ЛитМир - Электронная Библиотека

— Молодец, — сказала она. Он кивнул:

— Профессионализм — вещь незаменимая.

Экран замигал.

— Вот оно, — сказала Ким.

— Кажется, у самого подножия плотины.

Это было правдоподобно. Брось что-то в воду, привязав груз, и если оно вообще будет двигаться, то дальше этого места не уйдет.

Солли поглядел на темнеющее небо.

— Сегодня уже слишком поздно этим заниматься. Почему нам не вернуться завтра и не работать при свете дня?

— Это когда мы уже так близко? Это всего несколько минут. Давай сделаем. Узнаем, что у нас есть.

Солли нахмурился:

— Такое течение и бетонные глыбы могут сделать из ныряльщика отбивную.

— Это только значит, что надо будет осторожно, — сказала она. — И вообще это не так опасно, как выглядит.

— А выглядит очень опасно.

Они огляделись в поисках места, откуда начать.

— Вон там, — сказал Солли.

Он показывал на глыбу, кусок плотины, который отвалился и погрузился в воду. Он лежал почти плоско, погрузившись одним концом, а другой торчал из воды под углом градусов десять. Только-только места для флаера.

— И лучше ничего нет? — спросила Ким.

— Места для посадки есть и получше. — Он оглядел пару пляжиков у берега. — Но оттуда тяжело будет попасть к реке.

На самом деле глыба лежала очень удобно, если удастся посадить на нее машину. Солли осторожно снизил флаер, следя, чтобы полозья были параллельны поверхности бетона, приподняв передний конец машины.

— Держись, — велел он.

Он ощущал бетон, как человек, спускающийся в темноте по лестнице, ощущает следующую ступеньку. Порыв ветра сбил флаер в сторону. Солли поднял машину и зашел снова.

Ким мысленно приказывала машине сесть, ведя себя так, будто сама сидит за штурвалом, говоря себе тише, тише. Флаер коснулся бетона, взлетел, снова опустился. Опустилась корма машины, и вдруг показалось, что бетон лежит круче, чем это виделось с воздуха, и что они сейчас соскользнут в воду.

Но флаер уже стоял на бетоне.

Солли еще минуту не выключал двигатель. Ничего не случилось, и он заглушил мотор.

— Ничего себе, — сказал он, переводя дух.

Ким подождала, пока успокоится пульс.

— Я с самого начала знала, что ты сможешь.

Солли открыл дверь, вылез и пошел вверх по бетону.

— Скользко, — предупредил он.

Один из них должен был остаться возле датчика и направлять ныряльщика. Ким начала снимать серьги. Солли покачал головой:

— Останешься ты.

— Почему?

— Посмотри на реку. — Ему приходилось перекрикивать ветер и рев воды.

Ким вышла, поставила ноги на мокрый бетон и кивнула.

— Да, трудновато. А поэтому здесь должен остаться ты.

— Отчего?

Место поиска было в нескольких метрах от глыбы. Неплохо. Ким достала фал.

— Если ты будешь нырять и с тобой что-нибудь случится, мне тебя не вытянуть. Мускулы нужны на страховке.

Он впился в нее глазами:

— Просто ты упряма.

— Кто бы говорил. И вообще, это моя затея. Солли, мне будет куда приятнее знать, что ты готов прийти на помощь, если надо, чем если ты будешь там, где я тебе никак не смогу помочь, если что случится.

Он уставился на нее, и она видела, что он раздражается все сильнее. Потому что знает, что она права. Ким вытащила гидрокостюм из флаера.

— Давай закончим с этой работой.

— Не нравится мне это все.

Из бетона торчала пара железных штырей.

— Расслабься, — посоветовала Ким. Она закрепила фал за штырь, другим концом пристегнув к поясу. — Если что не так, ты меня вытащишь.

Они еще пару минут поспорили. Потом он сдался. Ким поглядела на пенную воду, бурлящую у нижнего конца бетонной глыбы, и мелькнула мысль, так ли она все это хорошо придумала и не надо ли было подождать. Она была готова сдаться, когда Солли покачал головой, опустил приемник в воду и поглядел на нее сердито.

— Упрямая ты.

— Ну и что?

Он скривился, очевидно, не расслышав, но она пожала плечами и сказала в рацию маски:

— Ничего страшного, если я спущусь на пару метров. Он кивнул и губами произнес слово «упрямая».

Ким натянула ласты, подключила сопла к поясу, прицепила фонарь к руке и натянула на плечи конвертер. Он посмотрел на нее с тревогой.

— Удачи.

Она улыбнулась в ответ, стараясь выглядеть уверенно надвинула маску и соскользнула в воду.

— Неплохо, — сказала она.

— Глыба распадается, — сказал Солли. — Долго она не продержится.

Ким нырнула, услышала щелчок включившегося конвертера — он начал извлекать кислород из воды. Ее сразу стало мотать в беспорядочных течениях. Ким проверила рацию. Солли ответил, она включила фонарь и пошла вниз, нащупывая путь вдоль гладкой поверхности бетона. Вода была мутной, видимости почти не было. Ким спускалась, пока не нащупала дно. Оно было густо покрыто илом и камнями.

— Прямо впереди, — сказал Солли. — Около двенадцати метров.

Сначала вода была относительно спокойна. Ким отодвинулась от стены, пытаясь держать контакт с дном. Она пробиралась среди обломков, затонувших деревьев, разбитых машин, глыб бетона. Напор воды отбрасывал ее в стороны, мотал так, что пропало всякое чувство направления.

Но это было неважно. На экране у Солли были отметки и цели и ныряльщика.

— Сносит вправо, — сказал он.

Течение стало сильнее. Пришлось его компенсировать струей из сопел. Это опасно, когда не видишь ничего.

— Снова сносит вправо. Цель — восемь метров прямо по курсу.

Порыв течения бросил ее вперед. Река хватала ее, пытаясь унести. Ким заякорилась за кожух какого-то двигателя и перевела дыхание.

— Какая там видимость, Ким?

— Полметра.

— О'кей. Ты сейчас прямо над целью. Фонарь давал только туманное сияние.

— Ничего не вижу.

— Оно там.

— Его могло занести илом.

— Не удивительно. Может, всплывешь? Вызовем бригаду с нужным оборудованием и вернемся завтра.

Свет от чего-то отразился. Справа. Ким неохотно врылась каблуками в дно, отпустила кожух и поползла вперед. Кусок пластика. Торчит из ила.

— Солли, кажется, что-то есть.

— Что именно? Что ты видишь?

Так, внутри пластика…

— Туфля.

— Ты уверена.

— Да. — Ким потянула пластик на себя. — Солли, это нога.

— О'кей, спокойнее.

— Это кто-то.

— Ты видишь труп?

— Думаю, да.

— Мужчина или женщина?

— Ты что, шутишь? Я вижу ногу, и это все.

— О'кей. Как ты?

Она поняла, что он думает.

— Все в порядке.

— Как он выглядит? — Опять чисто деловой тон.

— Небольшой. Полагаю, это женщина. Или ребенок.

Она отстегнула фал от пояса, чтобы привязать к пакету. Но потеряла равновесие, и река подхватила ее и понесла кувырком.

Голос Солли остался спокойным:

— Обстановка, Ким? Что там у тебя?

Ее ударило обо что-то твердое, но она нашла опору для рук.

— Ким?

— Меня подхватило течением. — Она висела на ветке дерева.

— Мне спуститься?

— Нет, — сказала она. — Ради Бога, нет.

Течение пыталось сорвать маску. Ким ухватилась за нее, вернула на место и прислушалась к собственному дыханию.

— Я думаю, самое время сейчас подняться, Ким. Известим власти, и пусть они дальше этим занимаются.

— В какую сторону верх? — спросила она. Вопрос был не совсем дурацкий. Ей нужны были указания, чтобы вернуться обратно, а не всплыть где попало, чтобы ее унесло через плотину.

— Тебе нужно сместиться метров на шесть вправо. Тогда ты всплывешь прямо передо мной. Там самая спокойная вода.

Что тоже не очень много.

Но выполнить эти инструкции в воде было трудно. И Ким начала уставать. Сколько времени она уже под водой? Она включила сопла, чтобы сдвинуться направо.

— Стой! — тревожно крикнул Солли. — Не туда!

Но ее уже подхватила река. Она схватилась за что-то за кусок железа, и повисла.

— Ким, что у тебя?

Она сразу поняла. Ошибка понимания: «вправо» для него не было «вправо» для нее.

40
{"b":"18623","o":1}