ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовный водевиль
Древний. Час воздаяния
Лесовик. Вор поневоле
Ghost Recon. Дикие Воды
На грани серьёзного
Хватит быть хорошим! Как прекратить подстраиваться под других и стать счастливым
Философия хорошей жизни. 52 Нетривиальные идеи о счастье и успехе
Сам себе MBA. Самообразование на 100 %
Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!

Нападение чуть было не застигло его врасплох. Он дал Бенсону возможность отступить и подготовиться к контратаке. Билл вовремя успел увернуться от мощного хука справа, а сам ударил левой снизу вверх. Бенсона надо привести в чувство. Биллу совсем не хотелось ломать коротышке руку, поэтому он как следует врезал по толстой шее. Бенсон обмяк и упал, словно тряпичная кукла, брошенная небрежным малышом. Приложив к губам кулак – ныли костяшки пальцев, – Билл Дэнтон наблюдал за Бенсоном. Убедившись, что противник повержен окончательно, отошел и снова сел рядом с Линдой.

– Почему ты не захотела уйти? – спросил он.

– Если бы он вдруг повалил тебя, я сняла бы туфлю и ударила его по башке шпилькой. В жизни не видела ничего гаже... Зачем он ударил Пепе?

– Кто такой Пепе? Просто грязный мексикашка, – негромко пояснил Билл.

Она вызывающе склонила голову набок:

– Не пытайтесь проверять меня, сэр. К вашему сведению, я на одну восьмую – индианка-чероки, то есть принадлежу к гонимому национальному меньшинству.

– Знаешь, Линда, я первый раз услышал твой смех. Теперь я знаю, как ты смеешься.

– Билл, не начинай снова.

– Давай немножко прогуляемся. Мне хочется еще поговорить с тобой. Обещаю, я тебя ни словом не обижу.

– Кажется, паром вот-вот поплывет в обратный рейс.

– Пепе загонит пикап на паром. Ты встречаешься с мужем в Сан-Фернандо?

– Нет, он... занимается телом. Может, как раз этим рейсом вернется сюда вместе с ней.

– Но не собираешься же ты сама вести ваш «бьюик» в Матаморос?

– Я уже большая девочка.

Он повернулся к Пепе и что-то сказал по-испански. Пепе лукаво ухмыльнулся и покачал головой.

– Что ты ему сказал?

– Сказал, у какой лавки в Матаморосе мы встретимся, – я сообщил ему, что отвезу тебя туда.

– Билл, поверь, я вполне в состоянии сама...

– В Штатах хватает мест, где не подобает появляться хорошенькой девушке, у которой сломалась машина и поэтому она вынуждена ловить попутку.

– Говорю тебе, я справлюсь сама!

– Даже сможешь въехать на паром по этим сходням? Доски довольно узкие.

– Н-ну... разве что...

– Значит, договорились. Пошли. Посмотрим, кто там поет. Звучит приятно.

Близнецы-блондинки сидели в последней машине. Закончив песню, одна из них сказала:

– Ну, давайте подпевайте. Вот еще кое-что из старенького: «Залив, залитый лунным светом».

Они облокотились на машину. Линда запела чистым, звонким альтом. На лицо ее упал луч фонаря из лавки. Билл тоже запел вместе с тремя девушками. В темноте он отыскал руку Линды. Не прекращая петь, она попыталась высвободиться, но он крепко держал ее. А потом увидел, что она улыбается и слегка пожимает плечами. Линда слегка сжала его руку. Билл вторил хрипловатым баритоном, стараясь петь как можно тише, чтобы скрыть хрипотцу. В ночи было заключено какое-то волшебство – ив старой песенке, и в их голосах. К ним присоединились некоторые другие туристы – правда, близко никто не подходил, все пели на расстоянии. Чудо, что она так близко. Когда песня была почти допета, Линда бессознательно прильнула к нему, прижавшись плечом. Пение оборвалось, и все вдруг рассмеялись непонятно чему, но Линда тут же осеклась. Билл решил, что она вспомнила об умершей свекрови и корит себя за бесчувствие.

В первой машине в очереди зажглись фары; до их ушей донесся шум заводимых моторов. Паром подошел почти к самому берегу: вода поднялась, так что больше не нужно было углублять лопатами дно. Но чтобы машины смогли въехать на паром, все еще необходимы были дощатые сходни. С парома на берег сбросили две толстые доски; их удалось закрепить не сразу. Все кричали, подавали советы; наконец сходни были закреплены, ко всеобщему удовлетворению.

С парома съехали две машины и стали взбираться вверх по дороге. Клаксоны дудели: все приветствовали переправившихся с того берега. На паром медленно заползла крошка «эм-джи», за ней двинулся пикап. Сходни и блоки втащили на борт, и паром медленно пошел через реку.

– Теперь-то им бы двигаться быстрее, – заметил Билл.

– Отпустите мою руку, сэр. Позвольте напомнить: перед вами серьезная замужняя дама.

– Ах, извините.

– Премного вам благодарна.

Они спустились к воде. Вереница машин пришла в движение. Все спешили передвинуться на два места вперед. Билл увидел, что у Бенсона что-то с машиной. Кажется, не заводится.

Он остановился и спросил:

– Помочь?

Бенсон отвечал на удивление дружелюбно:

– Да нет. Мне бы, дураку, заменить бензопомпу еще до поездки. Помогите выкатить ее с дороги, я ее запру. Оставлю здесь, а завтра вернусь – по-вашему, macana – с новой помпой. Если, конечно, удастся ее найти.

Машина без труда съехала под откос. Бенсон подогнал ее к самому берегу и поднял стекла.

– Извини, приятель. Я к тебе цеплялся, потому что был немного не в себе.

– Впредь будь осторожен. Не то скоро будешь выглядеть как подушка для иголок.

– Ага. Признаюсь, был дураком.

– Тебя подвезти?

– Нет, я уже договорился. Это вы, миссис Герролд? Я вас не узнал в темноте. Как там ваша свекровь?

– Она умерла, мистер Бенсон, сразу после того, как мы доставили ее к врачу.

– Та девушка, Муни, так и подумала, только не хотела вас расстраивать. Мне очень жаль. Вот ключи от «бьюика». Я как раз собирался вернуть их вам. Могу перегнать вашу машину, если хотите. Но вы, наверное, возьмете назад ключи?

– Да, будьте так добры.

Он вышел из машины, передал ей ключи, отвернулся и запер дверцу своего «хамбера».

Билл и Линда подошли к «бьюику». Билл передвинул машину на две позиции вперед.

– Что это с мистером Бенсоном? – спросила Линда. – Начитался Дейла Карнеги?

– Подозрительно как-то.

– Что ты имеешь в виду?

– Знаю я парней вроде него. Они становятся сладкими как мед, только когда затеют какую-нибудь похабщину.

– Тогда берегись его, милый. Господи, что я говорю? Ну да, милый.

– Ты даже не представляешь, как это здорово звучит.

– Билл, интересно, с кем он едет?

– Держу пари, с девчонкой Муни. И с ее престарелым дружком. Я заметил: у него вроде как от сердца отлегло, когда ты взяла ключи. Как-то уж слишком он юлил. А еще – я в жизни не видел, чтобы кто-то так быстро протрезвел. Хочешь еще что-нибудь спеть?

– Давай! – Она вздохнула. – Вообще-то мне бы не следовало...

– Не думаю, что это имеет какое-то значение.

– Только больше не держи меня за руку, ладно?

– Если ты настаиваешь.

И они побрели на звуки музыки. Ночь снова окутала их своим волшебством. «Я, Уильям, беру тебя, Линда, в законные жены...» Каково это – становиться вторым мужем? Вторым по очереди. А вдруг после первого неудачного брака во второй раз, наоборот, повезет? Билл знал одно: все равно Господь назначил им встретиться. Он опоздал всего на несколько недель. Милая! Пусть думает и собирается с мыслями сколько хочет, но рано или поздно она все поймет, и прозрение поразит ее так же сильно, как поразило его.

Глава 12

Бетти Муни стояла в мелкой канаве у самой воды – испуганная рослая девушка в мятом, пропотевшем желтом платье. Она дрожала с головы до ног. Какой ужас! У нее за спиной – труп! Всего в трех метрах... там, под деревом. Господи, как же она влипла!

Дел Бенсон ушел отогнать в сторону свою машину, чтобы она не мешала остальным, и оставил ее наедине с... этим.

Бетти сразу положила глаз на этого коротышку: сразу видно, он тертый калач и понимает, что к чему. Ему случалось попадать в переделки. Ее возбуждали его крепкие, широкие плечи, грубоватое, задиристое лицо и ежик черных волос, которые так и тянуло взъерошить. Ей показалось, что она нашла хороший способ развязаться с этим тупицей Дарби Гароном. А теперь Дарби Гарон умер. Перестал быть человеком. Там, на берегу, сидит просто злобный истукан.

Бывают же люди, которые относятся к жмурикам равнодушно – что они есть, что их нет. Например, гробовщики. Бетти Муни терпеть не могла мертвецов. Ей вспомнилось детство, и она вздрогнула.

31
{"b":"18639","o":1}