ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, но, насколько я понимаю, любое соглашение неизбежно предполагает определенную степень искренности с обеих сторон, кажется, так, Барбара? Наверное, рано или поздно я на самом деле спросил бы тебя об этом, ты права. Но теперь не буду, обещаю. Только и тебе тоже придется кое с чем согласиться. Обещай мне, что ни при каких условиях ты не будешь изображать видимость страсти или желания, если не испытаешь их на самом деле. Обещаешь?

– Ты, наверное, хочешь здорово пошутить, Тид, да? Неужели тебе так хочется самого себя обмануть?

– Каким это, интересно, образом?

– Самым простым. Я холодна, как те самые монстры, которых время от времени выкапывают из ледников. Ты стал первым и... единственным из всех моих клиентов, с которыми я решилась поделиться своими самыми сокровенными мыслями. Ну а теперь, когда все уже позади, думаю, тебе лучше отвезти меня назад в отель. Сама не знаю почему, Тид, но мне совершенно не хочется тебя обманывать. Извини...

– Нет, Барбара, лучше давай постараемся закончить то, что начали, и пусть каждый из нас строго соблюдает только что принятые на себя обязательства. Даже если все закончится чисто платонической поездкой за город. Как будет, так и будет, хорошо?

– Хорошо. Но в таком случае и ты дай обещание, что не будешь платить мне, пока я сама не попрошу тебя об этом, хорошо?

– Ладно, Барбара, пусть так и будет. В общем-то считай, что две высокие договаривающиеся стороны пришли к обоюдному и вполне устраивающему их соглашению...

Ее волшебная улыбка медленно вернулась назад. Она, как бы не веря происходящему, задумчиво покачала головой, затем повернулась к нему:

– Ну что ж, сэр, тогда поехали. Чего уж теперь ждать?

Тид въехал в первую деревеньку, когда местный рынок уже почти закрывался. Но только почти, поскольку они все-таки успели туда войти и купить пару вполне приличных стейков, бутылку шампанского и кое-какие замороженные овощи. Его тогда еще почему-то очень позабавило, каким удивленным взглядом она смотрела за тем, как продавец взвешивает мясо для стейков.

Тид Морроу вынес покупки наружу. В горах было заметно прохладнее, поэтому он, уже не спрашивая ее разрешения, нажал на кнопку и поднял брезентовый верх своей машины.

– Слушай, Барбара, хочешь услышать признание? Совсем необычное признание...

– Да, конечно же!

– Дело в том, что у меня есть на редкость расплывчатый мотив, чтобы... чтобы ехать вместе с тобой туда, в этот чертов кемпинг на берегу озера. Ты будешь должна там кое-что для меня... нет, со мной сделать. Чтобы, когда мы оттуда уедем, все выглядело так, будто накануне мы с тобой там «прекрасно провели время». Точнее, вчера! Следы губной помады на полотенце в ванной комнате, случайно оброненная заколка для волос на полу, забытые трусики, запах духов...

Выражение ее лица в наступившей темноте было уже невозможно увидеть.

– Спасибо за то, что честно все говоришь. Да, такое, признаться, сейчас не так уж часто встретишь.

– Значит, сделаешь?

– Конечно, сделаю, Тид.

– Отлично. Тем самым автоматически решается вопрос о твоей оплате. Я плачу тебе за согласие оставить там как можно больше отпечатков твоих пальцев, только и всего. Согласна?

– В общем-то да.

Последовало несколько томительных минут никому не понятного молчания.

– Значит, ты используешь меня, чтобы заставить кого-то приревновать, так ведь?

– Боюсь, нет, Барбара... Не совсем так.

– Тогда я нужна тебе, чтобы прикрыть кого-то другого? У кого слишком ревнивая жена? Которая сама по себе не в состоянии удержать собственного мужа в собственной постели?

– Нет, нет, это тоже не совсем так, Барбара... Но... но только, пожалуйста, не принимай все уж слишком близко к сердцу...

– Интересно, почему бы и нет? Разве профессионалы в любой области не люди и не могут принимать близко к сердцу конкуренцию со стороны любителей?

– Сейчас это не так уж и важно. И прошу тебя: никогда не говори никому, что именно я просил тебя делать, хорошо?

Она громко рассмеялась:

– Знаешь, это даже смешно. Ты сказал это так, будто на самом деле веришь, что мне можно доверять.

– Как ни странно, но я на самом деле верю.

Барбара слегка коснулась кончиками пальцев его руки:

– Тид, думаю, нам пора прекратить наскакивать друг на друга. Никакого толка от этого не будет. У тебя есть какие-либо конкретные предложения?

– Конечно, есть! Например, вот эта: мы с тобой знаем друг друга вот уже несколько лет, я тайно вздыхаю по тебе и наконец-то уговорил съездить со мной на романтический пикник, выпить шампанского, искупаться в озере при лунном свете... Вроде бы ничего предосудительного, но у меня свои «черные» планы, и тебе невольно приходится задумываться, насколько яростно придется бороться за то, чтобы сохранить свою собственную честь. Свою девичью честь! Ну как, подходит?

– Господи ты боже мой! Неужели мне может понравиться такая игра? Вот уж не знаю...

– Ты ее полюбишь, дорогая, не сомневайся. Кстати, имя Альберт тебе ничего не говорит?

– Альберт?

– Да, наш старый добрый Альберт. Забавный парнишка, которого ты каким-то непонятным образом уговорила поехать с нами в горы покататься на лыжах. Его-то ты, конечно, помнишь?

– Ах, Альберт! Ну конечно же помню. Кто же забудет его прыщи?! И взгляд как у вечно испуганной совы. Ну и что с ним? Как он поживает? Доволен жизнью или нет?

– Вполне доволен. Нашел отличную работу. Сидит на крышах городских небоскребов и отпугивает голубей. Получает за это совсем неплохие деньги и пользуется заслуженным уважением коллег по работе.

– Да, честно говоря, я никогда и не сомневалась, что старина Альберт добьется настоящего успеха!

Во время разговора она, сама того не замечая, придвинулась к нему почти вплотную. И вдруг, резко откинув голову назад, весело рассмеялась. В стремительно наступающей темноте горной дороги переливы ее искреннего смеха казались теплыми, по-настоящему молодыми, берущими за сердце и... одновременно какими-то беззащитными, уязвимыми!

Отсмеявшись, они уже совсем спокойно обсудили друзей и знакомых своего несуществующего мифического прошлого. Наконец Тид выехал на хорошо знакомую ему дорогу... Никакой машины у коттеджа его кемпинга видно не было. «Слава тебе господи, – с облегчением вздохнул он. – Значит, Рогаль успел сделать все, что надо, и уже уехал».

Барбара взяла пакет с едой, а он ее дорожную сумку.

– Лучше подожди, пока я не включу там свет, Барбара! – крикнул он, видя, как она решительно направилась к входу в коттедж.

– Господи, какой же здесь восхитительный воздух! – остановившись, восторженно произнесла она. – Но предупреждаю: аппетит у меня будет просто волчий, так и знай!

Как он и ожидал, Армандо Рогаль оставил ключ в двери. Когда Тид включил в комнате свет, Барбара медленно вошла, положила пакет с едой на каминную полку, повернулась к нему и улыбнулась... Они снова стали осторожными незнакомцами, проверяющими реакции друг друга в этой пока еще новой для нее обстановке.

Глава 6

Тид первым подметил ее странную неуверенность. Неуверенность в себе.

– Да, здесь... здесь довольно уютно, – почти прошептала она.

Попытавшись снять вдруг возникшую напряженность, он весело заметил:

– Учти, почетным гостям я обычно уступаю мою поистине королевскую спальню, которая, кстати, одновременно служит гостиной, столовой и комнатой для развлечений. Заходи, посмотри сама... – Чуть ли не торжественно взяв ее под руку, Тид открыл дверь в комнату, настолько крошечную, что ее практически всю заполняла огромная двуспальная кровать. – Вот это, дорогая, и есть та самая спальная комната, которую я предоставлю тебе в полное распоряжение, как только переоденусь в купальные трусы.

– Эй, эй, подожди-ка! Ты что, имеешь в виду романтическое купание под луной? Это было бы, конечно, прекрасно, но... не слишком ли холодная в озере вода? Ведь уже давно не лето...

21
{"b":"18637","o":1}