ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гримаса боли не сходила с его лица, однако, увидев Тида, он нашел в себе силы широко улыбнуться.

– Как любим говорить мы, старые веселые британцы, сами напросились... Не торчи, пожалуйста, мишенью в дверном проеме!

– А знаешь, ты выглядишь уже совсем как самый настоящий Богарт. Или, во всяком случае, почти как самый настоящий.

– Возможно, возможно. Вот только вряд ли ему когда-либо приходилось чувствовать себя так же, как я. Вместо крови у него текла сценическая краска. – Армандо поморщился от боли. – И вид у него всегда счастливый-пресчастливый... Кажется, я только что кого-то убил. Он бежал вверх по лестнице с пистолетом в руке, поэтому я, не раздумывая, и выстрелил. Он с грохотом покатился вниз...

– Барбара лежит в той комнате.

Глаза Армандо сузились до щелочек.

– Мертва?

– Нет, но изуродована до неузнаваемости. Изрезано все лицо. Сказала, что Джейк в комнате напротив. Сейчас пойду туда.

Они прислушались. С лестницы доносилось невнятное журчание нескольких голосов.

– Ладно, Тид, беги, беги со всех ног. Я постараюсь их задержать.

Тид сделал шаг назад, вышел из комнаты и изо всех сил побежал через бальную залу. Послышались сначала два выстрела подряд, затем, буквально через несколько секунд, третий и звуки разбитого стекла где-то слева от него. Не сбавляя ни скорости, ни темпа, прижав плотно сжатые кулаки к груди, Тид врезался правым плечом в закрытую дверь. При этом он постарался ударить как можно ближе к краю замковой стороны. Поддавшись с первого раза, дверь с треском ввалилась внутрь. Он тоже не удержался на ногах и несколько метров прокатился по полу. Что-то металлическое и угловатое больно ударило его по руке. Тид резким жестом отшвырнул это назад, встал на ноги. В комнате, куда через открытый дверной проем теперь проникали лишь смутные отблески люстры в бальной зале, было довольно темно.

– Джейк! – громко позвал он. Подождал чуть-чуть, крикнул еще раз, только еще громче: – Джейк, где ты?

Никакого ответа не последовало, а где искать выключатель, Тид, естественно, не знал.

Когда до него вдруг донесся мужской стон, за которым в темноте последовало неясное шевеление, он мгновенно повернулся, вытянул руку с пистолетом, медленно и осторожно покрался на звук. Вскоре увидел силуэт мужчины, ничком лежавшего лицом вниз рядом с бесформенным тюфяком. Тид опустился на корточки, перевернул мужчину на спину, чиркнул зажигалкой: толстое лицо, кровавый рубец возле самого уха, рядом с головой небольшой тяжелый фотоаппарат в дорогом кожаном футляре. Скорее всего, именно им бедолагу по уху и ударили.

Тишину ночи снова разорвали два выстрела. Подряд. Тид выпрямился, снова громко позвал Джейк... Одно из окон в самом дальнем конце комнаты было почему-то открыто, и ночной ветерок тихо покачивал тонкую, неряшливую занавеску... Тид подбежал к окну, высунул голову наружу, посмотрел вниз. Там, на капоте одной из стоящих рядом машин, виднелась скрюченная фигура. В тусклом свете из окна бара на первом этаже он рассмотрел ее черные волосы, которые были такими мягкими и шелковистыми в его пальцах... Для Тида время остановилось, поскольку из ее позы, из абсолютной неподвижности стало ясно – теперь торопиться уже незачем...

Лежавший мужчина снова застонал. Тид будто на деревянных ногах подошел к нему, несколькими сильными пощечинами привел его в чувство, приставил дуло пистолета к лицу, попытался заставить себя спустить курок, чтобы увидеть, как пуля размозжит ему череп, как мозги заляпают стены. Но почему-то не смог. Мужчина на сантиметр-другой отодвинулся и чуть слышно прошептал:

– Нет, нет, нет, не надо! Пожалуйста!

Тид попытался спустить курок еще раз. И снова у него ничего не вышло. Презирая себя за трусость, он широко размахнулся и со всей силы ударил рукояткой пистолета в подбородок стонущего и трясущегося от страха подонка. Кость громко хрустнула и провалилась куда-то внутрь. Тид встал, бросил гневный взгляд на теперь уже безжизненно лежащее тело, повернулся и, пинком ноги откинув в сторону дверь, вышел в зал.

– На пол, Тид! Ложись на пол! – услышал он крик Армандо.

Совсем недалеко со стороны лестничной площадки на секунду показалась чья-то голова и тут же снова исчезла. Но пуля с противным визгом ударилась в деревянный косяк всего в нескольких сантиметрах от его левого плеча. Когда Тид, низко пригнувшись и вытянув руку с пистолетом вперед, медленно, осторожно шагал в направлении лестницы, он невольно думал о девушке, которая совсем недавно прямо у него на глазах, корчась от невыносимой боли, перекатывалась с боку на бок, царапала ногтями бледно-серый ковер...

А также о той, другой, которой эти сволочи помогли выпасть из окна в вечный мрак прохладной ночи.

Откуда-то издалека до него донесся громкий, снова предостерегающий крик Армандо, затем звуки выстрелов в сторону лестницы. Теперь Тиду было уже видно, как там, внизу, движутся какие-то смутные тени. Подняв пистолет на уровень глаз, он прицелился, затем сделал шаг вперед и выстрелил. Внизу послышался пронзительный вопль боли. Тид сделал еще один шаг и снова выстрелил. Что-то острое с двух сторон ужалило его бедро, как будто «куснула» клешня гигантского краба, и заставило сделать невольный шаг в сторону. А затем в том самом месте на ноге он ощутил что-то липкое и влажное.

Тид нажимал на спусковой крючок с каждым шагом и делал это до тех пор, пока на лестнице полностью не прекратилось движение. Остались только безжизненные тени.

Кто-то сильно дернул его за руку. Тид мгновенно обернулся и снова спустил курок. В ответ послышался не выстрел, а всего лишь короткий сухой щелчок. Армандо левой рукой отвел его дуло в сторону.

– Что с тобой, Тид? – требовательно спросил он. – Ты ведешь себя как сумасшедший! Что ты собираешься сделать?

– Спуститься вниз.

– С пустым пистолетом?

– Я пойду вниз.

Жесткая ладонь Армандо сильно хлопнула его по щеке.

– Очнись! Что произошло?

– Джейк мертва.

Армандо чуть слышно присвистнул. Затем бросил на Тида пристальный взгляд:

– Мы отвоевали у них несколько минут. Ты очистил лестничный пролет. Вон видишь, там лежат двое из них... Ты что, считаешь себя Джеймсом Бондом? Очнись!

Тид потряс головой, как бы избавляясь от последних остатков тумана. И даже попытался улыбнуться:

– Ладно, Армандо, конечно же ты прав. Ну и что нам теперь делать?

– Думаю, прежде всего не упускать из рук инициативу. Будем спускаться вниз. Вдвоем. Только держаться надо рядом, как можно ближе друг к другу.

Нога Тида почти сразу же наткнулась на валявшийся на полу пистолет, скинув его на ступеньку ниже. Он нагнулся, подобрал его, отшвырнув в сторону свой... Армандо спускался по лестнице с предельной осторожностью, плотно прижимаясь к стене. На площадке третьего этажа он остановился. Тид держался прямо за его спиной. Впереди была пустая стена другой стороны коридора, слева перила и следующий пролет, ведущий вниз, к холлу второго этажа. Чтобы попасть туда, не подставляя себя тем, кто находился внизу, пришлось бы перепрыгнуть через перила, а по-прежнему ворчавший в боку Армандо нож вряд ли позволил бы ему сделать это достаточно проворно. Если позволил бы вообще! Да и раненая нога Тида тоже вызывала большие сомнения.

– Морроу! – неожиданно откуда-то совсем рядом прозвучал знакомый голос.

– Что вам угодно, Раваль? – поинтересовался Армандо. Причем таким спокойным и приятным тоном, будто между ними происходила самая обычная светская беседа.

Они оба услышали сдавленный возглас удивления, топот быстро удаляющихся ног.

– Рогаль? – Голос Лонни звучал с той же небрежной уверенностью, как и тогда, на террасе, в то приятное солнечное утро. – Послушайте, Рогаль, мы что с вами, дети? У нас тут, сами понимаете, хватает крутых серьезных парней. Если начнете палить, будут палить и они, а это уже проблема. Не самая большая, но все-таки проблема. А нам всем лучше постараться обойтись без нее... У нас уже есть мертвая Мария, и один ни в чем не повинный сельский паренек, и два парня с дырками в теле, и...

52
{"b":"18637","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рой
Кости зверя
Марта и фантастический дирижабль
Падение
Плейлист смерти
Цветок в его руках
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Самая неслучайная встреча
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи