и он сюда приезжал на каникулы. А также в межсезонье. Трипли любил уединение.

— Кейн сюда переехал в пятьдесят девятом, получив виллу в наследство от родственника, восхищавшегося его военными подвигами. Он тогда уже начинал завоевывать себе имя как художник и решил, что здесь будет идеальное место для работы. В деревне тогда было население всего тысяча человек, и не удивительно, что эти двое встретились. Когда Трипли понадобился пилот на «Охотник», Кейн оказался рядом.

38
{"b":"18623","o":1}