ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Дизайн привычных вещей
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
В объятиях лунного света
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Тайная история
Остров разбитых сердец
Бавдоліно
Щегол

Он уже лежал на боку и, держу пари, напряженно следил за мной. А я зажег лампы и поставил их вертикально футах в десяти друг от друга. Между ними я выдрал траву, чтобы наметить приблизительную территорию и принялся копать. Это оказалось гораздо легче, чем я ожидал. Сняв верхний слой земли с песком, я вошел в ритм и даже начал получать какое-то удовольствие от работы. Время от времени взглядывая на Коллайра, я по крохотной искре света, отражающегося в его глазах, знал, что он, не отрываясь, следит за моими действиями.

У меня получалась довольно просторная прямоугольная яма — шесть футов в длину и три в ширину. То есть я полагал, что Коллайру будет в ней просторно. По части удобств за мной никогда не пропадет. Я уже начал уставать, а ноющие ладони говорили мне, что наутро на них будут волдыри с непривычки, но я не останавливался, пока не выкопал яму по пояс глубиной. На самом деле, настоящей могиле должно бы быть и поглубже, но мое внимание привлек тихий звук, то ли шорох, то ли плеск, прямо у меня под ногами. Я осветил дно могилы фонариком и увидел, что сквозь песок начинает просачиваться вода. Удачное я выбрал место. Кончив копать, я воткнул заступ в землю, а сам сел рядом, над ямой, свесив ноги вниз и растирая затекшие руки и плечи. Отдохнув, я пошел к Коллайру. Я подкатил его поближе к свету — не только для того, чтобы было видно мне, но и для того, чтобы было видно ему — и принялся изучать содержимое его карманов. Прежде всего я извлек бумажник. Уютно усевшись по-турецки рядом с одной из ламп, я разложил на коленях все, что мне удалось оттуда извлечь.

Сам бумажник тоже был весьма недурен: тисненой кожи, с золотыми углами и инициалами. Но содержимое превзошло все мои ожидания.

Кредитная карточка Американ Экспресс. Куча визиток. Членский билет Атлантик-Клуба и многих других, судя по названиям, аналогичных. Три пятидесятки, четыре двадцатки, пара десяток и пара однодолларовых бумажек. Я порылся еще и из потайного отделения извлек две пятисотенную и стодолларовую банкноты. Ого! Тысяча триста семьдесят два доллара за не слишком глубокую яму. Деньги я отложил, а его карточки и водительские права — там были и они — засунул обратно в бумажник. Они послужат ему утешением.

Итак, деньги я засунул себе в карман, а бумажник, изящно развернувшись, небрежно кинул в могилу. Может быть, мне послышалось, но упал он, кажется, уже в приличную лужу.

— Макги… — наконец-то подал он голос. Самый вкрадчивый и елейный голос, какой только может выдавить из себя опытный адвокат, когда защищает сам себя.

— Заткнись! — Ай-яй-яй, так не разговаривают прокуроры, когда хотят дать понять, что апелляция принята быть не может.

— Я — адвокат, очень хороший адвокат. Вам могут понадобится мои услуги.

— Ну уж нет. Я все продумал, обойдемся как-нибудь без адвоката.

— Ничего вы не продумали. Вы собираетесь закопать меня в этой яме? В таком случае вы вообще не умеете думать. Я стою в тысячи раз больше, чем вы добыли из того бумажника.

Я снова сел на край могилы, болтая ножками.

— На этот счет можете быть совершенно спокойны. Меня устраивает и так. Вам будет очень славно в этой норе, и я вовсе не собираюсь хоронить вас заживо. Я вовсе не из этой породы. Но вы просто обязаны там остаться. Обещаю, что сначала прибью вас лопатой, уж это-то я для вас, так и быть, сделаю.

— Но почему я обязан?

— Потому что они вас уже наверняка ищут. Они сообразят, что такому человеку, как вы, удариться в бега — проще простого. Уж больно вы пройдоха. А когда они доберутся до вас, то не замедлят добраться и до меня.

— Вы уверены, что не сошли с ума? Я возглавляю солидную юридическую фирму. Вам не кажется, что словечко «пройдоха» не совсем ко мне подходит? — Я им намекну, обязательно намекну. Один раз позвонить будет, наверное, маловато, но два или три — в самый раз. Из разных мест. Прямо завтра же. Я смогу сказать, что об этом в газете, в утреннем выпуске.

— О чем? О том, что я сбежал?

— Нет, о том, что вы сбежали, они не узнают, пока не явятся к вам на дом. Слушайте, вы что, ничего не понимаете? Я все рассчитал. Такой удачный случай, надо же! Я всегда знаю, когда самое время заметать следы и рвать когти. А вас я выбрал, потому что уж очень вы под это дело подходите.

— Под какое дело, Боже мой?

— Под такое. Под убийцу Лоутона Хиспа и его жены, которое состоялось сегодня после полудня.

— Что-о?!

— Уй, мы с Лоутоном так славненько поговорили! Время от времени, правда, приходилось его подталкивать. Ему очень не нравится выть от боли, рассказчик из него был гораздо лучший. Ну, мы с ним и разобрались во всем, а когда он мне отдал копии последних семи проектов Теда Левеллена — со всеми картами, планами и прочими причиндалами — наша беседа была закончена.

— Левеллена?

— Ну-ну, давай! Заливай мне баки! Ты что, считаешь меня полным идиотом? Ладно, пора кончать с этой волокитой.

Тут я потянулся за заступом, торчавшим из кучи земли и песка.

— Нет, нет, я знаю, кто это, просто переспросил! Ну да. Профессор Тед Левеллен. Я его душеприказчик. Так что же все-таки с мистером Хиспом?

Я положил заступ себе на колени — чтобы он был под рукой — и с наслаждением потянулся.

— Глупейшая случайность. Можно сказать, просто не повезло. Вы-то знаете, какой у него выпирающий кадык. Под конец он решил надуть меня и удрать, я взялся его останавливать, да и врезал ребром ладони. Наверное, сломал что-нибудь, потому что так неприятно хрустнуло… С ним сделался припадок, пальцы скрючились, рожа покраснела. Потом он забил ногами по ковру и умер. То есть уж так наверняка умер, что и слепому видно. Мы с его бабой так оба и вытаращились. Я ее из-за этого чуть не упустил. Помчалась, как заяц вспугнутый. Да я ее ухватил за волосы, намотал на руку. Другой рукой схватил за горло да и макнул в одну из тех луж, которые у них по всем крышам блещут. Какой-то был просто шейный день! Обоих за одно и то же место. Она там так и осталась, когда перестала булькать, я не стал ее вытаскивать. Я бы ее не тронул, но она видала, как я ее муженька угробил, так что у меня, можно сказать, выхода не было.

— И вы приехали туда на этом своем дурацком «роллсе»?

— Нее-е. Я машину напрокат взял.

— А их дети? Их дома не было?

— Ни одного.

— Слушайте, у меня затекли руки и вывернуты плечи. Я не могу думать в таком состоянии. Вы не могли бы развязать меня?

— Вот еще! Забудь об этом, судебная крыса.

— Ну, пусть… В котором часу это произошло?

— В два часа дня. Я не знаю, что у вас есть оригиналы. Я знаю, что они оказались у вас в руках, потому что Тед внезапно умер, вы с Хиспом мудрили, как бы их вставить в завещание, если он погибнет в ближайшей экспедиции. О'кей. Я да Фрэнк Хейс только и остались в живых из тех, кто был с Тедом в заливе Ла Паз. Мы там кое-что искали и уже взяли след, как у нас сломалась помпа. И погода начала портиться. Мы бы нашли и все остальное, да в тот год по побережью прошел ураган и все перемешал. Нам даже неоткуда было начинать все заново.

— А этот Фрэнк Хейс — он случайно не Хейс из «Семи Морей», подводной компании, которая базируется на острове Большой Кайман?

— Он самый. Мы оба собирались идти с Тедом в новое плаванье, которое он планировал как раз тогда, когда его сбила машина. Оно обещало быть легким и прибыльным. Фрэнк принес мне письмо от Менсфилда Холла, и мы оба сошлись на том, что кто-то пустил в ход бумаги Теда. А они, между прочим, принадлежат его дочери, и я точно знаю, что она их не получила, и вообще никто их не видел с тех пор, как Тед умер.

Повисло молчание. Я наслаждался ночными звуками. В канале давали концерт лягушки: две вели сложную сольную партию, а время от времени к ним присоединился с припевом весь хор. Свет моих ламп привлек нескольких ночных бабочек. Они кружили вокруг, выписывали невиданные пируэты, время от времени садясь на чуть теплое стекло, в кои-то веки не причиняя себе вреда. Огромные тени от их маленьких крыльев плясали у меня на лице.

43
{"b":"18627","o":1}