ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да не бойся ты, любимый! Моей любви хватит для нас обоих. На всю оставшуюся жизнь!

– Хорошо, хорошо... Твоей любви хватит для нас обоих, согласен. Даже полностью на всю оставшуюся жизнь... Но только, прошу тебя, давай обсудим это не сейчас, а завтра утром!

– Дорогой мой, ты не мог бы чуть-чуть помолчать?

Она перегнулась через его плечо, нежно, но требовательно обрила руками его шею, нашла губами его губы...

– Что это ты там делаешь? – прошептал он, когда, оттолкнув ее от себя и отвернувшись, услышал какой-то странный шуршащий шум.

– Сейчас, сейчас, дорогой, просто я хочу избавиться от этой шикарной рубашки. Чтобы она не мешала и не помялась.

– Немедленно надень ее, Джейк! Слышишь? Немедленно!

– Увы, боюсь, уже слишком поздно, любимый, – промурлыкала она, снова прижимаясь к нему. Только на этот раз плотно-плотно, требовательно и со всей силой.

Ее дыхание стало громким и частым, ладони рук почему-то заметно похолодели, сердце забилось так громко, что казалось, оно вот-вот выскочит из груди... Джейк была напугана, очень сильно напугана, и Тид прекрасно понимал почему. Разум подсказывал ему: надо немедленно встать, отойти к окну, взять сигарету, закурить... И тем не менее теплота, нежная мягкость юного, пышущего страстным желанием тела сделала свое дело – Тид почувствовал, как его все сильнее и сильнее охватывает желание. Вполне естественное желание тоже молодой мужской плоти! Он медленно, как бы сопротивляясь внутреннему голосу, повернулся, обнял ее, ощутил нежную теплоту ее кожи, зовущие изгибы невероятно прекрасного тела. Но когда губами искал ее губы, то еще более отчетливо почувствовал, как в ней физически поднимается волна страха. Естественного страха вот так вдруг потерять столь привычную девственность, страха испытать ощущение, пока еще известное только теоретически, по рассказам подруг и интуитивным мечтам, проникновение мужской плоти...

Но именно этого ему хватило, чтобы окончательно не потерять голову и не совершить глупость. Возможно, с крупными последствиями. Он оттолкнул ее и, не вставая с постели, отодвинулся в сторону. Достаточно для того, чтобы их тела не соприкасались.

– Тид, Тид, ты не беспокойся, я не боюсь. Я ничего не боюсь! – едва слышным голосом прошептала она, и он сразу же понял: она все поняла, поняла, что именно остановило его.

– Джейк, извини меня, но если ты, полностью одетая, через тридцать секунд не покинешь эту комнату, я сам оденусь, включу весь свет и... уеду из вашего дома!

– Нет, нет, Тид, этого нельзя делать! Ты еще не совсем здоров... Тид, прошу тебя!

– Джейк, ты же меня хорошо знаешь. Я никогда не говорю того, что не имею в виду. И со мной уже все в порядке. Ну а если бы... в общем, потом ты меня просто возненавидела бы!

– Ты меня ведь тоже хорошо знаешь, Тид: я тебя никогда бы не смогла ненавидеть. Что бы ни случилось.

– Одевайся, Джейк. Одевайся и уходи.

В комнате было настолько темно, что виден был только смутный силуэт женского тела. Правда, очень красивого тела. Затем он услышал звуки уже знакомого шуршания. Почувствовал запах ее духов, когда она наклонилась и снова поцеловала его. Но уже скорее как ребенок. В щеку.

– Спокойной ночи, Тид.

– Спокойной ночи, Джейк... На самом деле ничего не было. Нам с тобой все это просто приснилось. В очень красивом сне.

– Да, ты прав, дорогой. На самом деле ничего не было. Нам с тобой все это просто приснилось. Но в очень красивом сне...

Дверная щеколда тихо щелкнула, потом из прихожей донесся уже совсем невнятный скрип половых досок, и все затихло. Наступило полное молчание. И остался только слабый запах ее духов. Тид крепко сжал кулаки и изо всех сил ударил сам себя по высоко поднятому правому бедру. Вот чертовка! Маленькая глупенькая девочка, которая хочет играть в игры с уже взрослым женским телом! Маленькая девочка, набравшаяся «мыслей» из дешевых развлекательных фильмов, сентиментальных журналов в глянцевой обложке, телесериалов, сокровенных признаний школьных подруг...

Он еще раз сильно ударил себя по бедру и довольно ухмыльнулся в темноту ночи. Хотя почему глупенькая? В общем-то, может быть, и совсем нет. Кто знает? Она же чуть не заставила его поддаться! Впрочем, лучше так, чем иначе. Намного лучше, чем услышать, как дочь его близкого друга, соратника и начальника во весь голос кричит от боли при разрыве девственной плевы! Лучше, чем видеть, как она потом искренне плачет, сожалея об утраченном раз и навсегда детстве... Да, куда лучше, это уж точно. И он, с превеликим удовольствием выкурив последнюю сигарету, уснул сном настоящего праведника.

Глава 9

Когда ровно в десять он, не совсем выспавшийся, но чисто выбритый и полностью одетый, спустился вниз, то обнаружил, что Пауэл, не желая тревожить больного друга, уже уехал на работу, а Марсия, как всегда, отправилась по магазинам за покупками. Зато Джейк, поскольку была суббота, оказалась дома – в темно-синих, плотно облегающих джинсах и пушистом желтом свитере деловито хлопотала на кухне, готовя ему завтрак.

Но говорила подчеркнуто игриво, неестественно высоким голосом, под глазами у нее лежали легкие следы синевы...

Закончив наконец с готовкой, она поставила бекон, яичницу и поджаристые тосты на стол, села напротив него, склонила голову на согнутый локоть.

– Кофе, если не возражаешь, я подогрею попозже. Когда ты поешь. Тебе ведь сегодня не обязательно куда-нибудь торопиться, так ведь?.. Знаешь, Тид, ведь каждый человек рано или поздно делает ошибку. Это же не преступление, правда же?

– Нет, это может случиться с каждым.

– Спасибо тебе, что уберег меня от моей...

– Не за что. Надеюсь, ты уже излечилась?

– Излечилась? Что ты имеешь в виду, Тид?

– От меня. Надеюсь, это окончательно и навсегда?

–  – Как это «навсегда»? Нет, нет, думаю, ты ошибаешься, Тид. Просто я вовремя поняла, что нельзя себя обманывать. Ни себя, ни свои чувства. Нет, в первый раз, я хочу сказать, в первый настоящий раз у нас с тобой, дорогой, все будет иначе. Совсем иначе! Никаких тайн, никаких шептаний, никакого вранья. Нет, все будет открыто и честно... Это произойдет где-нибудь в шикарном номере большого отеля, может быть, в Гаване или на Майорке, с небольшим, прекрасно и со вкусом декорированным внутренним двориком, где мы будем завтракать. Может быть, даже с шампанским... И все, все время будет нашим, и только нашим! И нам никто не будет мешать, и не надо будет ни от кого скрываться, и все нам будут только завидовать. Тид, любимый, ты только представь себе все это!

– Ну и когда же, по-твоему, эта весьма тревожная последовательность событий должна реально произойти?

Она с серьезным видом нахмурилась:

– Не волнуйся, Тид, я все продумала. Вплоть до мелочей. Прежде всего мне надо будет забыть о теперь уже совершенно ненужной подготовке к поступлению в колледж, а заняться чем-нибудь более практическим. Например, пройти курс экономики семейной жизни, воспитания детей. Папе говорить обо всем этом, само собой разумеется, пока не следует, но...

– Интересно, а на этих курсах показывают или хотя бы рассказывают, откуда и, главное, как появляются дети?

– Зря ты так шутишь, дорогой. В июне я заканчиваю школу и практически одновременно, двадцать шестого, мой день рождения. К тому времени ваши с папой проблемы наверняка уже будут полностью улажены. И если мы поженимся именно в этот день, тебе придется помнить не две даты, а всего одну. А для мужчин, как хорошо известно, серьезные даты всегда проблема. К тому же летом в Гаване, говорят, совсем не жарко. Во всяком случае, прохладнее, чем во Флориде...

– Значит, ты не спала всю ночь, думала, думала и полностью решила за меня мое будущее, так?

– Большой свадьбы, мне кажется, устраивать не стоит. Зачем она нам? Мы ведь и так будем счастливы, дорогой. Я в этом уверена. А ты?

– Нет, пока еще не совсем. Знаешь, все это так серьезно и... так неожиданно...

34
{"b":"18637","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Обезьяна в твоей голове. Думай о хорошем
Угадай кто
Любимые женщины клана Крестовских
Научись искусству убеждения за 7 дней
Будет сделано! Как жить, чтобы цели достигались
Каждому своё 3
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы