ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– По-моему, нам нужен адвокат, – резюмировал Макс.

Похоже, эта мысль Рыжего Папоротника позабавила.

– Я всегда рекомендую это всякому, кто вступает в правовую сделку и нуждается в консультации. Я напишу договор, а вы можете зайти во второй половине дня и подписать его, если пожелаете. – Он встал, давая понять, что разговор окончен. – Могу ли я еще чем-либо вам служить?

– А вы им когда-нибудь пользовались? – Макс восторженно оглядел лук.

– Он принадлежал моему отцу, – ответил адвокат, будто считал такое объяснение исчерпывающим.

* * *

Пегги Мур выросла, в Плимуте, штат Нью-Хэмпшир, под сенью Белых гор. Школу она окончила в Нью-Йорке, трижды побывала замужем и не очень-то жаловала тех, кто вставал у нее на пути. В Геотехническом институте она совмещала целый ряд обязанностей, но руководство командой геологического радара было самой любимой из них. И не потому, что эта работа казалась самой многообещающей, а потому, что приносила наиболее ощутимые плоды. Ничто не могло сравниться для нее с удовольствием сидеть перед монитором, высматривая геологические образования, сулящие нефть, – ну, разве что, кроме находки костей мастодонта, сделанной в Небраске и ставшей знаменательным пунктом карьеры Пегги.

Она предполагала, что на ферме Ласкера они ищут вторую яхту. Но теперь, без каких-либо объяснений, их послали на вершину гребня Джонсона. Какого же черта они выискивают?!

Этот вопрос не давал ей спать по ночам. Пегги заподозрила, что тут замешано нечто противозаконное – чем же еще может объясняться столь упорная секретность? Однако Макс (напомнивший Пегги первого мужа) кажется слишком уж осторожным, чтобы впутаться во что-то уголовное, а Ласкеры явно чересчур просты для этого. Сомнение у нее вызвала только Эйприл Кэннон, которую Пегги не успела толком узнать. В той угадывается какая-то жестокость; пожалуй, она способна преступить закон, если на то найдутся серьезные основания. Но ответа на главный вопрос это не дает. Что они ищут? Клад? Зарытые наркотики? Потерянный тайник с баллонами нервно-паралитического газа?

Пегги поглядела на Сару, отслеживающую сигнал с радара Чарли. В последние дни погода чуточку улучшилась, стало теплее, и Чарли без жалоб выписывал по гребню поисковый маршрут. Данные поступали в систему, и та преобразовывала их в изображения скал и глины.

Пару дней было не по-зимнему тепло, и укрывший землю снег растаял. Из-за раскисшей земли езда по гребню стала опасной, и Пегги прокладывала поисковый маршрут очень осторожно, чтобы держать Чарли подальше от обрыва. Пристально следя за его продвижением, она время от времени велела ему сдавать назад, жертвуя полнотой охвата ради безопасности.

Радар давал приличное изображение пластов на глубину около сотни футов. Для археологических нужд – если принять предположение, что именно такова цель изысканий – этого более чем достаточно.

Западная часть гребня Джонсона, верхушка дальней его стены, плоская и поросшая травой, являет собой плато ярдов сто пятьдесят в поперечнике, вытянувшееся на пару тысяч ярдов с севера на юг. С южной стороны зияет овраг, отделивший плато от соседних холмов, а с севера сплошной стеной высятся деревья.

Макс просил сосредоточить внимание на кромке обрыва.

– Помедленнее, – велела она Чарли, находившемуся чересчур близко от края.

– Понял, – отозвался Чарли, одетый в пуховую лесорубскую куртку и шерстяной треух с опущенными ушами.

Пегги ужасно хотелось найти хоть что-нибудь, и не только затем, чтобы наконец сориентироваться в происходящем, но и потому, что, будучи профессионалом, она намеревалась выдать заказчику результат, хоть тот и без надобности усложняет работы. И потом, ее раздражало недоверие Макса и его компаньонов. Никто не собирается красть у них бусы, наконечники стрел или чего там еще. Кроме того, было еще одно обстоятельство, указывающее на геологическую мотивацию: не очень-то смахивают они на людей, заинтересованных в откапывании старинных горшков. Но она объяснила им, что если бы они хотели отыскать, к примеру, золото, то непременно должны сказать об этом, чтобы добиться положительного результата.

Пегги сидела, закинув ноги на пульт и прихлебывая кофе, когда на экранах появилось очень странное изображение.

– Ни черта себе! – только и вымолвила Пегги, задержав на своем дисплее стоп-кадр.

9

За озаренные луной места, где некогда смеялись люди,

Почившие теперь в земле ничтожным прахом...

Уолтер Асквит, «Древние берега»

Макс находился в Таксоне, чтобы поторговаться за бомбардировщик «Галифакс», когда ему вдруг позвонила Эйприл.

– По-моему, мы получили эту штуку, как на блюдечке, – приглушенным голосом сообщила она. – Что-то погребено на гребне.

– Что? Еще одна яхта? – Макс глядел из окна пустынного здания маленького частного аэропорта на стоящий на взлетной полосе «Галифакс» в окружении аукционеров.

– Нет, куда крупнее! Примерно сто пятьдесят футов в поперечнике. Именно там, где ты и предполагал. У откоса.

– Черт!

– Макс, оно круглое.

– Что?

– Сам знаешь.

Последовало долгое, полное значительности молчание на обоих концах провода.

* * *

На компьютерных распечатках было что-то вроде куполообразного строения.

– Провалиться мне сквозь землю, если я видела нечто подобное, – сказала Пегги. – Это не похоже ни на дом лесника, ни на силосную башню. И уж ни в коем случае это не ферма. – Она с подозрением взглянула на Макса. – Как я понимаю, вы должны знать, что это такое.

Макс знал, что надеялся найти. Но абрис находки выглядел не очень-то аэродинамическим, и Макс лишь отрицательно покачал головой.

– А что вам еще приходит в голову? – поинтересовалась Эйприл.

– Ничего. Ничегошеньки. Просто большое круглое строение. Примерно пятисот футов в окружности.

– А в высоту?

– Двадцать футов у периметра. Тридцать или около того у вершины купола. – Они все вместе сидели в аппаратном фургоне, стоящем в опасной близости от обрыва, прямо над находкой. Ветер упорно толкался в борт фургона, будто хотел столкнуть его в пропасть. – И еще одна странность: площадка тут в основном скальная, покрытая лишь несколькими футами почвы. Ясно? Но эта штука выстроена в выемке. Вот поглядите, видите эти тени? Это сплошной гранит.

Эйприл попросила увеличить изображение.

– Выемка тоже круглая, – продолжала Пегги. – М-м, я бы сказала, что ее сделали специально для того, чтобы вместить купол.

Макс переглянулся с Эйприл.

– А вот еще. – Пегги указала на потемнение, находящееся под передней частью объекта (разумеется, если считать, что его передняя часть обращена к откосу). – Это канал, вырубленный в скале.

Канал выходил из-под строения и вел прямо к обрыву.

– А из чего купол сделан? – спросила Эйприл.

– Не знаю. Но могу утверждать наверняка, что не из камня.

– Откуда у вас такая уверенность?

– Сужу по отраженному сигналу. Он почти как у стекла. – Пегги постучала кончиками пальцев по столу. – Просто не представляю, как подобное сооружение могло очутиться в этом месте. Будь мы на равнине, я бы сказала, что это брошенный ангар. Оно достаточно просторно для этого. Но с какой стати строить ангар здесь? Эта штука смахивает на беседку, выстроенную для того, чтобы посиживать на терраске, любуясь долиной. Верно? – Она в упор взглянула на Макса. – Да только терраской тут и не пахнет.

Макса покоробило от ее раздраженного тона. Ему захотелось взять и выложить ей все. Но что тут скажешь? Что если его предположения верны, то она только что нашла летающую тарелку?.

Выбравшись из фургона, они уставились в землю, будто могли одним лишь усилием воли сделать ее прозрачной, чтобы заглянуть вглубь. Всю ночь шел снег, но крепкий ветер, дувший весь день, оголил вершину гребня. Солнце зашло, и температура стремительно падала.

18
{"b":"18625","o":1}