ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Почему каждый мужик лезет объяснять, кто я есть на самом деле? — рассердилась Антуанетта. — Ладно... Приготовьтесь к большому разочарованию: я не имею ни малейшего представления, где Тимми мог спрятать что-то ценное. Понятия не имею, о чем он говорил.

— Вы уверены?

— Не смотрите на меня так. Я знаю, о чем вы думаете. Думаете, я скрываю тайник, чтобы забрать все одной. Честно, Тал, не знаю. Понятия не имею, о чем говорил Тимми.

Я поверил ей.

— Здесь становится слишком жарко. Пошли в комнату, — предложила Антуанетта Рази.

Мы вошли в гостиную. В ней было чисто и уютно, хотя абажуры на лампах поражали безвкусицей.

Она залезла на диван и обхватила колени.

— Хотите, я расскажу о нас с Тимми? Не бойтесь, это не такая уж и печальная история.

— Расскажите, если хотите.

— Вы первый, кто ее услышит. Когда я закончила восьмой класс, мне исполнилось пятнадцать, и я была старше Тимми на год. До спектакля между нами абсолютно ничего не было, но после пары репетиций мы подружились. Наша дружба больше напоминала дружбу между мальчишками, чем между парнем и девушкой. Поверьте, я не относилась к числу женственных девчонок. Бегала быстрее ветра и умела работать кулаками.

Больше всего я боялась, что Тимми придет ко мне домой. Я стыдилась своего дома и не хотела, чтобы знакомые видели, как я живу. Мы жили как животные. Старик здорово закладывал, брат вырос настоящим бандитом, а сестра спала со всеми, кто попросит. Мы жили в грязи. Кое-как перебивались с помощью пособия по бедности, да по праздникам представители благотворительных организаций приносили еду и посуду. Я была чертовски гордой, но не знала, как вылезти из этого болота. Единственное, что я могла сделать, — это самой не опускаться до такого состояния и никого не приводить к себе домой, — Тони взяла предложенную мной сигарету и закурила. — Когда Тимми пришел ко мне домой, я чуть сквозь землю не провалилась от стыда. Затем увидела, что ничего не изменилось, и обрадовалась. Для него-то как я жила не имело никакого значения...

Все произошло внезапно, в конце августа. Мне удалось устроиться в один магазинчик, соврав о возрасте, и я потихоньку копила деньги. Воскресенья мы с Тимми проводили вместе. Однажды мы отправились на пикник. Отъехали от города миль на пятнадцать, потом еще долго вели велосипеды по узкой тропинке, пока не нашли лужайку с деревьями, как в парке. Поблизости не было ни одной живой души, и нам даже показалось, что мы остались одни на земле. Может, так оно и было. Мы поели, растянулись на траве и принялись болтать о школе, о предстоящем девятом классе. Пекло солнце, и мы лежали в тени. Тимми уснул, а я смотрела на его лицо. Он спал как ребенок. Во мне вспыхнуло непреодолимое желание, которого раньше никогда не было. Когда стало невмоготу, я обняла его и поцеловала. Он проснулся.

Тимми испугался и в то же время был сильно возбужден. Как вы, наверное, догадались, я знала немало, чего не проходят в школе... С того дня наши отношения изменились. Мы находили для занятий любовью всевозможные, иногда самые невероятные места. Все это длилось года, наверное, полтора, но ни разу мы даже не заговорили о женитьбе. Жили сегодняшним днем. У нас появилось любимое место, которое принадлежало только нам двоим, — остров посередине реки. Мы брали лодку и...

Антуанетта внезапно замолчала, и наши взгляды встретились.

— Теперь вы поняли, что он имел в виду? — тихо поинтересовался я.

— Кажется, да.

— Где это?

— Нет, так у нас ничего не получится.

— В чем дело? — не понял я.

— По-моему, нам лучше отправиться за деньгами вместе.

— А что вам мешает отправиться туда одной?

— Ничего. Наверное, вы мне не поверите, если я скажу, что не поеду туда одна.

— Даже несмотря на любовь к деньгам?

— Так будет честно. Поверьте мне, Тал, я ничего не знала о деньгах. Сколько там?

Несколько секунд я пристально смотрел на Антуанетту Рази. Делать нечего, без нее мне денег не найти.

— Около шестидесяти тысяч, — наконец ответил я.

Девушка тихо охнула.

— Откуда у Тимми такие деньги?

— Он вел бухгалтерские книги всех четырех компаний, которые принадлежали Джорджу. За два года Тимми надоил с них шестьдесят тысяч... Он собирался бежать с Элоизой.

— С той дрянью, на которой женился Джордж? А Джордж о деньгах не знает? Кто, кроме нас с вами, знает о шестидесяти тысячах?

— Еще один человек. Его зовут Эрл Фицмартин. Фиц сообразительный парень и сможет вас найти.

— Что он за человек?

— Умен, страшно жесток. Если бы вы отправились за деньгами с Фицем, вы бы не вернулись.

Антуанетта взглянула на часы.

— Вам было бы спокойнее, если бы мы оставались вместе до тех пор, пока не поедем за деньгами, не так ли?

— Наверное, но это не так существенно.

— Ваше доверие меня трогает, — насмешливо проговорила она. — Разве вам обо мне ничего не рассказывали?

— Говорили что-то об очень хитром шантаже.

— Да, мы придумали такой фокус, что мне ничего не могли пришить. Единственное оправдание — те, кого мы вытрясли, сами далеко не ангелы... И после этого вы все же согласны доверять мне?

— Придется.

— Да, придется, — лениво улыбнулась Тони. — У меня еще несколько дел. Я должна побывать в таких местах, где вам не следует показываться. Можете подождать здесь, а можете приехать позже. Я вернусь часа через три-четыре. К тому времени уже будет поздно отправляться за деньгами. Поедем за ними завтра утром. Будете ждать здесь?

— Нет, я приеду позже.

— В полшестого.

* * *

Тони вернулась домой без четверти шесть, бледная и расстроенная. Как только мы вошли в квартиру, она принялась шагать по гостиной.

— Что случилось?

— Заткнитесь и не мешайте мне думать. Лучше сделайте пока коктейли. Бар там. Мне скотч со льдом.

Выпив виски, Тони немного успокоилась.

— Извините за резкость, Тал, все получается не так, как я планировала. Я сдуру сообщила ребятам, что собираюсь уехать, и они меня вряд ли просто так отпустят — я знаю, где их деньги. Ой, кажется, я придумала! Поможете?

— Попробую. Это опасно?

— Даже не знаю. Завтра уехать не получится — хочу попытаться забрать свою долю из общих денег. Приезжайте в четверг в десять утра. Машину поставьте на соседней улице. Я выберусь через подвал, и мы смоемся. Черт побери, как не хочется оставлять вещи!

— Упакуйте пару чемоданов, я увезу их, — предложил я. — Серьезно?

— Вы выйдете из дома первой. Если за вами следят, они пойдут за вами, а я вынесу чемоданы.

— Отличная идея, — обрадовалась Антуанетта Рази.

Она долго собирала вещи и набила два больших чемодана.

— Пожалуйста, закажите мне номер в своем мотеле. Очень хочется надеяться, что все получится, — она, кажется, успокоилась. — Если бы вы знали, как кстати ваша помощь. Я... не останусь в долгу.

9

Среда оказалась серой и угрюмой. Труп Грассмана я спрятал в понедельник, однако события того страшного дня по-прежнему стояли перед глазами. Когда я полез в шкаф за одеждой и увидел чемоданы Антуанетты, мне стало интересно, что же она решила взять. Сначала было стыдно рыться в чужих вещах, но я убедил себя, что имею право.

На дне чемодана в глаза бросился черный футляр: на черном бархате сверкали и переливались всеми цветами радуги драгоценности — трудно сказать, настоящими или искусственными были эти белые, зеленые и красные камни, но выглядели они потрясающе. Футляр разделяла перегородка, за которой лежала толстая пачка купюр. Я насчитал шесть тысяч сорок долларов. Наверняка Тони решила, что если я и найду деньги, у меня они все равно будут в большей безопасности, чем у нее. Возможно, она права: я ничего не смог бы украсть...

После завтрака я отправился в хозяйственный магазин Джорджа Уордена. Я хотел еще раз поговорить с ним — может, он прольет свет на смерть Грассмана? Вне всяких сомнений, Фицмартин еще не нашел Синди, и теперь версия о том, что смерть частного детектива связана с шестьюдесятью тысячами долларов, стала терять смысл. Может, он из-за чего другого сцепился с Фицем? В субботу мы видели Грассмана на озере. Потом я поругался с Рут, вечером напился, в воскресенье я тоже не просыхал. Фиц мог убить Грассмана в воскресенье вечером и отправиться на поиски места, где можно избавиться от тела. Но, пряча труп Грассмана в мою машину, он подставлял меня и тем самым разрушал собственную надежду, что я приведу его к деньгам.

8
{"b":"18642","o":1}