ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как мне узнать, кто была эта девочка?

— Тогда у них классным руководителем была мисс Мэйджер. Кажется, она и написала тот сценарий. Очень хорошая была, умница. Говорят, в последние годы она потеряла зрение.

7

Дверь открыла сама мисс Мэйджер: седые, коротко стриженые волосы, умное волевое лицо. В молодости мисс Мэйджер наверняка была очень красивой женщиной, она и сейчас оставалась красавицей.

Я представился и объяснил, что хотел бы поговорить об одном из ее учеников.

— Входите, пожалуйста, мистер Ховард. Садитесь в красное кресло. О ком вы хотите поговорить?

— Вы помните Тимми Уордена?

— Конечно, помню. Такой красавец! Я очень расстроилась, когда мне сказали, что он умер.

— Я сидел с ним в одном лагере, а сейчас пишу о нем книгу... Простите меня, мисс Мэйджер, но я хочу задать один странный вопрос. В лагере Тимми рассказывал о девушке по имени Синди. Я пытаюсь найти ее... по личным причинам. Одна из ваших учениц, Синди Киршнер, сказала, что вы написали сценарий для школьного спектакля по «Золушке». Перед смертью Тимми говорил о какой-то Синди, и я подумал, может, он имел в виду девушку, которая играла роль Синдереллы[1]. Вы не помните, кто играл эту роль?

— Конечно, помню! Ее звали Антуанетта Рази. Подождите-ка. Сейчас я вам покажу выпускные снимки. Я храню фотографии всех своих выпускников, хотя они мне сейчас ни к чему, — грустно заметила мисс Мэйджер. — Кажется, Антуанетта стоит во втором ряду слева. Видите девушку с длинными черными волосами и угрюмым лицом? Я даже представить ее не могу улыбающейся.

— Вроде бы нашел.

— Антуанетта доставляла нам немало хлопот. Терпеть не могла дисциплину, но мне она нравилась, мне казалось, я понимаю ее. Антуанетта родилась в очень бедной семье, и, наверное, дома ей не хватало доброты. У ее старшего брата были неприятности с полицией, как и у старшей сестры. Зимой она ходила в школу в легкой одежде, потому что нечего было надеть. Антуанетта была очень живой девочкой. Мне кажется, своей дерзостью она пыталась скрыть очень ранимую душу... Я дала Антуанетте роль Синдереллы, чтобы вовлечь ее в общественную жизнь класса.

— Тимми дружил с ней?

— Да, дружил. Иногда я спрашивала себя, хорошо ли это. Она казалась довольно... ну, не по годам развитой в некоторых вопросах, а Тимми был таким славным мальчиком.

— Он мог называть ее «Синди» после спектакля?

— Думаю, да. Подростки обожают прозвища.

Как сообщила старшая сестра Антуанетты, та перебралась в Реддинг. На вопрос, чем она там занимается, сестра заявила:

— Гуляет напропалую!

— Где я могу ее найти?

— Походите по барам. Загляните в «Ацтеку», «Каб Рум» или «Дублон». Она как-то говорила об этих забегаловках. Может, там и сыщете.

До Реддинга оказалось шестьдесят миль, и когда я туда добрался, уже стемнело. Город был раза в два больше Хиллстона и весь сверкал и переливался розовыми и голубыми неоновыми вывесками. «Ацтека», «Каб Рум» и «Дублон» располагались в западной части, и все три бара поражали роскошью. В них сильно пахло деньгами и азартными играми. Но об Антуанетте Рази никто ничего не слышал.

Слова ее сестры дали мне основание полагать, что Антуанетту Рази могли знать в полиции.

Так и оказалось. Дежурный сержант позвонил кому-то из своих коллег, и тот сообщил, что Антуанетту Рази пару раз задерживали. Однако здесь все ее знают под именем Тони Разель: она представляется эстрадной певицей. И действительно, она пела какое-то время в баре, но вообще-то известно, что она проститутка, хотя довольно необычная: оба раза ее задерживали по обвинению в шантаже, но таком хитром, что на нее так и не удалось ничего повесить.

Я поблагодарил сержанта и вернулся в «Ацтеку».

— Ну что, так и не нашли ту девчонку? — поинтересовался бармен.

— Оказывается, сейчас она называет себя Тони Разель.

— Черт, я же ее знаю! Она как раз сейчас сидит у нас в казино с генералом. Такая шикарная штучка в белой блузке, темно-красной юбке и темно-красном шарфе.

Я дал бармену пару долларов и поднялся в казино. В огромной, ярко освещенной комнате толпился народ. Я сразу же увидел могучего мужчину в военной форме. Антуанетта Рази стояла рядом и смеялась. Ее лицо не очень изменилось по сравнению со школьной фотографией: широкие скулы, глубокие черные глаза, шелковистые черные волосы — она была похожа на цыганку. Она смеялась, сверкали белые зубы — Антуанетта обладала такой жизненной энергией, что остальные женщины казались рядом с ней сонными мухами.

Генерал играл в рулетку и проигрывал. В конце концов, ему пришлось отправиться за фишками, и я тихо позвал:

— Антуанетта?

— Мы знакомы? — Она настороженно посмотрела на меня.

— Нет. Я хочу поговорить с вами.

— Откуда вы знаете мое имя?

— Мне рассказывал о вас Тимми Уорден. Помните такого?

— Еще бы. Сейчас я не могу разговаривать. Позвоните завтра в полдень. Восемь, три, восемь, девять, один. Запомнили?

8

Я позвонил Антуанетте Рази в полдень.

— Кто? — сонным голосом спросила Тони.

— Тал Ховард. Мы с вами разговаривали вчера вечером в «Ацтеке» о Тимми Уордене. Вы просили позвонить.

— Ах, да, — я услышал, что она зевнула. — Приезжайте ко мне. Я живу в «Глендон Армс», в Реддинге.

Антуанетта Рази, улыбаясь, открыла дверь. Я ожидал увидеть на ее лице усталость после бессонной ночи, но она выглядела сияющей и полной сил.

— Привет, Тал Ховард. Хотите кофе? Пошли.

Мы вышли через раздвижные двери на маленькую террасу. В небе ярко светило солнце. На столике со стеклянной крышкой стоял кофейник, лежали булочки и масло.

— Как вы меня нашли, Тал Ховард?

— Через вашу сестру.

— Ну, а как там Тимми? Он был моей первой любовью.

— Он умер. Тони.

Антуанетта побледнела.

— Да, с вами не соскучишься. Как это произошло?

— Мы с ним вместе попали в плен в Юго-Восточной Азии. Он заболел и умер. Там мы его и похоронили.

— Какой ужас! Целый год мы с ним поддерживали отличные отношения, но потом... У меня уже и тогда была подмоченная репутация, — усмехнулась Тони.

— Он вспоминал о вас в лагере.

— Правда?

— Только называл «Синди».

Несколько секунд девушка озадаченно смотрела на меня.

— Ах да, совсем забыла! Я была Синдереллой, а Тимми играл принца. После спектакля он долго, наверное, с год, называл меня Синди... Черт, жаль Тимми, очень жаль! Я теперь буду чувствовать себя старухой, Тал. Не люблю стареть. Сейчас мне двадцать восемь. Как, по-вашему, мне можно дать двадцать восемь?

— По-моему, нет.

Она подперла кулаком щеку и задумалась.

— Знаете, Тал Ховард, кажется, я начинаю здесь скучать. Наверное, требуются перемены.

— Какие, например?

— Ну, не знаю... В Реддинге мне начинает надоедать. Ладно, хватит хныкать. Зачем вы пеня искали?

— Как вам сказать... Я ищу одну вещь, которую Тимми спрятал перед отъездом на войну. Я знаю, что это, но не знаю, где лежит. Перед самой смертью Тимми сказал: «Синди должна знать». Поэтому я и приехал к вам.

— Вы приперлись сюда в поисках Синди, значит, он спрятал что-то ценное. Например, кучу денег...

— Если вы мне поможете, я дам вам денег.

— Сколько?

— Все будет зависеть от того, сколько он спрятал.

— По-моему, вы слишком быстро признались, что это деньги. Всем известна моя страсть к долларам. Я их просто обожаю. Мне нравится держать их в руках, чувствовать запах, даже просто смотреть. Я с ума схожу по деньгам. Еще мне нравятся красивые вещи, наверное, потому, что я провела много времени без них. Знакомый психолог сказал, что деньги — основной побудительный мотив моей жизни. Мне никогда не насытиться.

— Если бы деньги действительно были главной целью вашей жизни, вы бы о них так не говорили. Просто вам хочется такой казаться.

вернуться

1

Т.е. Золушка.

7
{"b":"18642","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Замуж назло любовнику
Никогда тебя не отпущу
Принцесса моих кошмаров
Прошедшая вечность
Чувство моря
Неймар. Биография
Спасите котика! Все, что нужно знать о сценарии