ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После нескольких минут размышлений он позвонил Максу Хейнсу, и ему ответили, что его можно найти в апартаментах Эла Марта. Хью позвонил туда и услышал голос Макса. В трубке-были слышны смех и музыка. Файв о'клок. Нескончаемый праздник в апартаментах Эла набирал обороты.

— Макс, я хочу тебя спросить кое-что о Бетти Доусон.

— О ком?

— О Бетти Доусон, черт возьми!

— Конечно, дорогой. Я сразу не врубился. Да, если ты хочешь спросить, не возьму ли я ее назад, то сразу скажу: нет. У меня есть девочки, которые ей сто очков вперед дадут, и то они предупреждают меня о своих шагах. А ты что, видел ее?

— Нет, не видел. Помнишь, в ту ночь, с понедельника на вторник, когда уехала Бетти, я говорил с тобой и ты не знал, почему она уехала так неожиданно? Ну, и ты узнал почему?

— Да, умер ее старик. Но мне она об этом не говорила. Если б сказала, я бы на нее не обижался.

— А откуда ты узнал?

— Вот дьявол, не помню. Кто-то сказал. Может, на следующий день. Не помню.

— А почему же ты мне ничего не сказал? Ты ведь знал, что мы с ней хорошие друзья.

— Малыш, эта баба уехала, ты был и так скучный. Чего, думаю, бередить парню душу? И потом, ты больше не упоминал о ней, а то бы я, наверное, сказал, что ее старик умер. Да я уж думал, что ты узнал об этом, как и я. Так ты только что узнал?

— Да, этот адвокат сказал мне.

— Все просто. Она изобразила исчезновение и прочее. Я говорил ему, что не стоит зря потеть. Она отсиживается где-нибудь. Может, выпила лишнего и не попала на похороны к старику, а сейчас гуляет где-то, пока не пойдет работать. Забудь ее, дорогой. Давай поднимайся сюда. Мы тебя почти не видим здесь. В данный момент тут нехватка мужского пола, а у нас пара француженок из шоу в «Мозамбике», они очень расстроены мужским дефицитом. Давай бегом сюда, пока другие не узнали.

— Как-нибудь в другой раз, Макс. Ладно, спасибо.

Хью положил трубку, и почти тут же в кабинет с улыбкой влетела его секретарь Джейн Сандерсон, неся в руках бумаги — отчеты подразделений отеля, которые ей надо будет свести воедино. Она положила бумаги на стол, накрыла чехлом пишущую машинку и достала из стола свою сумочку.

— Джейн, — обратился к ней Хью.

Она повернулась в его сторону с некоторым удивлением.

— Что, вы уже подписали всю эту муть?

— Даже не смотрел еще. У вас какие-нибудь планы или вы можете уделить мне пару минут?

Джейн подошла к его столу, двигаясь медленнее обычного, удивленно склонив набок голову, села в кресло возле стола и прикурила сигарету от его настольной зажигалки.

— Мне предстояло крайне важное мероприятие: переодеться в купальник, выпить дозу чего-нибудь, взять книжку и оттащить шезлонг на любимое место возле бассейна. Но я уж так и быть поговорю. Очень приятно с вами познакомиться. Так как бишь ваше имя?

— Даррен. Там на двери написано.

— А-а.

— Просто, может быть, я в некотором роде отсутствовал.

— Можно так сказать, Хью.

— Скажите, как вам здесь нравится, Джейн?

Она поджала губы:

— Полагаю, вы не ждете, что я вам скажу что-то сверхнеожиданное.

— Конечно нет.

— Мне здесь не так нравится, как раньше. — Она нахмурилась. — Вы трансплантировали меня из города ангелов в город наглых[4]. Я искала случая сказать это с того момента, как приехала сюда. В общем, первые пару месяцев мне совсем не нравилось. Потом притерлась, стало нравиться намного больше. Теперь начинает надоедать. Не знаю, ей-богу... У меня все нормально, Хью. А чего не быть, если у меня ничего нет, кроме работы. Я сама себе хозяйка. Я сейчас практически в таком положении, что мой доход от вложений освобождает меня от необходимости браться за работу, которая меня не привлекает.

— А эта работа привлекает или нет?

— Мне она больше нравилась в самом начале, когда мы ломали старую систему и налаживали новую, когда шла борьба со всеми. Честное слово, я тогда работала по двенадцать — четырнадцать часов в день и получала удовлетворение от каждой рабочей минуты. Платят здесь хорошо, и, я думаю, здесь интересно работать, если человек любит необычное. Но в последнее время пошла в основном рутина.

— Такова была цель — чтобы все шло как по маслу.

— Знаю, Хью. Но есть тут кое-что еще... Да ну их к дьяволу, эти разговоры.

— Мне интересно знать, что вы думаете, Джейн.

— Но это может оказаться несколько более откровенным, чем вам может понравиться, босс.

— Об этом не беспокойтесь.

— Во всякой работе важно, на кого работаешь. И вы были само совершенство.

— Вы говорите в прошедшем времени?

— Определенно в прошедшем. Когда к приехала сюда, я услышала о том, что этот город может менять людей, и была уверена, что вас-то он не изменит. Но... изменил-таки, в последний месяц или около того. Как будто у вас угас интерес ко всему. Многовато пьете, вас начало разносить, выбираете простейший путь вместо правильного. Конкретно сказать ничего не могу, но знаю, что вы научились ловить свои микровыгоды, вы просто делаете деньги, Хью. Вы начинаете выглядеть, действовать и думать, как все здешние жирные коты. Это не та перемена, которую я лично хотела бы в вас видеть. Может быть, я отношусь к скучной категории людей, которые выказывают полное уважение, на кого бы ни работали. Так что вы, Хью, располагаете моим уважением. А теперь извините меня за покровительственный тон. Досадно, конечно.

Хью чувствовал, что лицо его полыхает, и подумал, что оно, наверное, соответственно и красное.

— Жестко вы со мной, Джейн. Вам только дай случай.

— Мы не говорили с вами уже несколько недель. Если бы мне представился случай, я сказала бы все это раньше.

— Может быть, я стал наплевательски относиться ко многим вещам после отъезда Бетти Доусон, вы не находите?

— Я заметила это. В течение недели вы были как сомнамбула, да еще и в прескверном настроении.

— Она мне была небезразлична.

— Я знаю. — Голос Джейн внезапно смягчился. — Она мне нравилась, Хью. Ее почти все здесь любили. Симпатичная, сердечная, добрая девушка. Ее не тронул здешний мир.

— А вы знали, что ее отец умер в тот день, когда она уехала?

— Я услышала об этом позднее.

— Сколько времени спустя?

— Дня три-четыре.

— Думаете, она сама успела рассказать об этом кому-нибудь?

— Не знаю. Может быть. К тому же ведь был междугородный звонок, а телефонистки на коммутаторе так любопытны. Телефонистка вполне могла слышать. А почему такой вопрос, Хью?

— Дело в том, что я ничего не знал об этом, пока мне не рассказал этот адвокат. Бетти исчезла. Ее не было на похоронах. Никто не может найти ее.

У Джейн округлились глаза.

— Не-ет, только не это! А я-то думала, что нужно этому человеку?

— Так вот, странно, почему я не узнал о смерти ее отца в тот же день.

Джейн закурила новую сигарету.

— Думаю, я могу сказать почему, Хью. Всем в отеле известно, что у вас с Бетти роман. Только не делайте такие глаза, вы сами понимаете, что безнадежно было удержать это в тайне. Все знают, что она оставила вам послание, что уехала, не попрощавшись с вами.

— А откуда это им известно?!

— Что вы кричите на меня?

— Извините. Та-ак, и дальше?

— Вам не говорили, потому что, во-первых, люди думали, что вы знаете. Во-вторых, вы босс, и никто не станет лезть к вам со всякими сплетнями и слухами. В-третьих, вы в последнее время так замкнулись в себе, что к вам не подойти. Ну и, откровенно говоря, вы стали невыносимым брюзгой, а когда выпьете, от этого ваш характер ни на каплю не улучшается. Есть еще и кое-что в-четвертых: вы стали несколько ближе к Хейнсу и Марта и их окружению, чем раньше, а это ставит вас как бы в другой лагерь, вы понимаете?

— Да. А что вы еще слышали насчет Бетти?

— Ничего. Абсолютно ничего. Да я и не могла бы ничего услышать. Ведь это вы привезли меня сюда, и поэтому я разделяю с вами, хоть и на более низком уровне, вашу изоляцию.

вернуться

4

Игра близких по написанию слов: angeis (ангелы) и angles (своекорыстные, темные цели). «Город ангелов» — так часто называют Лос-Анджелес (от исп. «лос анхелос»).

52
{"b":"18633","o":1}