ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дилин, по-моему, Трев хочет с тобой поговорить, – объявила Корри.

– А... – протянула Дилин, оглядывая меня. У нее был большой рот, и я заметил на зубе пятно розовой помады. Она явно ожидала дальнейших объяснений.

– Эта Марианна, которая работает в «Ша Бруа», она как-то трепанула ему, что мы здесь, и он пришел. Я рассказала, что мы отправляемся с Папашей в круиз. – Все это Корри прощебетала с самым невинным видом, но смысл ее слов был предельно ясен и сводился к следующему: «Дорогая подруга, Трев, конечно, притащился к тебе, но я растолковала ему что почем, и он переключился на меня».

Дилин слегка пожала плечами, давая понять, что уловила мысль Корри, и плюхнулась в плетеное кресло, широко расставив ноги и обмякну в на солнце. На ее талии образовалась небольшая складочка жира. Несколько лет назад она, наверное, была чертовски хороша, и даже теперь в мерцающем свете ночных огней, среди бутылок, стаканов и пьяного смеха могла произвести обманчивое впечатление юной свежей элегантной девушки. И все же облик этой двадцатилетней особы красноречиво говорил о том, что она позволила с собой сделать. Многочисленные веселые поездки и частые посещения темных складов, гаражей и сараев изрядно потрепали ее. Тело Дилин словно деградировало одновременно с ее душой, и теперь, тяжелая, мясистая и равнодушная ко всему на свете, она валялась на солнце, нечувствительная к доброте и нежности, будто лежащая в больнице проститутка.

– И как же поживает эта бледная Марианна? – без всякого интереса спросила она.

– Да по-старому.

Корри сбросила купальный халат и растянулась на палубе, подложив под голову парусиновую подушку. Девицы перестали изучать меня. Я прошел испытание.

– Даже при таком ветре чертовски жарко, – пробормотала Корри.

– Ну, чем займемся?

– Подожду, что скажет Папаша.

Корри пододвинулась поближе к Ди, исключая меня из разговора.

– Все было так, как ты представляла? – спросила она.

Ди невесело рассмеялась.

– Даже более чем.

– Кто-нибудь хочет выпить?

Они обе повернулись ко мне, словно удивившись, что я все еще тут.

– Конечно, – кивнула Дилин. – А чего?

– Бурбона.

– Пойдет, – согласилась Корри.

– Но он запер дверь, когда уходил, – сказала Ди. – Так что нам не добраться ни до льда, ни до стаканов... Корри, ты не хочешь слетать за всем этим хозяйством к нам домой?

– Это к нему, – ухмыльнулась Корри. – Он принесет все из заведения Барни, правда?

У Барни обслуживали медленно, и он заломил втридорога за чашки, кока-колу и лед. Когда я вернулся на «Плэй Пен», девушки уже ерзали, поджидая меня и сгорая от нетерпения. Корри дала понять, что моя кандидатура одобрена и принята. Это Корри довела до моего сведения, игриво поглаживая мне спину, пока я смешивал выпивку. Мы перебрались под тент, спрятавшись от палящих лучей солнца. Дул легкий ветерок, и в целом погода была вполне сносной. Чуть-чуть захмелев, девицы стали болтать со мной более непринужденно. Мы обсудили их будущее путешествие. Вскоре появился Пит. У него было железное рукопожатие, а ладонь походила на грубую перчатку, набитую горячим песком. Корри отдала ему ключ от комнаты 2А, и он пошел проведать Пэтти. Завязалась дискуссия, стоит ли брать ее в круиз. Вдруг на причале возник Джуниор Аллен. Размеренной походкой он приблизился к судну, перепрыгнул через борт и легко опустился рядом с нами. На нем была спортивная рубашка, белые слаксы, бледно-голубая кепочка. Мне показалось, ему около сорока. Я не ожидал, что он будет выглядеть значительно и достойно. Он был широк и мощен, невероятно мускулистые плечи придавали ему некоторое сходство с обезьяной. Это впечатление усиливали слишком длинные тяжелые загорелые руки, покрытые татуировками, и короткие кривоватые ноги. Лицо было смуглым, морщинистым, опухшим, широким. Веселая открытая улыбка превращала маленькие голубые глаза в раскосые щелки. Это была дружеская улыбка. Это была приятная улыбка. Я никак не реагировал, пока он оглядывал меня.

– Привет, детки, – проговорил он. Голос громыхнул железными раскатами. Взъерошив мертвенные волосы Ди своей большой загорелой ладонью, Джуниор поинтересовался: – Кто к нам пришел, дорогуша?

Она вся преобразилась. Стала шаловливой, лепечущей, обожающей его. Этакий унылый маленький ребенок.

– Это Трев, любимый. Он с Корри. Трев, это Папаша Аллен. Он владелец этой лодки. Милое у нее имя, правда?

– Очень милое, – ответил я.

Джуниор Аллен был проворен. Он молниеносно схватил и сжал мою руку – не хотелось бы мне, чтобы ее так сжимали, – и уставился на мой рот, размалывая в муку косточки моих пальцев.

– Рад, что тебе понравилось, – заявил он. – Добро пожаловать на борт.

Аллен достал ключи и отпер люк, ведущий в кабину. Затем поставил Ди на ноги, шлепнул по голой спине и распорядился:

– Малышка, принеси-ка нам немного виски и приличные стаканы.

Малышка захихикала, изогнулась и послушно спустилась вниз. Джуниор Аллен сел на ее место, пробарабанил пальцами по голой коленке Корри и спросил:

– А чем ты занимаешься, Трев?

– Да чем придется. Небольшими сезонными чартерными рейсами. Перегоняю лодки на север и юг. На зимнюю стоянку. Умею помаленьку готовить. Немного разбираюсь в технике. В общем, сам увидишь.

Тут малышка принесла бутылку и стаканы. И Джуниор Аллен полностью сосредоточился на выпивке. Потом одарил меня лучезарной улыбкой:

– Эти ребята рассказали тебе о наших планах? Я возьму всех четверых и покажу им острова. Черт побери, у меня есть лодка, время и деньги. Это самое малое, что я могу сделать.

Не знай я всей подноготной, я бы с готовностью купился на его улыбочки – такую светлую личность он из себя строил. Жалкий придурок, набитый деньгами, заарканенный потасканными прелестями своей малышки и решивший отправиться с ней и тремя ее друзьями в небольшое тропическое путешествие.

– А нельзя ли пополнить список пассажиров? – спросил я, улыбаясь в ответ.

Выражение его глаз сразу изменилось, но улыбка осталась прежней.

– Если Пит и я будем спать на двух койках на носу, это освободит каюту для девчонок. Я, конечно, могу спать и вшестером, но они уже очень сдружились. – Он разразился хохотом. – Прости, но мы не можем включить тебя в список, парень.

– А я, значит, буду пятым колесом, – горько вздохнула Корри.

– Как это, девочка?

Она холодно взглянула на него:

– Чего уж не понять, Папаша: ты с Ди, Пит – с Пэтти. И старушка Корри. Черт подери, возьми его. Мне же нужно с кем-то разговаривать. Может, и тебе понадобится какая-нибудь помощь.

– Мне никогда не требовались подручные на яхте, – улыбаясь, проговорил он. – И в других делах тоже, малышка.

– Меня зовут Корри. Это она малышка, Папаша.

Он опять хлопнул Корри по коленке и улыбнулся ей:

– Тебе будет весело, не психуй! И помолчи хотя бы минуту.

– Вечно она скулит, – пожаловалась Ди. – Вечно!

Появились Пит и Пэтти. И в следующий миг я уже знал, что задумал Джуниор Аллен. На первый взгляд Пэтти, неуклюжая и очкастая, казалась непривлекательной. Девицы и Аллен стали грубо смеяться над тем, что ночью ей было плохо, а она отвечала им, дурачась. Ее защитой было шутовство. Я любовался ее высокой, еще не до конца развившейся грудью, обтянутой тканью кофточки, длинными незагорелыми и очень красивыми ногами, жеребячьей грацией юного тела, очаровательными серыми глазами, прятавшимися за толстыми линзами очков, твердо очерченным теплым чувственным ртом... Это была Лоис, но на десять лет моложе и на несколько социальных ступеней ниже. Она сохла по неотесанному и недалекому Питу, свежая, хрупкая и ранимая. Вот она – очевидная жертва. Придет время, и Аллен возьмет всех четверых за горло там, где им некуда будет от него деться, хотя ему придется приложить немало усилий, чтобы превратить остальных ребят в своих сообщников. Впрочем, они уже достаточно огрубели. И они помогут Джуниору Аллену научить жизни эту смешную девчонку, помогут затащить ее в страшный омут, где ее никакое шутовство не спасет.

30
{"b":"18643","o":1}