ЛитМир - Электронная Библиотека

— Из посадочного модуля, — сказал Солли. — Только надо быстрее.

Они вытащили тело Эмили, Солли повел к ангару и остановился перед приборной доской.

— Никогда раньше этого не делал, — сказал он, вводя команду. В модуле открылись два люка, один в кокпит, другой в грузовой трюм. Ким и Солли закрепили Эмили в трюме, а сами влезли в кокпит. Солли сел в кресло пилота и начал щелкать выключателями. Загудело питание. Вдруг Солли обернулся и посмотрел на Ким, будто у него зуб заболел.

— Черт, забыл! Сиди пока тихо, — сказал он. — Я сейчас вернусь.

Сжав ее руку, он выбрался наружу.

Она смотрела, как он бросился прочь по коридору. Что такого важного он мог забыть, чтобы…

Люк со щелчком закрылся. Ким глядела в пустой ангар.

— Солли?

Двигатели снова сменили тембр.

Ким попыталась вызвать по коммуникатору.

— Солли! Где ты?

Лязгнула дверь между ангаром и коридором. Ким похолодела от страха.

— Солли!

—  Ким, — донесся его голос из коммуникатора. — Ким, прости меня.

— Нет! — завизжала она. — Не делай этого!

— У меня нет выбора, Ким. Послушай…

— Я не понимаю!

— Я не могу взорвать «Хаммерсмит» из модуля.

— Но ты же сказал…

— Я соврал. Прости, я соврал. Иначе ты бы осталась со мной, а этого я допустить не мог.

— Тогда брось это! Пусть разбирается патруль. Они его взорвут ко всем чертям!

Она пыталась открыть дверь и выбраться из модуля, но зажигали красные огоньки, сообщая, что наружное давление падает. Все загерметизировалось.

— Времени нет, Ким. Они не станут нападать на корабль Института за просто так. И эта тварь удерет. Она вернется домой на «Хаммерсмите» и расскажет всем, где мы живем.

— Солли, прошу тебя, не надо!

Модуль задвигался, выходя из направляющих.

— Я не умею водить эту штуку!

— Тебе и не придется. Запуск выведет тебя из корабля, а потом просто скажи компьютеру, чтобы доставил тебя к патрулю. Или подожди, пока они тебя подберут.

— Солли, я не хочу без тебя жить!

— Я знаю, детка, и всегда знал.

Она застучала кулаками по люку:

— Нет, Солли! Нет-нет-нет-нет…

— Прощай, Ким. Не забывай меня.

Она зажмурилась, но слезы хлестали из-под век. Двигатели дернули вперед. Загудело, защелкало пусковое оборудование. Модуль выпал, и Ким оказалась одна среди звезд.

В кокпите раздался голос:

— Посадочный модуль, ответьте патрулю. Что у вас происходит:

— Не надо, Солли! — кричала она в голос. — Я возвращаюсь! Модуль, вернуться на «Хаммерсмит»!

Но кокпит озарила ослепительная вспышка. И слышно было, как патруль сказал:

— Святый Боже…

22

Настоящие друзья — наша величайшая радость и величайшая скорбь. Можно чуть ли не пожелать, чтобы истинных и верных друзей когда-нибудь не стало.

Франсуа Фенелон, «На смерть герцога де Шевреза», 1714 г. н.э.

Ким еле помнила, как ее подобрал патруль. Что-то ей дали успокоительное, приставили к ней женщину-офицера, пока транквилизатор подействует, и Ким провалилась в кошмарный сон, в котором Солли был жив и говорил с ней, будто ничего не случилось, но она знала, что он мертв, что это лишь отсрочка до возвращения в реальный мир.

Отдельными кадрами запомнилось, как ее несут на носилках, вкладывают в лифт в Небесной Гавани, грузят во флаер.

Реальный мир, в который она вернулась, состоял из белых простыней, неудобной подушки и Мэтта Флекснера. И впечатление, что еще кто-то невидимый стоит за ним.

— Как себя чувствуешь, Ким?

В памяти были провалы. Ким помнила посадочный модуль, но не помнила, как туда попала. Помнила, как нашли Эмили, но не помнила, как следили за ней на орбите. Знала, что Солли больше нет. Но это знание глушилось общим отупением.

— Нормально, — сказала она. — О'кей.

— Ты не хочешь нам рассказать, что случилось?

Вдруг стоящий сзади человек стал четко виден. Кэнон Вудбридж. Одетый в черные брюки и серый свитер. Ким не видела его с момента запуска проекта «Маяк». Он выступил вперед, изобразил улыбку, подтянул к себе стул и поздоровался.

Ким ответила, и тут же сказала:

— Мэтт, Солли погиб.

— Мы знаем. Как это случилось?

— Где мы?

— В госпитале «Дружба». Тебя освободили, все в порядке.

— Они там есть. Инопланетяне.

Вудбридж посмотрел долгим взглядом.

— Что случилось? — спросил он. — Откуда взялось тело Эмили?

Все стало возвращаться на место, все ускользавшие ранее детали.

— Она осталась там, — ответила Ким.

— Где?

— Алнитак.

— Где? — переспросил Вудбридж.

— Это одна из звезд пояса Ориона, — объяснил Мэтт. Видно было, как пульсирует жилка на шее Вудбриджа.

— Пожалуйста, Ким, объясни нам, что случилось, — попросил он неожиданно спокойным голосом.

Она рассказала все. Объяснила, что они хотели выяснить, куда летал «Охотник». Рассказала, как они перехватили радиообмен между экспедицией Трипли и неизвестным кораблем, показала диск. Описала объект, который их преследовал, рассказала, как Солли выходил на обшивку, чтобы его снять.

— Но это не помогло, — сказала она. — Что-то попало на борт. И попыталось захватить корабль.

— Ким, ты уверена? — спросил Мэтт.

— Да, уверена. Это есть в бортжурнале корабля.

— От бортжурнала мало что осталось, — тихо сказал Мэтт.

Конечно. Мозг работал еще на четверть нормы. «Хаммерсмит» погиб. И Солли вместе с ним.

— Сейчас это все не важно, — сказал Вудбридж. — Что бы ни случилось, это все позади.

— Надо предупредить людей. Может быть, обо всей зоне Алнитака, — взволнованно произнесла Ким. — Даже объявить ее под запретом. Чтобы никто туда не совался.

Вудбридж нахмурился:

— Не вижу, как это можно сделать.

— Но почему? Эти существа — они злонамеренны, Кэнон!

— Потому-то мы и не можем этого сделать. Видишь ли, — он повернул стул, пододвинулся к кровати, положил скрещенные руки на ее спинку и уперся в них подбородком, — мы бы так и поступили, если бы могли. Но у нас нет способа осуществить такой запрет. Даже с судами, зарегистрированными на Гринуэе, не говоря уже о чужих кораблях.

— Тогда дайте предупреждение.

— И что будет, если мы это сделаем? — Он говорил с доверительной интонацией, будто советуясь с ней.

— Все частные корабли немедленно туда ринутся, — сказала она, секунду подумав.

— Именно так. Это и произойдет. Вот твой коллега, — он показал глазами на Мэтта, — уже думает, как бы туда добраться. Правда, Мэтт?

— Нет, если эти штуки смертельно опасны.

Вудбридж изобразил уверенную улыбку:

— А это значит, что в конце концов кто-то им даст наш адрес. Если твой рассказ и твое толкование верны, у нас будут серьезные неприятности.

— Так что же вы собираетесь делать?

— Ничего.

— Не поняла?

— Ничего. Совсем ничего. Мы хотим, чтобы люди туда не совались — это наша главная забота.

— Ты только что сказал, что этого сделать невозможно.

— Я сказал, что мы не можем приказать туда не лезть. Или предупредить. Но туда все равно никто не летает. Когда на Алнитаке выполнялось последнее наблюдение?

— Двести лет назад, — ответил Мэтт.

Вудбридж с довольным видом поднял глаза к потолку.

— Это я и имею в виду. Это далеко, никому там ничего не надо, и туристы туда не летают. Если мы ни о чем не скажем, ничего и никому, можно спокойно допустить, что в ближайшее время посещений этого района не будет.

— А не в ближайшее? — спросила Ким.

— Правительство начнет продуманную подготовку. В рамках этой подготовки наверняка будут посланы автоматические зонды, и мы сможем выяснить, что там происходит, без ненужного риска. Конечно, для этого надо, чтобы ни одно слово об инопланетянах не вышло за пределы этой комнаты. — Он посмотрел на Ким. — На твою лояльность, как я понимаю, мы можем рассчитывать.

71
{"b":"18623","o":1}