ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Навстречу ему по лестнице спускались три еще совсем молоденькие девчушки. Они звонко цокали высокими каблучками-шпильками и, громко смеясь и перебивая друг друга, обсуждали, как провести предстоящие выходные. Увидев Тида, одна из них тут же прекратила смех.

– Тш-ш-ш! – предупредила она остальных.

– Доброе утро, мистер Морроу, – дружно пропели девушки.

– Доброе утро, – невольно улыбнувшись, ответил он и, когда они были уже в самом низу ступеней, сам не зная почему, обернулся.

Девушки тоже, остановившись, глядели в его сторону...

Прежде всего Тид прошел через свой кабинет в приемную офиса Деннисона, где его секретарша и верная помощница мисс Андерсон, почтенная дама болезненного вида, с землистым цветом лица, спокойно раскладывала на своем столе только что поступившую почту.

– Он там? – кивнув ей вместо приветствия, спросил Тид.

– Да, и уже спрашивал про тебя, Тид, но сейчас у него комиссар Колвиц.

– Хорошо, мисс Андерсон, звякните мне, пожалуйста, сразу же, как только он освободится.

Тид вернулся к себе в кабинет и сел за стол. Протертый почти до дыр зеленый коврик; один из двух оконных вентиляторов давным-давно куда-то исчез, а второй был окончательно и безнадежно сломан; высокое, убогого вида стальное бюро с выдвижными ящиками; забавный, но совершенно неуместный календарь на стене – «Похороны на любой кошелек»; пепельница внутри резиновой автомобильной покрышки на столе; невыносимо скрипучие стулья... Короче говоря, все как и во всех остальных госучреждениях. Практически без каких-либо исключений. Убогая, донельзя обшарпанная обстановка и... голуби, гадящие прямо на подоконниках. И то и другое казалось совершенно неотделимым друг от друга. Вот и сейчас один из них сел на подоконник и, не скрывая любопытства, посмотрел на Тида темными глазами-бусинками.

Тид подошел поближе:

– Ну, как посоветуешь, голубь? Говорить боссу про Фелис или нет? Думаешь, не стоит? Хорошо, так я и сделаю. Спасибо тебе, голубок. Давай лети с миром.

Голубь взмахнул крыльями и... улетел.

Глава 3

Примерно через полчаса после того, как Тид вернулся с обеда, в его кабинете зазвонил телефон.

– Тид?.. Нет, нет, ни в коем случае не называй моего имени по телефону. Ты меня узнаешь?

– Да, конечно.

– Тид, мне надо с тобой повидаться. Как можно скорее. В том же месте, где и вчера.

– Мне казалось, мы оба уже сделали все это историей. Милой, хорошей, но историей.

– Тид, пожалуйста, прошу тебя, нет, умоляю! Скажи, как скоро ты сможешь освободиться?

– Для тебя совсем не скоро, золотце. Буду очень занят практически всю эту неделю.

Последовало долгое молчание, и он даже подумал, что она повесила трубку, но, оказывается, нет, не бросила.

– Послушай, Тид, я ошибалась, я очень сильно ошибалась и готова убить себя за это. Но сегодня мне удалось узнать кое-что важное... всего час назад... и, думаю, тебе непременно следовало бы знать это тоже.

– Неужели ты решила переметнуться на другую сторону? Интересно, с чего бы это и зачем?

– Не надо говорить со мной таким... таким презрительным тоном, Тид. Этим звонком я ведь сильно рискую, ты же знаешь. И самое меньшее, что ты мог бы сделать, – это...

– Сегодня утром я кое с кем уже встречался. Оказалось, ему известно куда больше, чем можно было ожидать.

– Прости... Ради бога, прости меня, Тид, – необычно робким, скорее даже обреченным голосом промямлила Фелисия. – Если бы можно было все переделать, я бы без малейших колебаний...

– Слушай, если тебе известно нечто настолько важное, что об этом, по-твоему, следует знать и главе городской администрации, то предлагаю тебе встретиться с мистером Деннисоном. Все, что для этого требуется, я устрою, не беспокойся.

– Будь ты проклят! Будь ты проклят, чертов Тид Морроу!

– А помнишь, как мы любили говорить в детстве, дорогая? «От пустых проклятий и угроз никогда не лопнет даже Дед Мороз!» Если уж...

– Думаешь, тебе известно все, что нужно? И больше тебе ничего не требуется? – с жаром продолжила Фелисия. – Ошибаешься, дорогой мой. Ой как ты ошибаешься! Я хотела сообщить тебе кое-что по-настоящему для тебя важное, причем хотела сделать это только потому, что, несмотря на все обидные слова, сказанные тобой не далее как вчера вечером, мне кажется, в тебе сохранилось что-то хорошее. Что-то хорошее и... порядочное. И мне совсем не по душе то, что они собираются с тобой сделать!

Он стиснул телефонную трубку пальцами чуть покрепче, но заставил себя говорить по-прежнему, как ни в чем не бывало:

– Ладно, ладно, не заводись на пустом месте. Если тебе все это на самом деле кажется достаточно важным, то постараюсь освободиться пораньше. Сделаем так: еще часок-другой я побуду здесь и час на дорогу. Тебя это устроит?

Она громко вздохнула:

– Что ж, так уже лучше, Тид, намного лучше. Я выезжаю прямо сейчас и буду ждать тебя там, на старом месте.

Связь оборвалась так же неожиданно, как и началась. Он медленно положил трубку на рычаг. А что, если она узнала что-то на самом деле очень важное? И даже опасное... Во всяком случае, для нее. Тид пожал плечами. Абсолютно ясным в данной загадочной ситуации было одно: он будет круглым дураком, если поедет на встречу с ней, и еще большим дураком, если... не поедет!

Ладно, пока есть время, пора вернуться к чертежам и спецификациям проекта с системой канализации, разработанного строительной компанией «Лантана бразерс» еще в 1950 году. Сама компания являла собой партнерство, старшим «братом» в котором, судя по активным, хотя и ничем не подтвержденным слухам, был не кто иной, как сам Лонни Раваль. Пауэл Деннисон просил Тида внимательно просмотреть соответствующую техническую и финансовую документацию и высказать свое мнение относительно того, имеет ли смысл пригласить, так сказать, независимого специалиста, который смог бы определить, где и для каких конкретно целей там были «срезаны углы». Весь проект стоил городу более восьмисот тысяч долларов и предусматривал замену старого трубопровода новым – более качественным и уложенным на большей глубине. Городские инспекторы, само собой разумеется, уже полностью приняли весь проект и дали ему в высшей степени положительную оценку, однако в Дероне, как хорошо было известно и Тиду, и любому другому, это ровным счетом ничего не значило. Ведь если использовать самые дешевые трубы должного диаметра и уложить их на том же уровне, что и раньше, то есть без запланированного углубления, то реальную стоимость всех работ вполне можно сократить всего до четырехсот тысяч долларов. Так-то оно так, однако пригласить в город независимого эксперта было далеко не просто. Не может же он совершенно незаметно проделывать отверстия в городских улицах, чтобы определить, все ли находится в должном соответствии с утвержденным и уже полностью выполненным проектом!

Просмотрев документацию, Тид сделал в самом низу сопроводительной записки Пауэла Деннисона коротенькую приписку: «Почему бы нам не подождать, пока они не пустятся в бега, а затем сделать все открыто и вообще без каких-либо проблем?»

В начале третьего Тид, быстренько переговорив с Пауэлом, вышел из мэрии и отправился на озеро. Нажимая педаль газа почти до самого пола, он добрался туда менее чем за пятьдесят минут. Машина Фелисии с откидным верхом уже стояла там. Тид припарковался рядом.

Первое, что привлекло его внимание, когда он вошел в комнату коттеджа, – это ее, как всегда, аккуратно сложенная на стуле одежда. Сама же Фелисия, совершенно обнаженная, лежала на расстеленном на постели одеяле, один угол которого слегка прикрывал ее ноги.

Увидев его, она подняла вверх загорелые руки и с сияющими глазами прошептала:

– Привет, любимый. Как я рада снова тебя видеть. Ты заставил меня ждать тебя целую вечность...

Он остановился от нее метрах в трех. Вынул из кармана сигарету, сунул ее в уголок рта, поджег новой серебряной зажигалкой. Она, устав держать руки вверху, медленно опустила их вниз.

10
{"b":"18637","o":1}