ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Как не попасть на крючок
Автомобили и транспорт
Хочу быть с тобой
Основано на реальных событиях
Эмма и Синий джинн
Камни для царевны
Лифт настроения. Научитесь управлять своими чувствами и эмоциями

— Вы знаете, да, — ответила женщина, приглядевшись. — Нечто подобное мы делали. У нас даже образец остался.

Ага, Шейел, попался!

— А вы не могли бы сделать такой же для меня? — спросила Ким.

— Ту же модель?

— Да, если можно.

— Будем рады. — Женщина посмотрела на экран, выбирая время. — Завтра в это время вас устроит?

— Ой, — сказала Ким, — боюсь, что нет. Я здесь проездом. Уезжаю ближайшим поездом. Я думала, вы сможете это сделать при мне.

Женщина кивнула, поглядела на экран.

— Это займет около часа.

— Вполне годится. Сделайте, я через час приду.

— С доплатой за срочность.

Третье издание «Доблестного» было не хуже двух других. Когда все это закончится, будет отличный сувенир.

Владелица упаковала игрушку, получила плату, и Ким поехала на станцию, успев увидеть хвост грузового поезда, уходящего на восток. Он мигнул огнями, когда ее поезд выезжал из-за поворота.

Поездка от заповедника до Орлиного Гнезда занимала почти два часа. Ким попыталась поспать, но была слишком напряжена. Оставив попытки, она стала просто смотреть в окно.

В двадцать минут девятого по местному времени она вошла в вестибюль «Шлюза», зарегистрировалась, поднялась к себе в номер и включила телефон.

— Мне нужен флаер сегодня вечером.

«Будет сделано, доктор Брэндивайн, — ответил электронный голос, не мужской и не женский. — Вам какую модель?»

— Ту же, что была у меня в прошлый раз, если есть.

«Есть. Что-нибудь еще вам угодно?»

Ким подумала:

— Да. Распятие, осиновый кол и серебряную пулю.

«Простите?»

— Нет-нет, это шутка.

Потом она позвонила в спортивный магазин «Плаза» и заказала портативную микроволновую печь.

— Я еду в заповедную зону, где запрещено разводить костры. «Ага, — сказал автоматический клерк. — У нас как раз такая есть. Какой размер предпочитает мадам?»

— Самый большой из всех, что у вас есть.

«Семейный. Очень хорошо. В такой печи можно приготовить большую лесную птицу».

— Вот и прекрасно, это то, что мне нужно.

Оставалось только время наскоро перекусить, и отель известил, что флаер ее ждет, а пакет из «Плазы» доставлен. Ким натянула куртку, оглядела комнату. Последний раз в «Шлюзе» с ней был Солли. И уговаривал ее не возвращаться в Северин без него.

Ким сунула в карман лазерный резак, подобрала запасной экземпляр «Доблестного» и вышла на крышу.

Через десять минут она летела на юг по ночному небу, озаренному дальними вспышками молний над западными горами. Красивый был вечер, ясный и тихий. В легкой дымке поднимались две луны. Еще одна стояла прямо над головой.

Вдали начали таять огни города. Ким попыталась расслабиться в затемненной кабине, предвкушая реакцию своего старого учителя. Она думала, он будет рад ее видеть, показать свой трофей. И, может быть, будет рад иметь свидетеля, которого можно увлечь за собой. Но в этом Ким не была уверена.

На экранах показался воздушный экипаж, ближе к востоку, идущий параллельным курсом. Это был черно-белый «Всадник туч» — шикарная машина, любимая важными шишками и главами корпораций.

Ким смотрела ему вслед, пока он не свернул и не исчез.

«Доктор, вы не указали место назначения», — напомнил ИР по имени Джерри.

— А у нас его пока нет, — сказала она. — Держись курса на юго-запад, к пику Надежды.

До нее начало доходить, что Шейел вряд ли захочет отдавать «Доблестный».

Обязана ли она — с этической точки зрения — требовать его возвращения? Настаивать? Может быть. Но в глубине души ей было приятно, что Шейел смог им завладеть. И на самом деле ей не хотелось видеть, как он вернется к Трипли. Какое у него право на подобное сокровище? Оно досталось ему случайно, и он сам не понимал его значения.

«Мы прибыли, доктор, — сказал Джерри. — Каковы ваши дальнейшие инструкции?»

Внизу ничего не было видно. Даже озеро терялось во мраке.

— Кружим, — сказала она. — Высота шестьсот метров. Вдоль береговой линии. Ищем приземлившийся флаер.

«Я вам сообщу, если обнаружу».

Машина пошла вдоль береговой линии. Ким искала свет, но видела только сплошную темноту. Через некоторое время Джерри доложил, что описал полный круг.

«Ни на земле, ни в воздухе вблизи нас нет воздушных судов», — сообщил он.

— Ты уверен?

«Да. Пожелаете расширить зону поиска?»

— Нет. — Шейела здесь пока нет, но он прилетит еще до утра. — В деревне есть открытое место, можешь там сесть. Но дверь не открывай.

У Ким не было иллюзии, что закрытая дверь может остановить этих созданий. Но так она чувствовала себя спокойнее.

Она положила руку на микроволновку, попыталась еще раз вызвать Шейела, но опять нарвалась только на ИР.

Она была почти уверена, что знает, как Шейел собирается поступить с «Доблестным»: он должен быть приманкой, заманить фантома, тот объект, который остался после катастрофы на пике Надежды. Шейел Толливер хотел провести первый контакт. Он верил, как верила когда-то она, будто имеет дело с существом, способным воспринимать разумное. С таким, с которым можно вести разговор.

Смертельно опасная наивность.

Флаер опустился между разрушенными домами. На безоблачном небе уходили в бесконечность звезды.

Ким выключила огни, но двигатель глушить не стала.

24

Забавно и странно, что люди, считающие свой взгляд на мир научным, упрямо опровергали — перед лицом свидетельств противного, — что призраки существуют, что они проявляют себя и что они, по всей видимости, особо интересуются домами на океанском побережье.

Эми Конн, «Знаменитые призраки Сибрайта», 591 г.

Разрушенные дома отбрасывали в лунном свете длинные тени. С озера задувал резкий холодный ветер, завывал в покинутом городе и сотрясал флаер. Ким надоело сидеть в машине и выглядывать наружу, как испуганный ребенок. В конце концов она открыла дверь и вылезла на землю, но была настороже.

Где-то около полуночи Джерри нарушил ее размышления:

«Приближается воздушное судно».

На экране появилась отметка. Флаер летел с юго-запада, от острова Терминал.

Ким вернулась в кабину.

— Можно его вызвать? «Попытаюсь».

Ким нащупала за спиной дубликат «Доблестного» и поставила рядом с собой на сиденье.

«Канал открыт, доктор Брэндивайн».

— Шейел, это ты?

— Ким! — с неподдельным удивлением произнес Шейел. — Где ты?

— Мне за тебя стыдно, — сказала она. — Ты взял звездолет этого человека.

Долгая пауза.

— Да, я это сделал.

— И что ты собирался с ним делать?

— Хочу поговорить с его пилотом. Если получится. Буду рад, если ты будешь со мной. Где ты?

— На земле. В деревне.

— На востоке есть полоска открытого пляжа. Я сяду там.

Ким глядела на приближающиеся огни.

— Это невозможно, Шейел. То, что ты задумал.

Голос Шейела прозвучал разочарованно и удивленно:

— А почему?

— Чем бы ни был местный гоблин, разговаривать с ним не получится.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю. Поверь мне на слово. Он вроде ИРа, лишенного тела. Создан для выполнения определенных функций, насколько я могу судить. Может быть, нечто вроде автоматического пилота. Но переговоры он вести не может.

— Давай обойдемся без поспешных заключений, Ким. — Флаер начал снижаться. — Все указывает на то, что он разумен.

— Эта штука сумасшедшая, Шейел. И опасная.

— Он здесь потерян и одинок. Застрял здесь почти на тридцать лет. Начать надо с того, чтобы это понять.

— Шейел…

— Если хочешь поздороваться с незнаемым, то нет другого способа это сделать, кроме опасного. Я принимаю эту возможность. Но о злонамеренном ИРе я никогда не слышал.

— А я слышала.

— Ты даешь волю своему воображению, Ким.

— Нет, черт возьми! Я знаю, о чем я говорю. Брось это, хотя бы до тех пор…

— Кажется, ты перепугалась, Ким. Ты меня огорчаешь. Но я тебя понимаю, после того, что тебе пришлось…

76
{"b":"18623","o":1}