ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Бонни разбудил громкий треск мотора выезжающего из заднего дворика грузовичка. Лежа в темноте, она вдруг подумала, что, может, есть смысл открыть дверь ее комнаты, на случай если Верн вдруг решит все-таки навестить Яну. Бонни накинула на себя халат и, подойдя к двери, прижала к ней левое ухо. Долгое время не слышалось вообще никаких звуков, но затем ей показалось, что кто-то осторожно крадется по лестнице. Она чуть приоткрыла дверь, и буквально через секунду этажом ниже раздался громкий топот бегущих ног...

Затем последовал пронзительный крик безграничного ужаса. И глухой звук от падения чего-то тяжелого на пол. Когда почти сразу за этим раздался еще более леденящий кровь вопль, у Бонни чуть не зашевелились волосы на голове. Потом она не могла даже толком вспомнить, как оказалась на лестничной площадке третьего этажа, когда эти страшные вопли неожиданно прекратились. Она не успела спуститься и до середины лестничного пролета, как наступила еще более жуткая тишина... Вслед за ней у распахнутой настежь двери спальни Гаса и Яны появился Уолтер. В полосатой пижаме, с глупой улыбкой на растерянном лице...

Заглянув в комнату, Бонни увидела разрубленную голову их мясника Рика Стассена, старого Гаса, лежавшего на полу лицом вниз, и какого-то человека, стоявшего на коленях прямо на постели и обеими руками сжимающего окровавленный секач, которым он методично и сосредоточенно продолжал наносить удары. Будто маленький мальчик, тупо забивающий молотком гвозди... На какие-то мгновения ее мозг просто отказался воспринимать то, что предстало перед глазами, – Бонни ничего не воспринимала. Комната вдруг заполнилась белесым туманом и, казалось, куда-то поплыла...

Если бы Верн вдруг не повернулся и не посмотрел на нее, она наверняка потеряла бы сознание и рухнула бы на пол. Но тут Бонни увидела его лицо – омерзительную бесформенную массу, увенчанную впадинами мертвых глаз... Это было так страшно, что она, не выдержав, резко развернулась и со всех ног побежала прочь от всего этого безумия.

Едва Бонни чуть-чуть пришла в себя, как буквально наткнулась на взбегавшего по лестнице Поля Дармонда.

– Беги! Беги отсюда как можно быстрее! Куда угодно, лишь бы ничего этого не видеть! – закричала она, вцепившись в него обеими руками.

Держась за руки, они торопливо сбежали вниз, вылетели на крыльцо, и тут клоунское лицо лейтенанта Ровеля, идущего с пистолетом в руке им навстречу, показалось Бонни самым приятным и желанным из всего, что ей когда-либо хотелось видеть.

– Что тут у вас происходит? – ровным, но требовательным голосом спросил он.

– Верн, – возбужденно прохрипела она. – Верн Локтер! Он убивает всех подряд.

Ровель молча поднялся по ступенькам крыльца, прошел мимо них и вошел в дом.

– Подожди в его машине, Бонни, – сказал ей Поль.

– Нет, нет, ты уже ничем не сможешь им помочь! Не ходи туда, Поль, не ходи!

Ее начало трясти. Он обнял Бонни за плечи. В большинстве соседних домов уже начали загораться окна, на крылечки выходили люди в халатах и шлепанцах на босу ногу.

К дому с громким воем сирены, на большой скорости подъехал и, взвизгнув тормозами, резко остановился полицейский автомобиль. Из него выскочили два человека в форме и, на ходу вытаскивая пистолеты, тяжело побежали к распахнутой входной двери.

...Наконец наступила тишина. Сначала в прихожей, а потом на крыльце загорелся свет, следом в дверном проеме появился лейтенант Ровель. Он прижимал правую, очевидно раненую, руку к животу, лицо было перекошено от боли. Голос лейтенанта заметно дрожал, но он по-прежнему решительно и властно отдавал распоряжения:

– Моран, садись в машину и вызывай по рации людей. Там, наверху, несколько трупов и один сумасшедший в холле внизу. И мне врача. У меня, похоже, здорово ушиблена, если не сломана рука. А ты, Шантц, иди надень наручники на этого спятившего подонка. На руки и на ноги. Да поторопись, пока он не успел очухаться. Сейчас там на нем сидит один паренек.

Неожиданно для всех из дома вновь послышались женские крики. Но это были уже совсем другие крики – тонкие, слабые, нетерпеливые. Один из полицейских в форме побежал к патрульной машине, другой – внутрь дома. Практически одновременно на крыльцо выскочил Уолтер.

– Она рожает! – визгливо закричал он. – Рожает!

Вдали послышались завывания приближающихся полицейских сирен.

– Ну сделайте же хоть что-нибудь! Хоть кто-нибудь!

Выскочивший из первой санитарной машины врач, по требованию лейтенанта Ровеля занялся сначала Доррис Варак, которую тут же отправили в ближайшую больницу на их собственной машине, за руль которой, как ни странно, чуть поколебавшись, сел Уолтер.

– Бонни, тебе нельзя здесь оставаться, – заботливо сказал ей Поль. – Я попрошу полицейскую машину отвезти нас ко мне.

– Ничего, ничего, Поль, со мной все в порядке. Не волнуйся, пожалуйста.

– Когда я вошел туда, там не слышалось ни звука, ни малейшего звука! – тихо произнес Ровель, будто объясняя это самому себе. – Только свет откуда-то сверху. А потом вдруг какое-то непонятное движение сзади. Я, естественно, тут же поворачиваюсь, и он этим чертовым секачом пытается выбить у меня пистолет, но промахивается и попадает мне прямо по руке. Правда, тогда я еще не знал чем. Думал, дубинкой. Очевидно, рукоятка была довольно скользкой, потому что удар пришелся тупой стороной лезвия и не отрубил мне руку, а только ее сломал. А затем прижал меня к самой стене у подножия лестницы. Тут-то я и увидел, что у него в руках. Увидел его страшное лицо и оцепенел. Не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Господи, думаю, теперь я до самой смерти его не забуду. Но, слава богу, он не успел сотворить свое страшное дело. Откуда-то из темноты вдруг выскочил этот юный панк. Ваш любимчик. Пастор. Один из ваших слабовольных заблудших придурков. Увидев, что происходит, он тут же с разбегу врезался в Локтера. Как раз когда тот уже наносил мне смертельный удар, поэтому его хренов секач прошел буквально в дюйме от моего лица. Иначе мне была бы крышка, это уж точно! А Локтер, повернувшись, со всех сил ударил панка, но тот увернулся и схватил его за руки. Тут и я наконец-то вышел из чертова оцепенения, выбил у него секач. Затем этот чокнутый начал завывать, как дикий зверь, попытался вцепиться вашему парню прямо в глаза, но тот сначала оттолкнул его от себя, а потом шандарахнул с такой силой, что он тут же вырубился. Ударчик у этого панка, надо сказать, ничего. Совсем даже ничего, Поль.

– У этого панка, – тихо, но со значением повторил Поль Дармонд.

Ровель внимательно посмотрел ему прямо в глаза:

– Да, знаю, знаю, Поль. Ну и что мне, по-твоему, теперь делать?

– Наверное, поблагодарить, а что ж еще?

– Назад, назад, не толпитесь! – начал разгонять собравшихся Моран. – Назад подайте, не мешайте работать! Нечего здесь глазеть! Расходитесь! Расходитесь по домам...

Возвращаясь к началу...

Где-то в Америке есть каменный город, а на его окраине, в сером, унылом районе, – бакалейный магазин, который соединен крытым переходом с большим, старым, давно уже запущенным домом.

Но торговля в этом магазине идет неплохо. Как говорят люди, помнящие печально знаменитую маниакальную резню, которая случилась однажды в теплую июньскую ночь, все, что потребовалось Уолтеру Вараку, чтобы стать настоящим мужчиной и главой дома, – это неожиданно свалившееся на него бремя огромной ответственности... Доррис теперь тоже работает в магазине. Она заметно располнела, но это ее совершенно не портит. Скорее наоборот, по-своему, даже красит. У нее по-прежнему очень остренький язычок, но, чтобы прервать ее в общем-то редкие приступы раздражения, Уолтеру теперь достаточно одного-единственного строгого слова или даже взгляда. Анна с удовольствием присматривает за их маленьким мальчиком, который пока только учится ходить. Некоторые покупатели с наметанным глазом уже предсказывают, что на подходе еще один наследник.

54
{"b":"18638","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Возвращение
Шестнадцать деревьев Соммы
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Черный кандидат
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
Груз семейных ценностей
Ты должна была знать
Я скунс
Девочка-дракон с шоколадным сердцем