ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Улыбка Шарлы стала почему-то очень неприятной.

— Она об этом упоминала. Но это могло быть правдой, так легко, верно, Кирби?

— Наверно.

— Ты сегодня такой мрачный, Кирби. Даже, прости, немного напыщенный.

Он помолчал.

— Ну, мне пора идти.

— О, не раньше, чем придет Джозеф и мы расскажем тебе о своей идее.

— Идее?

— Ну милый.

Мы знаем, что у тебя нет определенных планов. Ты сам так сказал.

— Да? Я должен найти что-нибудь…

— Может быть, ты уже нашел, Кирби. У тебя есть некоторые данные, которые пригодились бы нам с Джозефом. Ты производишь хорошее впечатление, милый, выглядишь очень приличным, серьезным и надежным человеком. Многие так выглядят, но это фальшивый фасад. А ты — как раз то, чем кажешься.

— Прошу прощения?

— В наши дни трудно найти хорошего человека, — вот что я хочу сказать. А ты к тому же неплохо ориентируешься во многих странах. У нас есть маленькие проблемки, ты бы мог нам помочь.

— Какие проблемки?

Она пожала плечами.

— Ну вот одна, например. У нас есть одно маленькое симпатичное суденышко. «Принцесса Маркопуло», зарегистрировано в Панаме. Мы думаем, что капитан и агент сговорились и обманывают нас. Прибыль слишком маленькая. Ты мог бы отправиться на судно как мой особый представитель и все выяснить. Да что там, проблемы всегда есть. А платить мы будем хорошо. В два раза больше, чем дядя Омар.

— Ты знаешь, сколько он мне платил?

— Но ты сам нам сказал, милый. И ты скопил целое состояние. Восемь тысяч долларов. Милый Кирби, этого мне хватило бы на месяц. Тебе придется искать работу — Наверное, я много всего наболтал.

— Ты упомянул, какое наследство получил от своего любимого покойного дядюшки. Карманные часы и письмо.

— Да и письмо-то я получу только через год, — вздохнул он, разливая по бокалам остатки шампанского.

— В общем, Кирби, закругляйся со своими делами, , скоро сюда придет «Глорианна». Мы отправимся в круиз — «Глорианна»?

— Моя прогулочная яхта, милый. Построена в Голландии. Красивые каюты, команда из пяти человек. Будь нашим гостем месяц, потом вместе решим твою судьбу. Почему у тебя такой обеспокоенный вид?

— От суеверия, может быть.

В дверь постучали, и вошел Джозеф. С огромным энтузиазмом Шарла рассказала ему, что Кирби пойдет с ними на «Глорианне» и впоследствии примет работу, которую они решили ему предложить. Кирби хотел сказать Джозефу, что еще ничего окончательно не решено, но вдруг услышал, что ему дают указания перевезти вещи из его отеля сюда, в «Элизу».

— Но…

— Чепуха, мой мальчик, — отмахнулся Джозеф. — Здесь есть свободные номера. Я один из совладельцев отеля. Устраивайтесь основательно. Я часто бываю занят, и Шарла скучает. Вы нам сделаете большое одолжение.

— Но, э…

— Прекрасно! — воскликнули оба одновременно, а Шарла крепко его обняла. Джозеф достал из кармана золотую сигаретницу. Она выскользнула у него из руки. Кирби и он нагнулись тотчас же и стукнулись лбами. Кирби выпрямился, пошатнулся, полуослепленный ударом, от которого искры посыпались из глаз. Он взмахнул рукой, восстанавливая равновесие, и локтем заехал Шарле в подбородок. Зубы у нее лязгнули, глаза остекленели, ее качнуло в сторону.

Со страхом глядя на него, она сделала какой-то странный жест и заговорила на иностранном языке. Это прозвучало как заклинание, и однажды ему послышалось «Омар Креппс».

— Заткнись! — злобно сказал ей Джозеф.

— Мне ужасно жаль, — проговорил несчастный Кирби. — Я почему-то всегда…

— Это вышло случайно, — сказала Шарла, — Ты не ушибся, милый Кирби?

— Пойду-ка я лучше, — проговорил Кирби и ушел.

Когда Кирби открыл заднюю дверь такси, собираясь сесть, какая-то девушка ужом проскользнула мимо него и заняла машину.

— Эй! — возмущенно воскликнул он.

На него хмуро смотрела Бетси Олден.

— Заткнись и садись рядом, умник!

Поколебавшись, он устроился на сиденье и сказал:

— Но что…

— Замолчи, пожалуйста!

С дюжину кварталов они проехали молча. Он смотрел на ее жесткий профиль, думая, что она была бы красивой девушкой, если бы не злилась все время. Такси остановилось на красный свет.

— Здесь, — сказала она, быстро отдала водителю деньги и вышла. Кирби не сразу ее догнал.

— Может быть, вы соблаговолите сказать мне…

— Сюда, кажется. — Бетси схватила его за руку, и они свернули на узкую дорожку к боковому входу в небольшой пляжный отель. В фойе она быстро огляделась, как кошка на охоте, потом направилась к лестнице, ведущей в мезонин. Кирби не отставал. На Бетси была зеленая юбка и белая блузка. Сумочка теперь была поменьше. Волосы не казались такими растрепанными.

— Сядь вон там, — сказала она, показывая на псевдовикторианский диван у стены. Он сел. Она стояла у перил, глядя вниз на фойе, стояла, как ему показалось, очень долго. Наконец, пожав плечами, подошла и села рядом с ним.

— Я тебе скажу одну вещь, Уинтер, и ты ее запомни. Как бы ты ни был осторожен, этого может оказаться недостаточно.

— С вами все в порядке?

— Как ты реагируешь на мою тетю Шарлу?

Какой у тебя пульс?

— Мисс Олден, мне кажется, мы друг друга не понимаем.

— Ей сопротивляться бесполезно, Уинтер. От тебя уже дымок идет.

— Она необычная женщина.

— И еще она все делает наверняка. Я ей здесь понадобилась для страховки. На тот случай, если тебе захочется кого-нибудь помоложе, выше ростом и не такую мясистую. Но я ей давно сказала, что в ее игры не играю.

— Мисс Олден. Просто для смеха. О чем мы говорим?

Она нахмурилась.

— Я видела в газетах… Омар Креппс был вашим дядей. Вот о чем мы говорим.

— Я не понимаю.

— Когда мне было пятнадцать лет, она забрала меня из школы и стала таскать за собой по всему свету. Они с Джозефом махинаторы, Уинтер. Канадское золото, африканская нефть, индийский опиум, бразильские девочки — все, что угодно, они покупают и продают. Они не самые крупные и не самые хитрые, однако постепенно становятся все богаче, и им всегда мало. Мне было всего пятнадцать, но я скоро поняла, что в их кругах имя Омар Креппс наводит ужас. Почти сверхъестественный ужас. Слишком много раз Креппс неожиданно появлялся, слизывал сливки с какой-нибудь сделки и убегал с деньгами. Насколько я знаю, они и их друзья неоднократно пытались организовать его убийство, но ничего не получалось.

— Они хотели убить дядю Омара?

— Молчи и слушай.

И верь. Этот маленький толстенький старичок умел быть в десяти местах сразу. Однажды он их сильно ободрал, каким-то образом перехватил наличные на пути в швейцарский банк, просто забрал деньги, а они ничего не могли сделать, потому что сами их украли — Джозеф и Шарла и вся их воровская шайка. В то время Шарла носила кольцо с ядом, камень был изумруд, кажется. Она открыла его как-то раз, просто вертела в руках, и вместо яда там оказался бумажный шарик. Она развернула его — записка. Очень короткая: «Спасибо, О. Креппс». Когда она очнулась от обморока, у нее началась истерика космических масштабов, даже пришлось лечь в больницу на неделю. Дело в том, что кольцо снималось с пальца последний раз еще до того, как были взяты деньги!

— Я не могу поверить, что дядя Омар…

— Дай мне закончить. Креппс умер в среду. Они были на Бермудских островах. Ты приехал на рассвете в пятницу, а на рассвете в субботу я увидела тебя в постели Шарлы. Это что, случайно?

— Я думал, что познакомился с ними случайно.

— Эта пара не очень-то подбирает незнакомых людей. Для всего есть причина. Чего они от тебя хотят?

— Они пригласили меня в круиз.

— Расскажи мне все, Уинтер. Все до последнего слова.

Он выдал несколько приглаженную версию.

Она нахмурилась.

— Так твой дядя Омар практически ничего тебе не оставил? Наверно, они просто хотят с твоей помощью выяснить, как он действовал.

— Но я не имел никакого отношения к тому, как он… делал деньги. Я по его указаниям занимался совсем иным.

4
{"b":"18630","o":1}