ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Голодный дом
Доктор, который научился лечить все. Беседы о сверхновой медицине
Бельканто
Всё о Манюне (сборник)
Венец демона
Мир Карика. Доспехи бога
Как в СССР принимали высоких гостей
Проверено мной – всё к лучшему
Здесь была Бритт-Мари
A
A

С другой стороны, Фиц мог решить, что теперь, когда он узнал о существовании некой Синди, я ему не нужен: он всегда отличался самоуверенностью, и с каждым часом у меня возникало все больше сомнений в его нормальности.

На двери хозяйственного магазина меня встретила табличка: «Закрыто». Я вспомнил, что Уорден живет в «Белом отеле», в трех кварталах от магазина. Портье сообщил, что он занимает номер 203.

— Несколько минут назад к нему поднялась девушка, — добавил портье. — Она присматривает за Уорденом, когда у него запой, а последние пару дней Джордж пил.

Это наверняка была Рут Стамм. Мне очень хотелось ее увидеть, но я не знал, станет ли она со мной разговаривать. Я медленно поднимался по лестнице.

Навстречу мне бежала Рут. Лицо у нее было белее бумаги.

Остановившись, она удивленно посмотрела на меня и бросилась мне на грудь. Рут била дрожь. Через минуту она взяла себя в руки и сказала:

— Мне надо позвонить в полицию!

И ее каблучки застучали по деревянной лестнице. Дверь в 203-й номер была распахнута настежь, на кровати лежал голый Джордж Уорден, рядом на полу валялось обмотанное полотенцем ружье. Там, где пуля прошла через полотенце, ткань почернела. А стена в изголовье была вся забрызгана кровью и мозгами. Я медленно вышел в коридор и услышал вой полицейских сирен. Полицейские оттолкнули меня и столпились в дверях номера Уордена.

— Господи! О Господи... — прошептал один из них.

Кое-кого — Хиллса, Брубейкера и Прайна — я уже знал. Но на этот раз командовал не лейтенант Стивен Прайн, а капитан Марион, спокойный мужчина средних лет.

Нас отвезли в полицию, первой допросили Рут, затем шла моя очередь. А затем лейтенант Стивен Прайн проинформировал Мариона о нашей предыдущей беседе.

— Стив, ты слишком серьезно относишься к мелочам, — ответил на это капитан. — О чем ты хотел поговорить с Джорджем, сынок? — спросил он меня.

— Все о том же — о Тимми, — я взглянул на Рут.

— Так, Герман, теперь твоя очередь, — сказал Марион, обернувшись к портье. — Ты видел, как вернулся Уорден?

— Нет, сэр. Вчера выдалась шумная ночка. Говорят, Джордж пил у Стампа, но когда он вернулся — не знаю. Если честно, капитан, вечером я играл в покер в подсобке, оттуда стойка не видна. Но я привез с собой мистера Касвелла, нашего постояльца. Он видел Джорджа.

— Бартоломью Борис Касвелл, — взволнованно представился низенький старичок. — Вчера я шел за Джорджем Уорденом примерно метрах в пятидесяти. Как раз посмотрел на часы. Было 11.27. Господи, как же он нализался! Размахивал руками, еле на ногах стоял. Если бы не друг, он бы упал прямо на улице.

— Какой друг?

— Не знаю, я его не разглядел. Только заметил, что он хромает. Этот парень отволок Джорджа прямо в отель. Когда я зашел, они уже поднялись наверх. На втором этаже страшно шумели, и я пошел туда. Гуляли у Лестера. Мне налили красного вина, я быстро опьянел и прилег. К себе добрался только в три. Когда закрывал дверь, услышал шум, будто кто-то уронил книгу или упал со стула. Я прислушался, но шум не повторился. Теперь ясно, что это Джордж застрелился.

— У меня есть кое-какие соображения, — заявил капитан Марион. — Джордж Уорден находился в состоянии ужасной депрессии, и, по-моему, у него имелись веские причины совершить самоубийство. Стив, ты согласен?

— Капитан, все не так просто, — ответил Прайн. — Полотенце использовали вместо глушителя. Ни разу не встречал, чтобы самоубийцы старались сделать все потише — наоборот, они хотят, чтобы было больше шума, чтобы побыстрее сбежались зеваки... Естественно, кроме отпечатков пальцев самого Уордена, мы на ружье ничего не обнаружили, на внутренней ручке двери отпечатков не было. И меня очень заинтересовал хромой.

— Что ты хочешь этим сказать, Стив?

— Похоже, после бара Джордж с кем-то встретился. Он всегда носил с собой ключи от магазина. Наверное, тот человек пошел с ним в магазин и взял ружье. Скорее всего засунул его в штанину, потому и хромал. Он оттащил Уордена в номер и налил ему еще виски. Когда Джордж окончательно отключился, человек раздел его, посадил на край кровати, обернул дуло полотенцем, сунул в рот Уордену и нажал курок. Затем поставил отпечатки Джорджа на ружье и вытер дверную ручку...

Странные вещи происходят у нас, капитан. Сегодня принесли донесение: какой-то парень по имени Грассман не появляется в мотеле с воскресенья. Среди его вещей нашли документы, из которых следует, что он работает в чикагском сыскном агентстве, и к нам приехал искать Фултона. Вчера пригнали его машину, синий седан. Смотрите, что происходит: Грассман исчезает, оставив вещи и машину. Джордж Уорден умирает. Грассман искал Фултона, который уехал с женой Уордена. Как-то все это должно быть связано, и я хочу найти эту связь. Тогда мы и выясним, убили Джорджа Уордена или он покончил жизнь самоубийством. Лично мне кажется, что убили, причем смело и дерзко.

Мне удалось выйти вместе с Рут. Она вела себя холодно.

— Рут, когда-нибудь я тебе все объясню.

— Можешь не беспокоиться!

В этот момент к нам подошел молодой человек в очках.

— Привет, Алан! — поздоровалась Рут Стамм. — Алан, это Тал Ховард. Алан Пиэри, адвокат.

Мы пожали друг другу руки, и он сказал:

— Рути, мне поручили заниматься наследством Джорджа Уордена, вернее тем, что от него осталось.

— Он же все продал, Алан.

— А куда тогда подевались деньги? — удивленно покачал головой Пиэри. — Я звонил в банк. У него три счета: лесного склада, магазина и его личный. И на всех грех счетах почти пусто. Пусть он пил, но в таком случае ему бы пришлось пропивать в день по тысяче долларов. Сама понимаешь, это невозможно.

— Может, деньги лежат на другом счету?

— Сомневаюсь, — адвокат смущенно глянул на меня и добавил: — Он много задолжал Стампу и в отеле. Еще я слышал, что на прошлой неделе он передал Сиду Форрестеру права на лесной склад — единственное, что приносило Джорджу хоть какой-то доход.

— А в банке нельзя узнать, для кого он выписывал чеки? — спросила Рут.

— Нет. Он сам снимал каждый раз от пяти сотен до двух тысяч.

И в этот миг меня словно осенило. Почему я не понял этого раньше? Вот так всегда — стоит сделать хотя бы одно правильное предположение, и все становится на свои места.

10

Рут и Пиэри продолжали разговор, но я их не слушал. Затем до меня дошло, что Рут обращается ко мне.

— Мне пора идти.

— Подожди минутку, пожалуйста, — попросил я. — Кажется, я знаю, что Джордж мог сделать со своими деньгами... Вы знаете, что Роза Фултон никогда не верила, что ее муж сбежал. Когда Элоиза уехала с ним, Джорджа Уордена в городе не было. Сосед видел, как Элоиза вынесла из дома чемодан. А если она не собиралась уезжать навсегда? Допустим, она хотела провести с Фултоном всего ночь. Дома оставаться нельзя, в гостиницу она не хотела ее слишком хорошо знали в Хиллстоне. Потому Элоиза решила отправиться на озеро и захватила с собой вещей только на ночь. Предположим, Джордж Уорден возвращается домой и не находит жену. Он начинает ее искать и в конце концов едет на озеро. Там и застает любовников. Что бы он, по-твоему, сделал?

— Я понимаю, к чему ты клонишь, — медленно проговорила Рут. — Джордж мог и убить.

— Итак, он убил их. Теперь необходимо избавиться от трупов. Он мог сбросить их в озеро, но, я думаю, просто закопал на своем участке. Долгое время Джордж чувствовал себя в безопасности — ведь все думали, что Элоиза сбежала. Затем кто-то нашел трупы...

— И начал его шантажировать, — подхватил адвокат Пиэри. — Уордену пришлось распродавать имущество, а когда он всего лишился, то застрелился. Он бы не перенес суда. Значит, нужно искать человека, который внезапно разбогател... Чем больше я об этом думаю, тем логичнее мне кажется ваша версия, мистер Ховард. Теперь остается найти тела... Допустим, я шантажист. Я случайно нашел трупы, а может, я сообразительный парень и нашел их далеко не случайно. О'кей, что я делаю? Надо перепрятать тела так, чтобы их никто не обнаружил. С другой стороны, они должны оставаться поблизости — в виде угрозы.

9
{"b":"18642","o":1}