ЛитМир - Электронная Библиотека

«Ничего такого я не нашел».

Странно. Три человека исчезли, а четвертый бросил свою профессию.

От деревни Северин не осталось ничего, кроме нескольких зданий, торчащих из озера, разлившегося после уничтожения плотины. Само это озеро, получившее точное название Печаль, было приличного размера, больше двадцати километров в поперечнике, и окружено лесом. Кое-где валялись груды всплывших деревьев.

— Шепард, — сказала Ким, — перенеси меня туда. Гостиная растворилась, сменившись берегом озера.

«Погодные условия?»

— Весенние. Апрель. Можешь добавить дождь.

Кресло Ким стояло возле уреза воды. Поднимался ветер, лодка с двумя рыбаками шла к берегу. По озеру в сторону Ким шла полоса дождя. Возле берега из воды торчали кирпичные стены и трубы.

Ким долго сидела у воды. Поскольку она не надела одежду со стимуляторами, шторма ощутить она не могла, и иллюзия была бы нарушена. Поэтому Шепард держал дождь поодаль, к северу.

Нигде не было искусственного света, если не считать фонаря на лодке.

— Ближайший город, Шеп? — спросила Ким.

«Орлиное Гнездо. Население около семнадцати тысяч. Примерное расстояние тридцать три километра».

Орлиное Гнездо. В художественной галерее Гульда есть несколько набросков Кейна с изображением этого города. Ким задумалась.

— Шеп, дай мне поговорить с Эмили…

Электроника ИРа тихо загудела.

«Ким, ты действительно этого хочешь?» Годы прошли с последнего разговора.

— Сделай, Шеп.

Огни стали ярче и снова потускнели. Ким все так же сидела на берегу озера, но уже не одна. «Привет, Кимберли».

Эмили была одета в тот же свободный наряд — просторный топ и мешковатые штаны, который был на Ким. Обе они были босы. Раньше, когда Ким вызывала пропавшую сестру, бывало по-другому. Тогда она была подростком и говорила со взрослой женщиной. Теперь они были ровесницами.

— Привет, Эмили, рада тебя снова видеть.

Годы не ослабили горечь потери. Может быть, дело было в том, что тело так никогда и не нашли. Ким не оставила надежду, что сестра, ее другое я, когда-нибудь вернется.

«Ты меня видишь во всех зеркалах. Как жизнь?»

— Отлично. Я работаю в Институте Сибрайта.

«Чудесно. И что ты там делаешь?»

— Пиар. Средства добываю.

«Извини?»

— Не совсем то, чего мне хотелось. Но я это хорошо умею. И платят неплохо.

«Приятно слышать. — Эмили села на бревно. — Я не ожидала оказаться здесь. Что-нибудь случилось?»

— Нет… то есть да. Ты помнишь Йоши Амара?

«Конечно. Она была в нашем экипаже в последнем полете».

— Мне позвонил мой старый учитель. Оказалось, что он родственник Йоши.

«Правда? И чего он хотел?»

— Хотел, чтобы я покопала историю ее исчезновения.

«Вот как».

— Эмили, что с тобой случилось? Куда ты отправилась в ту ночь?

«Хотела бы я сама знать. — Она провела ногой черту на песке. — И что, думает он, ты можешь сделать такого, чего еще не сделали?»

— Ты знаешь рассказы о пике Надежды.

«Я знаю, что Маркис никогда бы не стал красть топливный элемент. А если бы и стал, то он бы сделал это чисто и никого бы не взорвал».

Ким наклонилась вперед. Ей бы хотелось обнять Эмили, приникнуть к ней, не дать неумолимо раствориться в темноте.

— Шейел говорит, что в этой долине есть что-то непонятное. Он наталкивает меня на мысль, что вы что-то привезли с собой и это что-то вырвалось на свободу.

Она вздохнула:

«Что я могу на это сказать? Наверное, за твоим бывшим Учителем надо бы уже присматривать». Ким глядела мимо Эмили на озеро.

— Эмили, у тебя была когда-нибудь причина не доверять кому-нибудь из них? Кейну или Трипли?

«Нет, — ответила она. — Кайла иногда заносило. Но я бы доверила ему свою жизнь. Не задумываясь».

— А Кейн?

«Такого человека, как Маркис, можно встретить только раз в жизни. Надеюсь, что тебе тоже когда-нибудь так повезет, Ким».

— А Йоши?

«Йоши? Здесь мне трудно сказать, я ее до последней экспедиции почти не знала. Вроде бы ничего. Несколько поверхностна. Но она была очень молода».

Они уже говорили об этом исчезновении много лет назад. И маловероятно, что Шеп даст свежую информацию. Но эти вопросы помогали Ким думать.

— Я согласилась поехать в долину Северина с Солли.

«Зачем?»

— Поискать то, что вы привезли оттуда, где были.

«Что ж, я надеюсь, Солли тебе скрасит поездку. Потому что путешествие вряд ли будет интересным. — Она склонила голову набок. — Там довольно холодно».

Но Ким чувствовала только тепло гостиной.

— Мне тебя не хватает, Эмили. Так хочется, чтобы ты вернулась.

«Я знаю, прости. Хотела бы я, чтобы можно было вернуть то время и сделать все заново. Чтобы кончилось по-другому».

3

Я сидел и слушал лекцию астронома,

И публика в зале хлопала громко и бурно.

И тогда — так быстро, что не уловишь, — от его болтовни я устал.

До рассвета, до яркого света бродил я потом одиноко

В волшебной, влажной ночи и иногда, иногда

Глаза поднимал на молчание прекрасных звезд.

Уолт Уитмен, «Листья травы», 1865 г. н.э.

«Общество правильных действий» давало деловой завтрак в первую субботу каждого месяца в отеле «Пионер» в деловом центре Сибрайта. Оно спонсировало выдающихся студентов, предоставляя им дополнительные гранты на обучение, эмоционально поддерживало тех, кто уже шел на спад, и устраивало Зимний Карнавал. Еще оно каждый месяц награждало кого-нибудь за выдающийся поступок.

В день, когда на завтраке присутствовала Ким, награда досталась девятнадцатилетней женщине, удержавшей своего напарника по скалолазанию от смертельного падения. Наблюдая за церемонией, Ким восхищалась подвигом молодой женщины, которая смогла почти десять минут удерживать напарника на краю глубокой пропасти.

Представляя себе этот героический поступок, Ким ежилась, не уверенная, что могла бы повторить его. А молодая женщина нервничала перед лицом публики. Опустив глаза, она промямлила благодарственные слова, и Ким ощутила некоторое удовлетворение. У каждого из нас свой страх.

Дальше решали мелкие вопросы с прошлого собрания, слушали результаты годичной ярмарки на празднике зимнего дерева. Потом настала очередь Ким.

Ведущий прочел ее биографические данные с распечатки, которую она ему дала. Согласно им она была астрофизиком, специализирующимся по эволюции галактик. Во время деловой части завтрака кто-то утверждал, что необходимо подумать о предложении кардинального расширения членства, и ведущий не удержался от шутки, что вряд ли есть человек, настроенный более кардинально, нежели специалист по строительству галактик. Ким встала под вежливые аплодисменты.

Это была хорошая публика. У Ким было то преимущество, что все ожидали скучного выступления профессионала. Она уже давно знала, что правильным началом при работе с группой будет нарушение старого правила о необходимой вступительной хохме. Ее целью было привлечь их на свою сторону, и это она всегда делала, отдавая должное работе, которую выполняют ее слушатели, и превознося эту работу при всякой возможности. Говоришь с библиотекарями — назови их хранителями цивилизации. Учителя — передний край образования. И для групп вроде «Общества правильных действий» у нее тоже были подходы.

Ким начала с поздравления юной скалолазке по поводу ее храбрости.

— Люди говорят нынче, что мир идет к закату, — сказала она. — Но я скажу, что пока еще есть такие люди, как Эми, нам не о чем волноваться. — Девушка очаровательно вспыхнула. — Если бы я могла быть уверена, что через сто лет «Общество правильных действий» еще будет существовать, отмечать живущих среди нас героев и оказывать помощь тем, кому она нужна, я была бы спокойна за судьбу Республики.

Теперь они были у нее в руках.

Она сравнила их цели с целями Института, чуть натянув факты, поскольку Институт никогда и никому помогать и не думал — по крайней мере непосредственно. Но натяжка не очень большая — в долгосрочной перспективе прогресс науки приносит пользу людям. И если сейчас движение вперед идет не так быстро, как раньше, тоже ничего страшного. Ее слушатели были озабочены будущими судьбами нации. Они были заинтересованы в проекте «Маяк» и хотели показать, что они не из тех, для кого звезды священны.

9
{"b":"18623","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Там, где кончается река
Циник
Чардаш смерти
Как убивали Бандеру
17 потерянных
Счет
Башня у моря
Хлеб великанов
Укрощение дракона