ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спал Макс плохо. Он старательно разыгрывал добродушное удивление перед страхами Джинни и ее требованием, чтобы все держались вместе, будто в амбаре завелся некий демонический дух, наведавшийся с равнины. Но именно Макс предложил оставить включенными парочку ламп снаружи. Уж лучше сочащийся в окно свет будет исходить от шестидесятиваттных лампочек «Дженерал электрик», чем от этого бог-весть-чего. И все же Макс втайне гордился, что именно к нему Джинни обратилась за помощью.

Однако причиной его беспокойства послужило отнюдь не загадочное явление в амбаре, а ощущение дома, духа семьи. Подобная атмосфера окружала его лишь в детстве. Порой Ласкер подшучивал над разнообразием и многочисленностью интрижек Макса – дескать, с каждой не больше одного раза. Макс подыгрывал ему, потому что именно такой реакции от него ждали, – но на самом деле отдал бы все на свете, лишь бы в его жизни появилась такая же Джинни.

Утром они разыскали Тома. При свете дня вчерашние тревоги показались высосанными из пальца; Джинни не так-то просто было растолковать, с какой стати она обратилась за помощью, и Макс чувствовал себя очень неуютно.

– Я не хочу, чтобы ты считал меня истеричкой, – говорила она мужу в трубку, – но тут было довольно жутко. Я за то, чтобы избавиться от этой чертовщины.

Голос Ласкера звучал через динамик. Он не мог поверить, что свет включился сам по себе, и все спрашивал, уверена ли она. Наконец он вроде бы счел объяснения достаточными, хотя Макс прекрасно понимал, что Том поверит рассказу жены лишь после того, как увидит все собственными глазами. Что же до избавления от яхты, то:

– По-моему, не стоит принимать поспешных решений. Если хочешь, можно накрыть ее брезентом. Тогда ты ни черта не увидишь.

Джинни бросила взгляд на Макса:

– Том, вряд ли мне станет от этого намного легче.

– Макс, а ты-то что думаешь? – поинтересовался Ласкер. – У тебя есть какие-нибудь соображения на сей счет?

– Нет, ни малейших. Но я скажу тебе одно: в земле яхта пролежала не так уж долго.

Ласкер надолго умолк, потом наконец сказал:

– Ладно уж. Слушайте, я трогаюсь сегодня же, ближе к полудню. Отлетаю свое и сразу же в путь. Буду дома во второй половине дня.

Стоял холодный, серый, унылый день, грозивший то ли дождем, то ли снегом, то ли и тем и другим вместе. Во время завтрака приехали несколько человек, принявшихся стучать в переднюю дверь – мол, нельзя ли взглянуть на яхту? Джинни покорно отперла амбар и вытащила прицеп под хмурое небо стареньким трактором «Джон Дир». Развешанные на прицепе таблички призывали посетителей ничего не трогать.

– А стоит ли утруждать себя? – спросил Макс, за обе щеки уписывая блинчики и бекон. – Оставь судно в амбаре, и все это безобразие прекратится.

– Я бы не задумываясь так и поступила, но Том считает, что это не по-добрососедски. Он думает, что, раз люди приехали поглядеть на эту штуковину аж из Виннипега или Фарго, они имеют право ее увидеть. – Она пожала плечами. – Не то чтобы я была с этим не согласна, но эта суматоха уже сидит у меня в печенках.

Подъехали новые машины с зеваками, пока Макс заканчивал завтрак.

– Мы надеемся, что скоро им это наскучит. Или они промерзнут. Нам все равно. – На мгновение холодные голубые глаза Джинни встретились со взглядом Макса. В ее глазах до сих пор читался страх, даже при свете дня. – Макс, я бы с радостью избавилась от яхты.

– Тогда продайте ее. – Макс знал, что Джинни может уговорить мужа.

– Мы непременно так и поступим. На это уйдет какое-то время. Но я даже не уверена, что мы можем ею свободно распоряжаться.

Макс доел блинчики и потянулся за новой порцией. Обычно он старался не переедать, но устоять перед стряпней Джинни не мог.

– Любопытно, – произнес он, – не зарыто ли тут что-нибудь еще.

– Надеюсь, нет, – вздрогнув, отозвалась Джинни.

Макс все пытался составить сценарий, сводящий концы с концами, и никак не мог отделаться от мысли о мафии – кто ж еще способен измыслить нечто столь же дикое? Быть может, яхта была важной уликой в каком-нибудь чикагском убийстве?

Кто-то постучал в кухонную дверь.

Открыв, Джинни увидела женщину средних лет, одетую в меха, в сопровождении невозмутимого седовласого шофера.

– Миссис Ласкер? – справилась пришедшая.

Джинни кивнула.

Женщина вошла, расстегнула шубу и тут увидела Макса.

– Доброе утро, мистер Ласкер.

– Моя фамилия Коллингвуд.

При этом известии она лишь слегка приподняла бровь и повернулась обратно к Джинни.

– Я Эмма Маккарти. – Ее острые, инквизиторские черты говорили о высокомерной привычке судить все и вся. – Я хотела бы осведомиться, не продается ли ваша яхта, дорогуша. – Она закрыла за собой дверь, оставив шофера на крыльце.

– Да нет, вряд ли, – ответила Джинни. – Мой муж в восторге от нее. Мы собираемся сами воспользоваться ею ближайшим летом.

Маккарти кивнула и уселась на стул, дав Максу знак налить кофе.

– Прекрасно вас понимаю. На вашем месте я была бы настроена точно так же. Очаровательная яхта.

Джинни вручила чашку гостье.

– Несомненно, вы хотите иметь возможность выбора, – продолжала та. – Однако могу вас уверить, лучшей цены вам не предложит никто. Может, вы позволите мне взглянуть на судно поближе? Я хотела бы осмотреть каюты. И мотор.

Джинни присела за стол напротив гостьи.

– Должна вам сказать откровенно, мисс Маккарти...

– Миссис, – поправила та. – Мой муж Джордж, упокой, Господи, его душу, нипочем не снес бы, если бы я теперь отреклась от него.

– Миссис Маккарти, – улыбнулась Джинни, – я с удовольствием покажу вам яхту. Но в данный момент я не готова принять ваше предложение.

Миссис Маккарти сбросила шубу, позволив ей упасть на спинку стула и всем своим видом заявляя: «Выложим карты на стол».

Извинившись, Макс пошел собирать вещи. Пора возвращаться в Фарго. Том скоро приедет, по владениям слоняется толпа зевак, так что в присутствии Макса вряд ли есть нужда. Из окна гостиной ему было видно, что автомобили все продолжают прибывать. Заморосил дождь. Виднеющиеся за дорогой серые, пустынные поля протянулись до самого горизонта.

Откуда ж тут взялась яхта?

Ни регистрационного номера, ни табличек.

А паруса якобы пролежали в земле больше двух десятков лет, как утверждает Джинни. Безумие. Это просто не может быть правдой.

Бросив сумку у входной двери, Макс направился в амбар, чтобы еще раз взглянуть на паруса. Аккуратно сложенные, они были спрятаны в пластиковые мешки. Открыв один из них, Макс извлек ткань – ослепительно белоснежную и мягкую. На ощупь она напоминала скорее рубашку, чем парус.

Вернувшись в дом, он мог даже не спрашивать, как прошли переговоры, – Джинни была на седьмом небе.

– У нее такой же бизнес, как и у тебя, Макс, – сообщила Джинни. – Можешь ты в это поверить? Только она восстанавливает суда.

Джинни протянула Максу визитную карточку. Там значилось: «Пеквод, Инк. Миссис Джордж Маккарти, директор. Судоходство, как в былые дни».

– Как я понимаю, она сделала тебе предложение?

Глаза Джинни округлились.

– Да! – Ее голос сорвался на фальцет. – Шестьсот тысяч!

Она обняла Макса и стиснула с такой силой, что он едва удержался на ногах.

По дороге подкатил небольшой автобус. Дверцы его открылись, но пассажиры – похоже, группа пенсионеров – не спешили выбраться под дождь.

– Не хватайся за это предложение чересчур поспешно, – покачал головой Макс.

– Как? Почему?

– Потому что яхта, наверное, стоит не в пример дороже. Послушай, Джинни, корабли – не моя специальность, но хвататься за первую попавшуюся сделку неблагоразумно. – Макс сосредоточенно нахмурился. Черт его разберет, что тут и как. – По-моему, немного выждав, ты ничего не потеряешь. А если всплывет что-нибудь существенное, то еще и выиграешь.

Джинни надела куртку и вместе с Максом вышла на крыльцо, где прятались от дождя пять или шесть туристов. С неба сеяла мелкая изморось, было ужасно холодно.

7
{"b":"18625","o":1}