ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я хочу сказать тебе…

— Кое-что я сняла с тебя сегодня, этого официанта, которого ты пристукнул.

— Что?

— Сейчас он уже забрал свое заявление в полиции, а если и нет, то у тебя есть вот эта бумага, смотри.

Он прочитал в свете спички: «Человек, который напал на меня и украл мою одежду, был низенький, толстый, лысый, лет шестидесяти. Я сказал, что это мистер Уинтер, — чтобы про меня написали в газетах». Подписано было официантом и двумя свидетелями.

— Как ты это получила?

— Я сидела с Лизбет, и мне стало скучно, поэтому, когда я услышала про пожар, то подумала, что эти двое, наверное, не ждут уже около моего дома — я туда поехала, их и вправду не было. Я переоделась в свою одежду, взяла деньги из-под матраса и поехала в «Элизу». Поговорила с официантом.

Он оказался не дурак и быстро понял, что лучше договориться по-хорошему и никуда не лезть, а то кто-нибудь может уронить его в море в час отлива. Так что он взял пять сотен, и мы разошлись мирно, и хотя подпись у него неровная, ничего, сойдет. Это была всего лишь маленькая услуга, прекрасный мой. Если бы я могла побеседовать еще с теми двумя полицейскими, то и там, конечно, все бы уладила.

— Мне тоже почему-то кажется, что ты смогла бы.

— В общем, когда вернулись в тот домик с мускулистыми ребятами Лизбет, я поняла, что ты смог воспользоваться своими золотыми часами и увез с собой Уилму, и перестала о тебе так уж сильно беспокоиться, жаль только, что мою машину ты там оставил, было бы одной заботой меньше. А теперь ты расскажи мне все-все-все…

Они сидели в маленькой машине лицом друг к другу; мягко прижимая девушку к себе, он рассказывал о том, что с ним произошло. Когда он дошел до того места, где описывалось, как он оставил Джозефа и Шарлу, унося Бетси с яхты, ее ногти впились ему в руки. А когда он рассказал, что потом передумал и едва успел вернуться к ним, ее пальцы расслабились.

— Правильно сделал, — прошептала она.

— А большая была бы разница, если бы я не вернулся?

— Для нас, может быть, и нет. Мы бы придумали причины, почему так нужно было сделать. Но это было бы грязное дело.

— Я это чувствую. Но почему?

— Почему грязное дело? Потому что получилось бы — они насекомые, и ты их раздавил. Но люди не насекомые. Даже такие люди. Ну а если бы ты привык с помощью часов убивать людей, я бы уже не смогла пользоваться ими для всяких милых фокусов.

Она легонько отстранилась, надолго умолкла.

— О чем ты думаешь?

— Что нам делать дальше.

— Мы можем убежать. Ты и я. Очень далеко.

— И оставить столько несвязных концов. Полиция никогда не отстанет.

— А что еще остается?

— Твой милый дядюшка запихнул тебя в чертовски сложную ситуацию. И я думаю, что у него, наверно, была какая-то причина. Может быть, письмо…

— Но я не могу получить его еще целый год.

— Мне кажется, он как раз дал тебе возможность добраться до письма раньше.

Вдруг он понял, что она имеет в виду.

— Конечно.

— Я даже думаю, он и хотел, чтобы ты не дожидался письма весь этот год.

Он притянул ее к себе.

— Ты очень умная девушка, Бонни Ли Бомонт.

* * *

Все утро среды молодой мистер Виттс из фирмы «Уинтермор, Стэбил, Шэмуэй и Мерц» обдумывал загадочный анонимный звонок по телефону. Он никак не шел у него из головы. Виттс понимал, что все это чепуха, но знал, что не найдет покоя, пока не убедится, что доверенный ему пакет на месте. В одиннадцать часов, отменив назначенные встречи, он отправился в банк. Подписал карточку, дающую право на вход в подземный сейф, вошел туда со служащим банка, они открыли замки, каждый своим набором ключей, и Виттс отнес покрытый черным лаком ящичек в отдельную кабинку.

Он открыл крышку, увидел пакет, доверенный ему мистером Уинтермором, и почувствовал себя дураком: вот, потратил время, чтобы поехать в банк и поглазеть на пакет, который, как сказал ему какой-то псих, исчез.

Вдруг пакет и в самом деле исчез.

Виттс зажмурился, опять открыл глаза и заглянул в ящичек. Пакета не было. Дрожащей рукой он ощупал пустоту. Бессильно опустился на скамью и закрыл глаза. Переутомился, мрачно подумал он. Человек, который не может доверять своим органам чувств, не должен выполнять доверительные поручения. Сейчас он пойдет к мистеру Уинтермору и признается, что пакет Креппса пропал. А потом попросит отпуск и будет счастлив, если ему не предложат уволиться.

Виттс поднялся на ноги с большим трудом, как дряхлый старик. И увидел, что пакет опять в ящичке. Если бы это была живая кобра, он бы и то не отпрянул так стремительно. Лишь через несколько минут он набрался храбрости, чтобы коснуться его, а потом и вынуть из ящичка. Сначала ему показалось, что пакет со знакомой этикеткой имеет теперь чуть иные размеры и вес и даже будто запечатан заново, но на помощь пришла логика. Никто не мог и пальцем дотронуться до этого пакета. У него просто была легкая галлюцинация из-за переутомления. Не нужно рассказывать об этом мистеру Уинтермору. Все в полном порядке. Он отныне будет больше отдыхать, загорать, делать физические упражнения.

Виттс вернул ящичек на место и пошел назад в контору, осознанно делая более глубокие вдохи, чем обычно.

Почти все бумаги в пакете подробно продокументировали, куда делись двадцать семь миллионов долларов из состояния Креппса.

Бонни Ли заглядывала Кирби через плечо, пока он читал адресованное ему письмо дяди.

«Дорогой племянник. Вполне возможно, что ты так никогда и не поймешь это письмо. Ты посчитаешь его свидетельством старческого слабоумия — если не найдешь Предмет и не воспользуешься им, чтобы прочитать письмо намного раньше назначенного срока.

Я задолго стал принимать изощренные меры предосторожности. Одной из них, разумеется, была моя попытка вылепить твой ум и характер таким образом, чтобы ты мог достойным образом воспользоваться Предметом, — но ни разу я не почувствовал, что ты достиг той точки, когда можно было бы безбоязненно передать его тебе. Ибо это примерно то же самое, что передать ключи от мира… Я решил сделать все как можно более сложным для тебя, так, чтобы сам акт открытия возможностей и пользования ими был бы достаточным испытанием огнем и укрепил те аспекты твоей личности, которые я считал чересчур неопределенными и расплывчатыми.

Остальные меры предосторожности чисто технические и настолько полные, что вряд ли кто иной сможет воспользоваться Предметом после моей смерти. Первое устройство было чрезвычайно неуклюжим, вызывало у пользователя тошноту и действовало не больше трех минут подряд. В течение лет я усовершенствовал и упростил его. Все технические записи уничтожены. Тебе нужно знать только, что устройство навечно запечатано, а источник питания — космическое излучение. Если в течение пятидесятидневного периода устройством не воспользуются ни разу, накопившаяся энергия превысит аккумуляторную емкость и расплавит устройство до такой степени, что конструктивный анализ станет невозможным.

Это одна из технических мер предосторожности. Кроме того, при попытке открыть запечатанный механизм произойдет то же самое. И наконец, ввиду микроскопического изнашивания стержневого элемента устройства прослужит оно, по моей оценке, не менее двадцати пяти лет.

Если ты прождал целый год, чтобы прочитать это письмо, мой мальчик, то ты понятия не имеешь, о чем я говорю.

Если же ты раскрыл свойства Предмета и воспользовался ими, чтобы решить проблемы, которые я перед тобой поставил, ты хорошо понимаешь, почему я осторожничал. С моральной точки зрения, мне следовало бы уничтожить Предмет, когда я понял, что мне осталось недолго жить. Но, вероятно, тщеславие .

Не позволило мне это сделать. Если ты знаешь его возможности, то можешь представить и ужасный груз ответственности, который со всем этим связан.

Я даже не исключаю и того варианта, что это письмо читает кто-то другой и ты его никогда не увидишь. Тогда, возможно, я и в самом деле выпустил демона в мир.

26
{"b":"18630","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Заветный ковчег Гумилева
Горький квест. Том 1
Как не стать неидеальными родителями. Юмористические зарисовки по воспитанию детей
Миф о мотивации. Как успешные люди настраиваются на победу
Новая ЖЖизнь без трусов
Беззаботные годы
Ловец
Белый квадрат (сборник)
Стройка, которая продает. Стандарты оформления строительных площадок