ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вернуться домой
Призрак в кожаных ботинках
За них, без меня, против всех
Первый шаг к мечте
Луна-парк
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Он мой, слышишь?
Его кровавый проект
Создайте личный бренд: как находить возможности, развиваться и выделяться
A
A

– Что?

– Я бы не стала тебя беспокоить, но Том отправился в Титусвилль, и я не смогла с ним связаться.

– А зачем он тебе? В чем дело?

– Ты знаешь про судно, что мы нашли?

– Судно? Нет. Где нашли?

– Здесь, на ферме.

Макс представил себе многие и многие акры пахоты, раскинувшиеся на бескрайней, плоской как блин равнине.

– Извини, Джинни, но, по-моему, я что-то недопонял.

– Мы нашли судно, Макс. Откопали. Оно было зарыто. Спрятано.

– Ты шутишь?

– Макс, речь идет не о весельной лодке. Это яхта. Про нее рассказывали по телевидению.

– Боюсь, я как-то проглядел.

– Я, собственно, почему позвонила – нынче вечером я выглянула из окна и увидела в амбаре свет. От яхты.

– Она горит?

– Нет. Светится.

– Значит, кто-то забрался туда и включил свет? Ты это хочешь сказать?

– Амбар заперт. Вряд ли ее кто-либо трогал. По-моему, свет включился сам по себе. Это габаритные огни, длинные зеленые лампы на носу.

Макс все еще не мог взять в толк, о чем речь:

– А кто ее зарыл?

– Макс, мы не знаем. Мы ничего не знаем – кто зарыл и когда... – Голос ее дрожал.

– Ты хочешь, чтоб я приехал? – Джинни замялась, и эта пауза оказалась красноречивее слов. – Ладно, уже выхожу.

– Спасибо. – В ее голосе прозвучало облегчение. – Я отправлю Уилла встретить тебя в аэропорту.

3

Вот тихий света предел...

Альфред Теннисом, «Титон»

Ну по крайней мере хотя бы есть повод снова вывести «Молнию» на взлетную полосу.

Лететь от Фарго до Форт-Мокси и границы миль сто пятьдесят на север. Ночь стояла беззвездная, земля была погружена во тьму, изредка разбавляемую огоньками уединенных ферм и одиноких автомобилей, катящих по проселочным дорогам.

В кабине самолета Макс всякий раз чувствовал себя обновленным, славно оставил повседневные хлопоты на земле. Мерный рокот двух моторов наполнил ночь, и Макс попытался вообразить, каково было лететь бок о бок с В-17 над Германией. Потом представил, как выпускает очередь в поединке с двумя «Мессерами-109», и впереди вспухает огненный смерч.

Заходя на посадку в Международном аэропорту Форт-Мокси, он широко улыбался. Уилл Ласкер дожидался его рядом с черным пикапом марки «форд». Одетый в куртку с футбольным номером, парнишка выглядел смущенным.

– Вы уж простите, что мы вас вытащили в такую даль, – сказал он. – В общем, мы не боимся какого-то света, но вы же знаете женщин...

Макс кивнул и забросил сумку в кузов.

Уилл обрушил на него целую лавину сведений, рассказав, как они нашли яхту, как та выглядит, как их до сих пор донимают ежедневные посетители.

– Многие считают, что это мы сунули ее в яму.

– Могу понять, откуда у них такое мнение.

Уилл сосредоточенно всматривался вперед. Машина оставила огни Форт-Мокси позади, выкатившись на темные просторы прерии.

– Только сумасшедшему придет в голову такое, – продолжал парнишка, словно не слышал реплики Макса. – Будь у нас такая яхта, мы спустили бы ее в озеро, а не в яму.

Макс даже не представлял, что за судно можно найти посреди пашни. В его воображении сложился образ прогнившего корыта с фонарями, свисающими с планшира, и он оказался совершенно не готов к зрелищу, ждавшему в амбаре, куда привела его Джинни.

– Боже мой! – выдохнул он. – Вы меня разыгрываете!

Изящная яхта сверкала яркими красками даже в свете голых ламп накаливания. Уилл оказался прав: подобному судну место в озере Виннипег, а не в обшарпанном амбаре в окрестностях Форт-Мокси.

– Мы не имеем представления, откуда она взялась, – сказала Джинни, угадав его мысли по выражению лица. – Ни малейшего.

Яхта стояла на прицепе. Снабженный шарниром грот был сложен. У стены высилось несколько свертков белого холста.

– Это паруса, – пояснила Джинни, проследив направление взгляда Макса.

По влажной духоте и запаху конюшни Макс догадывался, что в глубине амбара расположены стойла лошадей. Потом разглядел лампу на носу судна, длинную и каплевидную, но та не горела. На всем судне не было ни огонька. Широкий, длинный киль шел от носа до кормы. Штурвал виднелся на корме, но вполне вероятно, что его дубликат имелся и в рубке, установленной чуть впереди от кокпита. На носу, под лампой, были начертаны черные угловатые письмена, не похожие ни на какие известные Максу.

– Ты их выключила? – спросил он. – Лампы, я имею в виду.

– Не совсем. – Джинни щелкнула выключателем.

Амбар погрузился во тьму – непроглядную, вязкую, чуть ли не осязаемую. Лошади забеспокоились.

– Джинни! – окликнул Макс.

– Давай подождем.

Что-то затлело – сперва слабым, фосфорическим блеском, текучим и аморфным, словно лунный свет, просачивающийся сквозь тонкую облачную пелену. Свет становился ярче прямо на глазах, набираясь насыщенной зелени, как лужайка после весеннего ливня или лучи солнца, просачивающиеся в море. Он наполнил стойла, озарил вилы и мотыги, отбросил резкие тени от трактора и яслей, расположенных у стены. Макс изумленно глядел на сияние, теперь уразумев, чем была напугана Джинни.

– С другой стороны еще одна, – сообщила она. – Белая.

– Габаритные огни, – произнес Макс. – Но они ведь неправильные, а? Здесь левый борт. Огонь должен быть красным.

– Не знаю.

– Ну да, красный по левому, а зеленый по правому. – Обойдя яхту, он осмотрел ее с другой стороны. – А белый – это вообще пальцем в небо. – Он потрогал обшивку, и та оказалась на ощупь приятной, как резное красное дерево или кожаное кресло. Макс обернулся к Джинни. – Она старая?

– Даже не представляю! – махнула та рукой.

Макс сцепил руки за спиной и двинулся вокруг яхты. Итак, прежде всего стоило бы выяснить, зачем зарывать в землю такое сокровище?

– Кто-нибудь предъявлял на нее права?

– Нет.

– Она в прекрасном состоянии, хоть в витрину ставь. – Он недоверчиво разглядывал сверкающие борта, полированные мачты, яркие краски. Потом подошел к полкам с парусами. На ощупь материал оказался совсем не похожим на парусину.

– Мы выстирали их, – сообщила Джинни.

– Вряд ли она долго пролежала в земле.

– Ни за что не поверю, что ее закопали на моей памяти. Сколько я здесь живу, такого быть не могло.

– А что было внутри? Трупы?

– Мы тоже этого опасались. Нет, никаких трупов. И никаких наркотиков.

– А как насчет регистрационного номера? Предыдущего владельца можно вычислить по нему.

– Если он и есть, то мы не смогли его отыскать. – Джинни подошла к нему поближе. – Макс, в ней нет и мотора.

– Не может быть. У нее же есть винт... – Тут он заметил, что вал сломан. – Во всяком случае, был.

– Знаю. Вал уходит в небольшой зеленый ящик. Открыть ящик мы не смогли, но на мотор он не очень-то похож.

Джинни снова включила свет. Макс сложил ладони чашей над габаритным огнем и наблюдал, как тот угасает.

– Эта штука пугает меня до потери пульса. – Она сплела руки на груди. – Макс, что это такое?

Подобных яхт Макс не видел еще ни разу в жизни.

– Пойдем-ка в дом, – только и сказал он.

Он был рад оказаться подальше от яхты. Джинни настаивала, чтобы оба сына перенесли свои постели в гостиную. Джерри пришел в восторг от возможности поспать на новом месте – тем более что ему тоже было не по себе. Уиллу было все равно, но он сделал вид, что не доволен.

– Уважь мать, – сказал ему Макс с заговорщицким видом: мол, мы-то, мужчины, понимаем, что к чему.

Дети послушались, и они заночевали в гостиной всей компанией. Джинни оставила свет включенным во всем доме.

4

Скользит по туманной глади морей,

И трюмы полны пространств и времен...[2]

Уолтер Асквит, «Древние берега»
вернуться

2

эта цитата вымышлена, как и многие другие

6
{"b":"18625","o":1}