ЛитМир - Электронная Библиотека

Здесь было два океана: океан воды и океан пространства-времени, и после темноты они как-то сливались в одно. Выбери нужную точку, где единственным реальным звуком будет плеск прибоя, пойди по песку и ощути, как кровь пульсирует в ритме волн.

Берег океана есть, по определению, место встречи обыденного и величественного. Мы слушаем раковину и слышим шум собственного сердца.

Каждый день, приходя домой, она находила послание от Солли:

«Как ты? Как жизнь? Я говорил с людьми из Абельштадта. У них есть для тебя место, если ты согласна. Надо, конечно, пройти интервью, но договоренность уже есть. Я им про тебя рассказал, и они в восторге от перспективы».

Она отвечала вежливой благодарностью.

«Спасибо за все, что ты делаешь, но я не уверена, что мне это нужно». Орбитальный научно-исследовательский центр Моритами неожиданно пригласил ее на интервью на должность стажера-исследователя. Оно проходило в административном здании центра в Марафоне и прошло хорошо — интервью были одной из специальностей Ким. Когда ей сказали, что придется жить вне планеты, она поняла, что получила работу. Ей сказали, что позвонят, и она вышла на яркое солнце со смешанными чувствами. Однако хорошая сторона в том, что она снова займется астрофизикой.

Снова?

Правду сказать, она никогда по своей специальности не работала.

Дома ее ждал Солли.

— Как прошло? — спросил он.

Она не удивилась, что он знает. Мир физиков и астрономов был очень тесен, и информация расходилась быстро.

— О'кей, — сказала она. — Думаю, они меня возьмут.

Солли был одет в костюм для морских прогулок, на голове у него была капитанская фуражка с якорем. Фуражка была надета набекрень — такое он себе позволял только в присутствии Ким, поскольку знал, что выглядит в таком виде смешно и Ким это всегда веселит.

— Значит, ты получила, что хотела.

— Да.

— Больше не надо собирать средства.

— Нет.

— Так что, может, все и к лучшему.

Что-то такое прозвучало в этой фразе, или в тоне, или просто в нем самом, но вдруг Ким разозлилась и разревелась. Она так отчаянно хотела пойти по следу «Охотника». Узнать, что там было. Что сталось с Эмили.

— Ничего, детка, — сказал он, прижимая ее к себе и гладя по щеке.

— У тебя щека мокрая будет, — сказала она.

Он держал ее, пока она не успокоилась. Потом отступил на шаг, и его синие глаза засветились.

— Послушай, — сказал он, запнулся, снял фуражку, запустил пятерню в волосы, снова надел фуражку — на этот раз прямо. — Если ты еще не передумала, можем взять «Хаммерсмита».

Она вытаращилась, боясь, что ослышалась.

— Ты их уговорил дать нам корабль?

— Не совсем так, — ответил он. — Но я думаю, что мы могли бы его взять.

Через двадцать минут Ким позвонила в центр Моритами.

— Спасибо, что рассмотрели мою кандидатуру, — сказал она, — но меня некоторое время здесь не будет.

16

Хватай рюкзак, и давай-ка вскочим

На товарняк до созвездий ночью.

Бад Уэбстер, «Баллада о Канзасе Мак-Грифе» 1998 г. н.э.

— Ты знаешь, — спросил Солли, — сколько времени надо добираться до места, где был «Охотник»?

— Сорок дней, семнадцать часов и двадцать семь минут до места назначения.

— Я поражен. Ты отлично подготовилась.

— Спасибо.

— Транспорт — это далеко не все, что нам нужно. — Взгляд его стал задумчивым, обращенным внутрь. — Делая это, мы ставим на карту все. Карьеру, репутацию, свободу — сама понимаешь. И потому я тебя спрашиваю: ты уверена?

— Солли, — сказала она. — У нас получится. Я знаю, что получится.

— Я не об этом спрашивал.

— Уверена ли я, что готова сделать все, чтобы найти правду? Да. Абсолютно. Уверена ли я, что мы на правильном пути?

Об этом ей уже пришлось подумать. Но холодный безумный взгляд той твари в воде впечатался ей в душу навеки и вызвал двоякое чувство. Она уверена, что что-то произошло там, в космосе, и следы этого существуют в долине Северина. Но она не была уверена, что хочет узнать об этом больше. Этой истины она, быть может, предпочла бы не знать.

И все же…

— Да.

— Тогда о'кей. Мы это сделаем. К счастью, «Хаммерсмит» готов к вылету, провизия на борту, водяные танки полны, и он готов лететь к Таратубе.

Ким видела, как он тяжело дышит.

— Солли, — сказала она, — все будет в порядке. Мы это сделаем, они какое-то время будут из себя выходить. Но мы привезем свидетельства контакта. Нас встретят с духовым оркестром.

Захват «Хаммерсмита» должен был пройти до смешного легко. Институт всегда старался выполнить все подготовительные операции заранее. Солли, который помогал снаряжать экспедицию, наблюдал за погрузкой припасов на борт, и потому оставалось только подняться на корабль, включить двигатели, состряпать удовлетворительную легенду для диспетчера и взлететь. Но «Ворлдвайд интериор» предложила бесплатно переоборудовать жилые и рабочие помещения корабля, и потому, когда Ким и Солли прибыли, на борту было несколько сотрудников фирмы, а до момента отлета к Таратубе оставалось двадцать два часа.

Ким раньше не бывала на «Хаммерсмите». После краткого осмотра Солли признал, что «Ворлдвайд» улучшила интерьеры корабля.

— Хотя тут еще есть, что улучшать, — добавил он.

Четверо рабочих укладывали ковры, ставили мебель и выполняли косметический ремонт по всему кораблю. Даже грузовой трюм выкрасили под красное дерево.

Флот Института, состоящий из пяти кораблей, обслуживался на орбитальных доках «Марлин». Солли и Ким прилетели на шаттле из Небесной Гавани, взяли свои вещи из багажа и взошли на борт мимо бригадира и нескольких рабочих. Как и заверил ее Солли заранее, никто не стал задавать вопросов.

Ким рассмотрела «Хаммерсмит» с борта шаттла. Это была переоборудованная яхта, довольно тесный корабль с тремя уровнями. На верхнем этаже находились жилые помещения и кабина пилота, на среднем — жилые помещения, лаборатории и зона отдыха. Грузовые трюмы, запасы провизии и системы жизнеобеспечения располагались внизу. Механизмы занимали два этажа в корме корабля.

Какие бы удобства ни были на этой яхте в дни ее роскоши, их принесли в жертву богам целесообразности. Несмотря на свежую покраску и новые ковры, «Хаммерсмит» был похож на старый отель, заброшенный и кое-как восстановленный новым хозяином. Была в нем изношенность которую не могла скрыть никакая реставрация.

Корпус щетинился антеннами, тарелками локаторов и кучей других устройств, о назначении которых Ким понятия не имела. Имя и эмблема корабля были впечатаны спереди, а по всему корпусу шла черными буквами надпись ИНСТИТУТ СИБРАЙТА.

Солли предложил ей выбрать любую каюту. Пассажирских кают было восемь, каждая на двоих. Средние по обе стороны холла содержали кабину пилота и центр управления экспедиции. На верхнем уровне в корме был конференц-зал.

Ким поздоровалась с человеком, устанавливавшим расписные панели, и увидела еще нескольких, работающих в комнате отдыха. Выбрав каюту рядом с кабиной пилота, она сложила там вещи.

Солли стоял в коридоре, жуя тост.

— Как жизнь? — спросила она.

Он беспомощно развел руками:

— Готовы к отлету, как только «Ворлдвайд» уберется.

— А когда это будет?

— Трудно сказать. Кажется, они сами не знают.

— А нельзя их попросить уйти?

— И так, чтобы они не спросили зачем? Трудно.

Ким набрала заказ на кофе и сыр.

— А сколько их здесь, Солли? Рабочих?

— Четверо из «Ворлдвайда» и техник «Марлина». — Он посмотрел на время. — Наверное, они скоро прервутся на ланч. Если бы они при этом ушли, мы могли бы взлететь.

Она задумчиво посмотрела на автомат-раздатчик.

— А что, если эта штука поломается?

Солли вошел в центр управления и открыл в черной стене панель, показав автоматическую кухню.

— Можно будет готовить вручную, если придется. — Он улыбнулся. — Хочешь тостов к сыру?

50
{"b":"18623","o":1}