ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эйприл Кэннон нравилась ему, и Маке не мог заставить себя поверить, что ее уже нет, что она исчезла во мраке страны воспоминаний. На всех четырех мониторах пульта застыл стоп-кадр: угасающее изображение стула с вертикальными линиями, просвечивающими сквозь ножки и спинку.

Линии могут оказаться чем угодно – к примеру, дефектом пленки или объектива. Но не исключено, что это кусочек интерьера какого-то другого места – видом они смутно напоминают колонну. Перед мысленным взором Макса рисовался деревянный стул в галерее древнегреческого храма.

Если это действительно средство транспортировки, оно просто обязано работать в обоих направлениях. Тогда почему же Эйприл не вернулась?

Потому что система уже не нова. В конце концов, дым-то не действует! Может, Эйприл просто застряла.

И это можно проверить.

Макс закрыл объектив видеокамеры светофильтром, набрал полную лопату снега и направился в Купол. Там не было ни души – поиски сосредоточились на окрестных холмах. Когда под ногами захрустел земляной пол, Макс вдруг осознал, что впервые оказался здесь в полнейшем одиночестве.

Соорудив из снега посреди решетки небольшую горку, Макс поставил камеру на стул, направил ее на решетку и включил запись.

Затем нажал на стену у стрелки.

Та засветилась.

Макс попятился, пристально уставившись на снежную горку и машинально считая секунды.

Воздух над решеткой будто воспламенился. Полыхание разрасталось, превратившись в золотое облако, замерцавшее искрами и вспыхнувшее ослепительным блеском, так что Макс вынужден был отвернуться. И вдруг все угасло.

Снег бесследно исчез. Не осталось даже лужицы.

Ладно. Подхватив камеру, Макс рысцой припустил к вагончику и сунул кассету в видеомагнитофон.

Для начала он прокрутил запись с нормальной скоростью, просто чтобы проверить, все ли отснято. Но даже при этом было заметно, как снег перед окончательным исчезновением стал прозрачным.

Перемотав пленку к началу, Макс снова включил воспроизведение. Как только началась иллюминация, он остановил кадр и начал прокручивать запись в покадровом режиме. Свет стал ярче, затуманился и разросся. В тумане вспыхнули звездочки. Казалось, будто свечение активно отыскивает снежную горку. Сияющие щупальца охватили снег, и он начал просвечивать. Кадр за кадром он становился все прозрачнее, ничуть не утрачивая при этом четкости. И когда от него остался только намек, в кадре обозначился другой образ.

Макс оцепенел.

Перед ним появился обезглавленный торс Эйприл с безвольно обвисшими руками. В душе Макса плеснулось безмерное чувство утраты, слезы ярости ослепили его и уже хлынули из глаз, когда он внезапно осознал, что, может быть, это ее куртка.

Что это всего-навсего ее куртка.

«Миннесотские Близнецы». На экране видна даже эмблема. Ни малейших сомнений. Вот только спереди что-то не так. Висит какой-то цилиндрический предмет. Кусок трубы, что ли?

Нет, фонарик. Корпус фонарика, но без рефлектора.

И корпус вроде бы разбит.

Стандартный, недорогой фонарик, сделанный из пластика, один из тех, что с самого начала использовались здесь на раскопках. Но что с ним случилось?

Макс ломал над этим голову минут пять. Что бы он сам сделал, если бы застрял там, в этом невесть где? Он попытался бы передать сообщение.

Я здесь.

И... что еще?

Фонарик сломался?

Он перевел дыхание.

Что-то сломалось.

Транспортная система сломалась.

Он позвонил Арки.

– Она своего добилась. Это Портал. Переход.

– Откуда ты знаешь?

– Ее куртка на той стороне. У меня есть кадры.

У адвоката вдруг пропал голос. Макс буквально въяве увидел, как тот трясет головой, пытаясь уяснить, что к чему.

– Ты уверен?

– Да. Уверен.

– И что нам делать дальше?

Ответ был кристально ясен.

– Нужно ехать в магазин электротоваров.

* * *

Они вытащили владельца магазина прямо из постели и с ходу купили мотор-генератор, два галлона бензина, вольтметр, строительную электродрель мощностью в полторы лошадиные силы и еще ряд мелочей, а потом отвезли все это в Купол. При помощи дрели Макс внедрился в заднюю стену строения.

Внутри стены обнаружилась полость, занятая плоским прямоугольным кристаллом, смонтированным в рамке, размером приблизительно со стандартную монтажную плату и толщиной в четверть дюйма. В прозрачном веществе кристалла виднелось несколько крохотных выжженных точек. От кристалла к пиктограммам шли провода с цветовой разметкой.

– Наверное, это распределительный щит, – предположил Макс.

– Нам эту штуку ни за что не починить, – с ужасом посмотрел на него Арки.

– Это зависит от того, в чем проблема. Если что-то случилось с интегральной схемой, прошитой в кристалле, то мы, пожалуй, бессильны. Но может статься, там просто отошел какой-нибудь контакт. Или питание накрылось. – Макс пожал плечами. – Я бы не взялся сооружать нечто подобное, но с виду эта схема не так уж сложна.

– Вряд ли причина в питании. Если там нет источника энергии, то Эйприл ни за что не попала бы в место назначения.

– Пожалуй, что так, Арки. Но кто его знает? Давай посмотрим, что еще у нас тут имеется. – И Макс принялся копаться позади кристалла.

Там обнаружилась еще связка кабелей – один уходил в пол, другие загибались вверх. Несколько кабелей были связаны в пучок.

– Один из них наверняка идет к источнику питания, – сказал Макс. – А этот пучок, готов побиться об заклад, приводит в действие сам транспортный механизм – уж и не знаю, где он и как устроен.

– Тут с ходу не разберешься, куда они все идут, – заметил Арки.

– Ничего, мы попробуем срезать на поворотах. – Макс встал коленями на резиновый коврик, взялся за кабель, предположительно идущий от источника тока, и осторожно потянул. К его великой радости, кабель отсоединился очень легко, открыв электрический разъем, словно контакты только вчера почистили и смазали. – Порядок. Дай-ка мне вольтметр!

Но добраться до кабеля оказалось не так-то просто, и в конце концов Максу пришлось расширить отверстие. Но зато результат оказался обнадеживающим.

– Постоянный ток, – сообщил Макс. – Восемьдесят два вольта.

– Странное число, – проронил Арки.

– Сомневаюсь, что они играют в эти игры по нашим правилам.

Арки залил бензин в бак генератора. Потом при помощи регулятора выставил напряжение, разделал покупной кабель и скрутил концы проводов так, чтобы они подходили к разъему, находящемуся с задней стороны кристалла. Макс нажал на стрелку, и та засветилась.

– Порядок, – подытожил он. – Пожалуй, пора попытаться поймать пулю зубами.

В глубине души он отчасти надеялся, что ничего не получится, и тогда можно будет со спокойной совестью отказаться от попытки последовать за Эйприл. Но теперь его приперли к стенке, и настало время Максу задуматься, хватит ли у него духу встать на решетку.

Отключив генератор, он подстыковал к разъему родной кабель, затем поставил генератор на решетку, пристроил рядом инструментальный ящик и взял большой адвокатский блокнот.

– Ох, не нравится мне все это, – вздохнул Арки. – Если что-нибудь пойдет не так, я рискую лишиться лицензии. – Он открыто улыбнулся Максу, и тут Макс внезапно понял, что заслужил уважение адвоката, и на душе у него сразу как-то полегчало. – А зачем бумага-то?

– Для связи. – Макс продемонстрировал толстый черный фломастер. – Если мы там застрянем, а эта штука не сработает, я вывешу записку.

Неуклюже вскарабкавшись на решетку, он зажмурился. Потом медленно открыл глаза.

– Ладно, Арки. Жми на кнопку.

20

... в неизведанные воды,

К далеким и враждебным берегам...

Уильям Шекспир, «Зимняя сказка»

Мир утонул в ослепительном сиянии. Своды Купола стали прозрачными, и сквозь них начал просачиваться голубовато-белый солнечный свет. Лиловые холмы то обретали, то вновь теряли резкость очертаний. Пол вдруг куда-то провалился, и Макс полетел, но не вниз, а словно скользя на планере. Под горло внезапно подкатила волна дурноты. А затем он рухнул на четвереньки на твердь земную.

45
{"b":"18625","o":1}