ЛитМир - Электронная Библиотека

Этот чертов Бакси вел машину очень быстро. Недопустимо быстро! Ну и пусть, думала она. Фитц сидел на заднем сиденье рядом с ней, обнимая ее правой рукой.

– Нет, нет, золотце, это делается совсем не так. Вот, смотри. Вставляешь сигарету в уголок рта. Вот так, видишь? Но не сжимай губы. Пусть воздух свободно входит и выходит... Так, а теперь вдохни это как можно глубже в легкие... Молодец! Теперь еще... Делай всегда именно так, золотце, и никогда не ошибешься.

– Да, но я ничего не чувствую!

– Не торопись, дорогая. Сейчас оно начнет работать, и ты очень скоро почувствуешь все, что надо!

Странно, но так и случилось, как он сказал: мир вдруг резко замедлился, стал прекрасным, в нем захотелось жить... Перестала смущать даже стрелка спидометра, показывающая сто двадцать. Да бог с ней! Это же замечательно! Тина отчетливо слышала ритмический стук каждого поршня. Более того: у нее появилось фантастическое ощущение, что она может в любой момент открыть дверь стремительно несущейся машины и выйти, когда ей захочется...

Затем скорость стала постепенно падать – они приблизились к месту. У Бакса была своя маленькая комнатка прямо над гаражом их здоровенного дома. Чисто в американском стиле. Его родители были очень состоятельные люди, но вот он... Тина вспомнила, как, отвечая на чей-то вопрос. Бакс как-то сказал, что учится в самой обычной школе только потому, что из всех элитных, куда родители его определяли, его уже с треском выгнали за «неординарное поведение в престижном заведении»! В этой-то комнатке, где сохранилось множество детских вещей и игрушек, они и устроились, чтобы под дивную музыку, качаясь на ласковых волнах, отправиться в волшебное плавание – манящее в никуда... Тина, как и учил ее Фитц, сразу же выкурила еще одну. Счастливо улыбнулась. А потом внимательно смотрела, что происходит вокруг. Бакс зажег стоящую на столе коренастую свечу, подогрел на ней стальную ложку. Джинни стояла отвернув лицо в сторону, сжимая и разжимая пальцы левой руки... Затем Тина увидела проблеск чего-то похожего на длинную иглу, которая медленно входила в заметно посиневшую, набухшую вену. У Джинни были забавные коротенькие кудряшки и чудесные масленые бусинки-глазки. И вдруг она вся затряслась...

– Что он с ней делает?

– Вводит «лекарство» прямо в вену. Напрямую! Так оно и проще, и куда эффективнее.

А потом... потом время, казалось, сошло с ума. Все куда-то пропало, осталась только музыка. Странная музыка и качание на волнах. Тина и Фитц, обнявшись, сидели на полу рядом с динамиком. Он прикурил ей еще один «гвоздик», после чего Тина окончательно «провалилась»...

Много-много времени спустя она очнулась со странным ощущением давящей тяжести. Но не внутри, а снаружи... На ней лежал Фитц, причем так близко, что она могла рассмотреть каждую его ресничку. Бакс и Джинни тоже были где-то совсем рядом...

Когда Тину привезли домой, она вышла из машины будто во сне. Фитцу пришлось позвать ее назад, чтобы отдать ранец со школьными учебниками и тетрадками, которые показались ей странными и чужими. Как будто совершенно с другой, далекой-далекой планеты. Равно как и дом, полный странных лиц, чужих глаз... Красивые часы на стене ее комнаты показывали десять пятнадцать.

На следующее утро она все вспомнила. Причем в таких деталях, которые ее ужаснули. Даже остро защемило сердце. Реальным был этот дом! Реальными были эти учебники и тетради! А то, другое – просто кошмаром!

Дорога до школы на этот раз показалась Тине поистине бесконечной. Снежная крупа больно жалила ее в щеки, она физически сгорала от стыда, как будто все вокруг видели, что ее только что вываляли в грязи. И тем не менее у нее все-таки хватило сил посмотреть на Фитца, когда он в упор уставился на нее откровенно вопросительным взглядом. Джинни подошла к ней чуть позже, в женском туалете.

– С чего бы это ты так набычилась, Тина?

– Я? Набычилась? Да нет, я просто...

– Да будет тебе! Просто, просто! Мы много о тебе говорили. Ты нам подходишь, Тина. Нормальная телка.

– Спасибо, конечно, но...

– От христосиков нас просто тошнит! А ты наша. Не лажаешь, не кидаешь. Так что не дуйся и добро пожаловать.

– Может, ты и права. Может, мне и надо бы...

– Расслабься. Все в полном порядке. Хуже от этого никому не будет. Мы все хотим ловить свой кайф, не более того. Кстати, сегодня в три. Будут только свои. Ну как?.. Отлично. Значит, увидимся в три на нашем месте. Тогда до встречи!

И она снова оказалась рядом с Джинни, и они опять неслись на огромной скорости, на этот раз невзирая даже на лед, и вновь у нее сначала перехватило дух, а потом... Потом та же самая комната, полет в никуда, короткие моменты нереального счастья... Нереального! Хотя все равно так было проще и удобнее. Если тебе все равно, значит, тебя уже никто не может ни оскорбить, ни обидеть. Вот так!

Точного времени, когда Бакс дал им главное «лекарство», Тина, естественно, не помнила. Но это было не то что раньше. Не таблеточки, не «колеса». Нет, прямо в вену! Что-то теплое, влажное проникло внутрь и... вдруг взорвалось, унося на небеса! А потом обратно, давая самое приятное чувство в мире – что ты та самая главная звезда Голливуда! Звезда, которую миллионы людей мечтают хотя бы увидеть.

Но в этом прекрасном сумасшедшем мире жили не все. Учитель нудно и монотонно продолжал изрекать свои вечные истины. А Тина сидела и думала о словах Фитца, что кому-то мясо, а кому-то леденцы... «Мясо, конечно, им, а мы нужны только для компании. Ведь без компании мясо становится безвкусным и даже теряет смысл! Значит, мы не более чем простая приправа, гарнир для мяса». Каждый раз, когда она задумывалась над этим, что-то внутри ее восставало. И морально и физически! Иногда оно даже хотело вырваться наружу, и только колоссальным усилием воли Тине удавалось сдержать себя. Себя? Да нет, не себя, а это. Это! Долго, слишком все это долго. Три дня. Целых три дня! Вечность, нет, больше чем вечность... Лицо все время чешется, глаза непрерывно слезятся... Да, еще вот жратва. Как бы хорошо было жевать, жевать, жевать, полностью ощущая вкус, но никогда не глотать... Никогда! Чтобы ничто никогда не падало в желудок. Джинни ушла из школы еще в прошлом месяце.

Час беспредела наконец-то закончился. Закончился? А очередная неделя? Ведь наступит и следующая. Ну и чем она будет отличаться от предыдущей?

Все трое, как и сказал Фитц, нетерпеливо ждали ее в машине Бакса. Тина, если честно, с большим, даже ей не совсем еще понятным, трудом заставила себя подойти к ним, села на заднее сиденье рядом с Фитцем.

– Привет, мальчики!

– Наконец-то, гордость нашего самого лучшего колледжа в мире, – отозвалась Джинни. – Ну и как у тебя?

– Так же, как и у тебя, Джинни. И у тебя, Фитц. Кайфово. Просто кайфово. Лучше не бывает! Или, может, хотите предложить что-нибудь получше?

Бакс почему-то не заводил машину. Он обернулся, в упор посмотрел на Тину. И Джинни тоже. А затем последовало длительное молчание. Ну и что дальше? Тина невольно занервничала.

– Дальше? – протянул Бакс. – Дальше, не бойся, все будет как раньше. Если ты сама не захочешь чего-то нового...

– О чем это ты? Что значит «что-то новое»?

Но ей никто не ответил. Только Фитц легонько похлопал ее по колену. Бакс наконец-то завел мотор.

– Куда?.. А куда мы едем?.. Почему не к тебе?.. Как всегда?.. – неожиданно для самой себя тонким голосом спросила Тина.

– Предки вернулись. Теперь приходится ехать к Джинни. Не совсем удобно, конечно, но...

– Ну и дела... Джинни, а что, теперь уехали твои предки? – искренне поинтересовалась Тина.

В ответ ребята только рассмеялись, что ее сильно обидело. Настолько, что она, нахмурившись, молча отодвинулась от Фитца.

Бакс повез их куда-то мимо железнодорожной станции, дешевых баров и мотелей... Припарковались они в самом конце какой-то аллеи, за задней стеной на редкость допотопного и ветхого краснокирпичного здания. Затем поднялись на третий этаж подъезда с сильным заплесневелым запахом. Джинни открыла дверь своим ключом, впуская их в небольшую комнатку с одним маленьким окошком в углу. Обшарпанная кровать, вконец раздолбанный шкаф, который вот-вот развалится, всего один стул...

13
{"b":"18638","o":1}