ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Доктор Данилов в Склифе
Половинка
Urban Jungle. Как создать уютный интерьер с помощью растений
Магнетическое притяжение
Грей. Кристиан Грей о пятидесяти оттенках
По кому Мендельсон плачет
В глубине ноября
Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!
Музыка ночи
A
A

Тело положили в машину «скорой». Как только она отъехала, Гибсон вышел вперед и назвался.

– Попрошу вас всех пройти со мной.

– Зачем? – вопросил седобородый. Ростом он не выделялся, и черты лица его говорили о кротости характера, но, представ перед спецназовцем, он едва сдерживал гнев. – Чтобы вы могли продолжать свою войну?!

Гибсон воззрился на него. Дело все более и более осложняется.

– Просто арестуйте всю компанию, – вполголоса процедила Элизабет.

– Кто вы? – спросил Гибсон у седобородого. Двоих в этой толпе он узнал, но седобородый был ему незнаком.

– Стивен Джей Гулд. – Тот возвысил голос, чтобы его не заглушил вой ветра. Камера приблизилась, и софит осветил его лицо, чтобы его увидела вся страна. – Мы не собираемся идти вам навстречу. Если правительство хочет убить еще кого-нибудь, пусть начинает с нас.

Они принялись выстраиваться в шеренгу, образуя живой барьер между противниками.

– Гулд, – проговорил Лесли в микрофон, – палеонтолог.

В кадре появился высокий мужчина с аристократической наружностью.

– Чарльз Курран, теолог. – Лесли поднес ему микрофон.

– Это не просто диспут о правах собственности. – Курран словно собирался призвать к порядку недисциплинированного ребенка. – Гребень Джонсона не принадлежит ни одному правительству или даже правительствам. Он принадлежит всем и каждому. – Теолог посмотрел прямо в объектив. – Сегодня его защитники в осаде. В таком случае все мы в осаде.

– Артур Майер Шлезингер-младший, историк.

Карие глаза Шлезингера за стеклами очков в роговой оправе гневно полыхнули, и Гибсона вдруг охватило ощущение бесполезности оружия.

– Скотт Карпентер, астронавт.

Второй пилот Макса, все еще полный сил – хоть сейчас на орбиту, – кивнул невидимой аудитории.

– Грегори Бенфорд, астрофизик и писатель.

Бенфорд – среднего роста, бородатый, одетый в чересчур просторную, наверняка с чужого плеча, охотничью куртку – едва удостоил Гибсона взглядом и взмахом руки позвал губернатора. Ходок неуверенно занял место в шеренге:

– Джеймс Ходок. Вождь Мини Вакан Ойяте – Народа Озера Духа. Спасибо, – вымолвил Ходок, посмотрев налево и направо.

– Гарри Марковиц, экономист.

Марковиц скрестил руки на груди, олицетворяя собой непокорность.

– Ричард Уилбур, поэт.

Уилбур кивнул, мысленно пребывая где-то далеко, измеряя взглядом пропорции пространства, отделяющего Купол от окружающих холмов, словно бы узнавая знакомую, памятную местность.

– Дэвид Шрамм, астрофизик.

В шеренгу встал «полузащитник», испачканный кровью Асквита:

– Стивен Хокинг, физик.

Как и остальные, Хокинг был одет не по сезону, словно его оторвали от дела в других, более теплых краях и в спешке затолкнули в самолет. Он холодно смерил Гибсона взглядом с головы до ног.

– Уолтер Ширра, астронавт.

Карие глаза, квадратная челюсть, средний рост. Гибсон узнал его. Он где-то читал, что Ширра – самый общительный и жизнерадостный из астронавтов. Но сегодня в его взгляде не было даже искорки благодушия.

– Урсула Ле Гуин, писатель.

Она все еще стояла, глядя на место, где пал Асквит. На ее одежде тоже алела кровь.

– И Карл Саган, астроном.

Как и остальные, Саган источал гнев и отчаяние, события последних часов поколебали присущий ему оптимизм.

– С нами был еще Уолтер Асквит, – провозгласил он. – Уолтер был поэтом.

– Знаете, – низким, полным угрозы голосом пророкотал Гибсон, – даже вам не встать выше закона.

– Порой закон просто глуп, – отрезал Марковиц.

Подошедшая сзади Эйприл Кэннон заняла место между Ширрой и Хокингом.

А Гибсон уже прикидывал в уме, что скажет начальству.

33

Наша песнь достигнет

Той дальней земли...

Из поэзии южных пайютов

Они провели вечер по ту сторону ворот, расположившись на берегу безымянного моря. Подложив под головы рюкзаки, Саган и Шрамм лежали на песке, разглядывая незнакомые созвездия; Карпентер, Уилбур, Хокинг и Ширра безмолвно сидели вокруг угасающего костра, прислушиваясь к шелесту прибоя и ощущая то же, пожалуй, что испытывают люди, выброшенные морем на неведомый берег. Ле Гуин, Курран и Ходок сбросили обувь и шлепали босиком по воде, гадая, что лежит за морем. Шлезингер, Гулд и Марковиц обменивались с Эйприл мнениями о транспортной системе, доставившей их сюда, и прикидывали, во что выльется ее адаптация к местным условиям.

– Городам конец, – высказался Марковиц.

– Города имеют социальную значимость, – не согласился Гулд. – Хотя бы как места, откуда можно удрать.

Макс держался особняком, испытывая робость, пока Эйприл не заметила его. Вручив Максу банку коки, Эйприл затащила его в круг друзей.

– Не знаю, поблагодарили ли мы тебя, – вымолвила она. – Если бы не ты, ничего этого уже не было бы.

Марковиц засмеялся и обнял его за плечи.

– Да, Макс, нравится вам это или нет, но это вы привели нас сюда. Что бы ни произошло в дальнейшем, это будет на вашей совести.

* * *

– На самом деле вопрос заключается в том, – заметил Саган, когда похолодало и все сгрудились вокруг костра, – куда мы отправимся дальше?

– В каком это смысле? – уточнила Эйприл.

– По-моему, он имеет в виду, что правительство в чем-то право, – пояснил Уилбур. – Я с ним согласен.

– Поддерживаю, – подхватил Ширра. – Начав эксплуатацию Купола, мы выходим далеко за рамки человеческого опыта. Взять хотя бы то, что возникнет экономика совершенно нового типа. Разве не так, Гарри?

– О да, – кивнул Марковиц. – Но мы можем подготовиться. Адаптироваться. – Он с улыбкой махнул рукой в сторону моря. – Будущее ждет нас где-то там.

– На нас лежит ответственность, – через свою электронику проговорил Хокинг. – Более того, своим сегодняшним решением мы сами возложили ее на себя. Теперь уж на попятную не пойдешь.

Море дышало покоем, тихо накатывая волны на пляж, вольготно раскинувшийся под чужими небесами.

– Но нас подстерегают опасности, – проронил Ходок.

Курран согласно кивнул:

– Риск пропорционален масштабам свершения, как и страх. – Он ухмыльнулся. – Нам придется за многое ответить.

– Нам нечего бояться, – откликнулся Шрамм.

– Стивен прав, – высказался Шлезингер. – Перед нами новый мир. А старые миры всегда не в ладах с новыми идеями.

Бенфорд открыл коробку со сладостями, насадил кусочек на прутик и поднес его к огню.

– Итак, речь идет о том, что во главе должны пойти мы?

– По-моему, вам просто придется, – ответил Макс.

Несколько лиц обернулось к нему. Макс подметил, что эта перспектива не так уж пугает их. Ле Гуин потыкала палкой в костер. Дрова затрещали, туча искр взвилась в темное небо.

– Не слишком ли самонадеянно? – произнесла писательница.

Шрамм откупорил две банки пива и одну из них протянул Бенфорду.

– Конечно, самонадеянно. Но мне кажется, что немного самонадеянности тут не повредит.

– А ведь нас могло и не оказаться на месте, когда нужна была помощь, – заметил Курран. – Я еще не уверен, но, по-моему, вчера вечером мы совершили федеральное преступление.

– По-моему, нам не о чем беспокоиться, – улыбнулся Саган. – Мэтту Тейлору понадобится наша помощь, да еще как!

– Ага, – отозвалась Эйприл. – Я с искренним удовольствием помогу президенту. Ведь он едва нас не прикончил.

– Его загнали в угол, – возразил Шлезингер. – А сейчас весь мир загнан в угол, и мы приложили к этому руку.

– Согласен, – подхватил Хокинг. – Я считаю, пора пораскинуть умом, как нам его оттуда вытащить.

Бенфорд кивнул:

– А для начала нам потребуется сформировать положительное общественное мнение.

– Вот именно, – поддержал его губернатор, только что ставший свидетелем могущества общественного мнения.

– Может, провести цикл передач? – предложила Эйприл. – Пусть люди узнают, каково тут на самом деле. Что мы можем получить.

80
{"b":"18625","o":1}