ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Забей на любовь! Руководство по рациональному выбору партнера
Сердце предательства
Отель
Миллион вялых роз
Предложение, от которого не отказываются…
Искушение архангела Гройса
Скандал с Модильяни
Чернокнижники выбирают блондинок
Зеркало, зеркало
A
A

– Господин президент, – произнесла Шумахер, – находка Купола – событие неоценимой важности. Если вы его уничтожите или позволите уничтожить, то можете не сомневаться, что грядущие поколения никогда вам этого не простят.

Больше она не проронила ни слова, но эта единственная реплика произвела должный эффект.

Переливание из пустого в порожнее тянулось еще часа два. Итон стоял стеной. За спасение Купола выступали только Аннойк и Шумахер. Тони Питерса снедали сомнения, но мало-помалу он склонялся к мнению, что следовало бы попытаться извлечь из гребня пользу, попытав судьбу с экономикой и прочими побочными явлениями, каковые могут проистечь от этой находки. Но, будучи по натуре человеком осторожным и лояльным по отношению к главе государства, он воздержался от рекомендаций принять такой образ действий. Остальные присутствующие упорно стояли на своем: необходимо изыскать способ избавиться от находки.

Когда совещание завершилось, президент отвел Питерса в сторонку:

– Тони, я хотел поблагодарить тебя за сегодняшний вклад в дискуссию.

Питерс кивнул:

– И как же мы поступим?

До сих пор Тейлор никогда не отличался нерешительностью, но сегодня вечером впервые на памяти Питерса не мог прийти к окончательным выводам.

– Хочешь услышать правду? Я не знаю, как поступить. Я думаю, эта штуковина подорвет экономику, и никому не ведомо, с чем мы останемся, когда выберемся из этой передряги. Но при этом я еще и считаю, что Элизабет права. Если я позволю разрушить Купол, историки выпустят мне кишки.

Во взгляде его застыло выражение сильнейшей тревоги.

– Так какую же линию мы изберем?

– Не знаю. Тони, в самом деле не знаю.

* * *

– Слушаем, Чарли из резервации.

– Приветик, Снежная Ястребица. Я хотел высказаться насчет собрания.

– Слушаем.

– Когда я вчера туда пришел, я думал в точности, как ты. Я думал, следует захапать денежки.

– И что же вы думаете теперь?

– Ты видела картинки?

– С той стороны? Да.

– По-моему, Арки прав. По-моему, пора собирать манатки, двигать туда и давить на рычаг.

– Сомневаюсь, что Арки предлагал именно это.

– Предлагал-предлагал, и я его поддерживаю обеими руками. Слушай, Снежная Ястребица, из резервации нам не вырваться ни за какие деньги. Так что пусть оставят свои двести миллионов себе. А мне дайте море и лес!

– Ладно, Чарли. Спасибо, что высказались. Вы в эфире, Мадж с Дьявольского озера.

– Привет, Снежная Ястребица. Послушайте, я считаю, что человек, звонивший до меня, абсолютно прав. Я готова отправляться.

– В дикие леса?

– Точно. Давайте трогаться.

– Ладно. Джек из резервации, ваше слово.

– Эгей, Снежная Ястребица, я ведь тоже там был.

– На собрании?

– Ага. Ты ни капельки не права. Мы можем начать жить по новой, и мы будем офигенным дурачьем, если прошляпим такой шанс. Я за то, чтоб укладываться – и вперед. И уж на сей раз мы европейцев на пушечный выстрел к себе не подпустим. А как зайдем, то сделаем, как сказал этот, как его там: запрем двери на засов.

22

Наши знания – факел чадящий,

Озаряющий путь лишь на шаг

Среди жути и хлябей зияющих...

Джордж Сантаяна, «Сонет III»

Арки был непреклонен.

– В этот девственный мир не войдет больше никто, пока мы не проникнемся уверенностью, что это безопасно.

– Черт побери, Арки! – взорвалась Эйприл. – Мы никогда не сможем проникнуться уверенностью, что это абсолютно безопасно!

– Тогда, быть может, следует вообще выбросить это из головы. Взять за Купол самую лучшую цену, какую удастся, и предоставить другим беспокоиться об исках.

– Каких еще исках?!

– Исках, которые возбудят против нас, как только какая-нибудь тварь сожрет одного из твоих разлюбезных академиков.

– Никто никого не сожрет.

– Откуда ты знаешь? Ты можешь это гарантировать?

– Конечно, нет.

– Тогда, пожалуй, стоило бы всерьез поразмыслить об этом. – Он перевел дыхание. – Нам надо задаться вопросом, в самом ли деле мы хотим, чтобы вся эта публика слонялась там.

– Они не слоняются. – Эйприл выдержала паузу, чтобы успокоиться и говорить ровным голосом. – Эти люди знают свое дело. Кроме того, нельзя же оставлять Купол себе в единоличное пользование. Мы должны позволить посмотреть на него как можно большему числу людей.

– Тогда позволь спросить тебя снова: а что будет, если кто-нибудь из них погибнет?

– Там нет крупных хищников.

– То есть ты не видела крупных хищников, Эйприл, а это не одно и то же. А как насчет болезней, каких-нибудь диковинных микробов?

– Если они и есть, уже слишком поздно. Мы с Максом побывали там и вернулись.

– Знаю, – сурово взглянул на нее Арки. – До этого мне тоже нет никакого дела. Слушай, пока что все делалось с наскока, а теперь пора взяться за дело всерьез, пока мы не прогорели. Для начала я хочу, чтобы вы с Максом замерили все физические характеристики до единой. Тем временем мы прикроем экскурсии до того времени, когда Адам не подтвердит, что там безопасно. Хорошо? Я не хочу, чтобы хоть кто-либо входил туда до того. Даже вы.

– Арки, – возмутилась она, – не можем же мы ни с того ни с сего закрыть ворота и объявить, что там опасно!

– Мы только что сделали это, – только и сказал он.

* * *

Адам собрал свою команду, в которую входили Джек Быстрая Нога, Андреа Ястребица, Джон Малый Призрак и еще два человека, не знакомых Эйприл, после чего начал извлекать из ящиков и раздавать автоматические винтовки, гранаты и пистолеты.

– Вид такой, будто вы собрались охотиться на динозавров, – заметила Эйприл.

– Лучше перестраховаться, чем потом раскаиваться, – пожал Адам плечами и дал знак своим людям становиться на решетку, затем нажал на пиктограмму стрелки и присоединился к ним, напоследок сказав Эйприл: – Увидимся вечером.

Он как раз убирал в подсумок запасной магазин, когда они начали таять.

Макс вошел, неся в руках пару желтых воздушных шариков и свою видеокамеру.

– Я-то не против, – с ходу заявила ему Эйприл, – но это создает нехороший прецедент. И что же нам делать теперь? Посылать вперед спецназ, прежде чем заглянуть в любое другое место?

– Это если другие места вообще есть, – отозвался Макс. – Не знаю. Но по-моему, это не такая уж глупая мысль.

Эйприл хмыкнула, но ничего не сказала.

– Как ты думаешь, строители этой системы там еще есть? – поинтересовался Макс.

Взор Эйприл затуманился.

– Прошло десять тысяч лет. А это срок немалый.

– Может, для них это не так уж и много.

– Может, и так. Но Купол брошен давным-давно. А в Эдеме тоже ни малейших признаков недавних визитов. Тебе это о чем-нибудь говорит?

За панорамным окном виднелись туристы, фотографирующиеся на фоне достопримечательности номер один.

– Любопытно, где эта транспортная сеть кончается? – проронил Макс.

– Мне давно не терпится выяснить это, – с загоревшимися глазами откликнулась Эйприл.

Наружная дверь открылась, в коридоре послышались шаги, и в дверном проеме показался Арки Рыжий Папоротник. Приветственно взмахнув рукой, он стащил куртку, бросил ее на спинку стула и сообщил:

– Поговаривают, что вас собираются сделать почетными членами племени.

– Мне это нравится, – улыбнулась Эйприл.

Насколько Макс помнил, до сих пор подобной чести удостоился только Сэм Хьюстон[15]. Недурная компания.

– Мне тоже, – подхватил Макс.

– А что теперь? – Арки взглядом указал на воздушные шарики.

– Хотим посмотреть, что еще имеется в нашем распоряжении.

Шарики украшала надпись «Форт-Мокси» и изображение Купола. К обоим были привязаны довольно длинные нитки. Макс, будто иллюзионист, готовящийся к фокусу, подтащил два стула и установил их по обе стороны от решетки, вне пределов захвата поля, упиваясь главной ролью в этом представлении. Затем привязал к спинкам стульев один шарик так, что он парил как раз над центром решетки.

вернуться

15

Сэмюэл Хьюстон (1793-1863) – американский генерал, возглавлявший борьбу за отторжение Техаса от Мексики

51
{"b":"18625","o":1}