ЛитМир - Электронная Библиотека

— О'кей, о'кей, Тед. Я ведь только спросил.

— Есть же, в самом деле, и другие места.

— Да, но они уже другие.

Он криво усмехнулся. Вид у него был уставший и мрачный.

— Конечно, уже другие. В каких-то больше, в каких-то меньше. И все они только и ждут того, чтобы их кто-нибудь нашел.

Скорее, того, кто возьмется искать их, еще не испив горькой чаши бесплодных поисков. Того, кто не знает еще, что часто, даже найдя что-нибудь, он не должен радоваться удаче, пока не проверит это всеми возможными способами, пока не подымет всего остального. Но несмотря на это, я вдруг понял, что нахожу провал поиска сокровищ не менее увлекательным, чем удачу. Я помнил, как ясно лучилось на солнце золото, память об этом, наверное, сохранится у меня на всю жизнь. Но сам поиск был не менее великолепен, чем золото старинных монет. Это было так захватывающе увлекательно: найти место, уж почти держать клад в руках… Майер был согласен со мной. Тед Левеллен намекнул, что вскоре он предпримет новое путешествие, а мы с Майером немедленно намекнули, что с удовольствием составим ему компанию. Готовился Тед основательно, пропадая на «Лани» целыми днями. Однажды он поехал в центр города за какими-то нужными ему мелочами — кроме всего прочего он держал на борту маленькую «хонду». Синоптики обещали дождь только во второй половине дня. Дождей не было уже целую вечность, и после долгой засухи, первый же ливень превратил дорогу в жидкую кашу, так что Тед торопился. И вдруг какая-то глупая бесстрашная собачонка вылетела, подвывая, из-за угла и вцепилась ему в ногу. Тед резко свернул, машина вильнула, накренилась, и Тед с мотоциклом плавно въехали под гигантский фургон междугородних перевозок. Это был один из неповоротливых, огромных фургонов, у которых колеса в полтора человеческих роста, а в кабину надо забираться по специальной лесенке. Водитель даже и не успел понять, что произошло. Он видел, как мужчина на мотоцикле вдруг свернул прямо ему под колеса, но так и не понял, задел он мотоциклиста или нет. Он остановил машину, вылез, взглянул — и помчался вызывать карету скорой помощи.

Немногочисленные жители Бахья Мар всегда принимали живейшее участие в несчастьях своих соседей, благо их было немного. Обычное сочувствие — это не Бог весь что, но сочувствие целого городка — это весьма ощутимо. И наверное именно это помогло Гуле пройти через самое худшее. Ведь теперь она осталась совсем одна. У нее, конечно был мальчик в колледже, но он, узнав о смерти ее отца, отнесся к этому с неожиданной холодностью, даже с раздражением. Гуля вдруг узнала его с совершенно неизвестной ей до сих пор стороны. Очарование развеялось, как дым, и Гуля увидела просто позера и воображалу. Она сказала ему, что он может отправляться на все четыре стороны, и умчалась во Флориду. К тому времени все уже было устроено. Тело Левеллена кремировали, похоронное агентство Лодердейла связалось с аналогичной службой в Индиане, и вскоре прах профессора Теда Левеллена покоился рядом с прахом его жены.

За это время Майер досыта наелся проблемами денег, документов, завещания и прочей канцелярщины. Свои деньги Тед перевел из Индианы в Первый Банк Побережья, так что банк автоматически становился его душеприказчиком. После того, как представитель банка, мистер Лоутон Хипс, получил от Гули указания поставить в известность Майера, им стал Майер. А Майер немедленно отправился ко мне. Так что я довольно быстро уяснил ситуацию.

— Когда твои дела вынуждают тебя общаться с акулами как подводными, так и двуногими, поневоле будешь во всем соблюдать порядок, — заявил мне Майер. — Тед был аккуратным и пунктуальным человеком. Стоит только посмотреть на «Лань», чтобы убедиться в этом. Его счета за четыре года проверяли четырежды, и все было о'кей. У него было учтено все, даже сбор за оформление завещания. Целая пачка документов, не позволяющая никаким фондам оттянуть хотя бы кусочек, все на имя Гули. Выход на текущий счет не так уж и велик, что-то около четырех и семи десятых процента, но поскольку текущий счет составляет восемьсот семьдесят семь тысяч, то Гуля будет иметь чуть больше пятидесяти одной тысячи чистыми ежегодно. Я говорил с этим поверенным, Хиспом, насчет перевода денег в такие бумаги, которые не облагаются налогами, тогда бы Гуля имела значительно больше; но он сомневается, что это возможно (и тут он прав), поскольку Гуля еще несовершеннолетняя. Мы сошлись на том, что пусть все останется как есть, а когда Гуле будет двадцать один, она сможет распорядиться всем этим как ей угодно, при условии, что на аферы будет снимать не более десяти процентов общей суммы ежегодно. По достижении сорока ей по завещанию отходят все права — ей или ее детям, на равных условиях. Если она умрет, не дожив до этого возраста, ее дети делят наследство только после того, как младшему исполнится двадцать один, а до этого имеют те же права, что и она сейчас. Ловко, а?

Оставшись во Флориде, Гуля не стала продавать «Лань». И мы понимали ее. Это была наименее горькая память о лучших днях. Она так и жила на боту яхты, и не было в Бахья Мар человека, который не считал бы себя ее другом. В колледж она возвращаться не захотела. Всему на свете не научишься, а в том, что она не могла сделать сама, ей был готов помочь каждый. Но вскоре из всех готовых помочь явственно выделился один, и никто не был против: Ховард Бриндль. Его давненько не видали в округе, но раз появившись возле Гули, он взялся вести ее хозяйство с такой невозмутимостью, словно делал это всю жизнь. Он никогда не бездельничал. Он всегда появлялся вовремя и не гнушался никакой работы.

Когда его постоянство стало чем-то большим, чем просто дружеская услуга, весь городок единогласно решил, что так, наверное, будет лучше. Мы с Майером взяли на себя нелегкую роль родителей взрослой дочери и всячески изводили Говарда.

Майера это получалось великолепно: «Ты хочешь чего-нибудь добиться в жизни, Говард? Кем ты собираешься стать? Или ты решил, став счастливым молодоженом, остаться им на всю жизнь?»

Один из таких разговоров происходил на борту моей «Молнии». Говард посмотрел на нас задумчиво и озабоченно, и сказал:

— Мы часто говорили об этом — я имею ввиду, мы с Гулей. Так что все решено. Гуля знает, у меня почти нет этом, как ее… ну, деловой хватки. Хотя меня, конечно, не устраивает вариант, при котором мы просто проживаем те деньги, что оставил ей отец. Гуля вовсе не хотела этих денег, по крайней мере, не такой ценой. С другой стороны, если бы мой отец оставил такие деньги мне, то почему бы не жить спокойно, раз есть деньги? Опять же, как можете вы определить, стоящим делом я займусь, или нет? Гуля говорит, что ей все равно, потому что денег на счету больше, чем мы способны потратить на жизнь. Пока что мы хотим жить на «Лани», как и прежде, и для начала объехать вокруг земного шара — никуда не торопясь и ни от кого не завися, пусть на это уйдет даже три или четыре года. Но это не значит, что вы не желаем делать ничего другого, вовсе нет. Если нам подвернется что-нибудь действительно стоящее, мы тут же за него возьмемся. Нам открыто столько возможностей. Но если не подвернется ничего, мы тоже не будем этим уж очень огорчены. Мы давно уже все решили.

— Может, — не без ехидства начал я, — ты захочешь начать оттуда, где закончил Тед?

— Об этом я тоже думал. Он явно собирался в новое плаванье. Но мы с Гулей не сможем размотать весь клубок. Она сказала, что еще раньше обыскала всю бухту, и ничего не нашла. В банке он тоже не оставил ни записей, ни своих заметок. Мы вместе обыскали все судно. Мы искали три дня, целых три дня, дюйм за дюймом. Ничего. Совсем ничего. Да и к лучшему. Какого черта я буду искать себе в океане? Что мне такое нужно, чего у меня еще нет?

Итого, было сделано три обыска. Первый совершили еще мы с Майером, как только узнали о его смерти — в ту же ночь, еще до света. Не для себя, конечно. Для его дочери.

По большому счету Говард был прав. Они были молоды, и легко можно было заметить, что они счастливы быть просто вместе и не тревожиться ни о чем. Так что свадьба не замедлила. К тому же, они всерьез решили отправиться вокруг света, а это требовало больших работ на яхте, замены механизмов, прокладывания курса, изучение навигационных карт и лоций, улаживания дел в банке и так далее. Так что дел у них было по горло. И вскоре мы видели, как «Лань» отчаливает под крики толпы и чаек, уходя в открытое море…

9
{"b":"18627","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Бесстрашие. Мудрость, которая позволит вам пережить бурю
Моцарт в джунглях
Управление бизнесом по методикам спецназа. Советы снайпера, ставшего генеральным директором
Злые обезьяны
Жестокая красотка
Мужская книга. Руководство для успешного мужчины