ЛитМир - Электронная Библиотека

Он подобрал со своего стола разбросанные визитные карточки и лицензии и протянул их мне.

– Макги, вы мне тут насовали уйму удостоверений личности, кроме настоящего.

– Неужели, чтобы оказать приятелю услугу, требуются визитные карточки?

– Еще раз уточняю: если у вас есть официальный статус, тогда вы, возможно, имеете право защищать своего клиента. Но у вас же ничего нет! Так что сообщить, кто вас нанял, вам придется!

– Если все пойдет хорошо, мы, возможно, к этому еще вернемся. Кроме того, меня никто не нанимал. Просто...

– О Боже, ну конечно. Просто дружеская услуга! – Он потянулся за шляпой. – Пойдемте кофейку попьем.

Сержант Старр вывел машину со стоянки и, проехав несколько кварталов, мы остановились у открытого кафе. Хорошенькая официантка была с ним знакома и принесла нам кофе и пончики.

– Итак, Д.С. Айвз, – сказал я. – Иногда только после смерти человека окружающие получают представление о его проделках.

– Проделках! Как мило! Продолжайте в том же духе. Человеку совсем не обязательно иметь счет в банке, но у того, кто владеет домом за сорок тысяч долларов, он почти всегда есть. Легальная выручка Айвза составляла долларов пятьдесят – шестьдесят в неделю, а расходы на жизнь превышали тысячу в месяц. Так что либо он когда-нибудь однажды сорвал крупный куш, либо постоянно пользовался уловами поменьше.

– Он урывал понемножку.

– Премного благодарен. Я и без вас пришел к этому выводу.

– И сообразили, как ему это удавалось?

– Макги, теперь снова ваша очередь.

– У Айвза в доме были студия и лаборатория, но, похоже, где-нибудь в районе Верано-стрит у него имелась и еще одна, маленькая такая лаборатория: 35-миллиметровый увеличитель и все необходимое для изготовления отпечатков восемь на десять, безо всякой там множительной техники – в общем то, что требуется умелому любителю, работающему в одиночку.

– Для чего же?

– А разве не ваш черед, сержант?

– О'кей. Возможно, он выполнял там работу, которую не хотел делать дома, в присутствии дочери. Приходя из школы, она помогала ему в домашней мастерской. Он много разъезжал, называл свои недолгие поездки командировками. Не думаю, что он держал магазинчик, торговавший скабрезными картинками. Спрос и расценки на них – довольно низкие. Так чем же, по-вашему, он занимался, Макги?

– Тщательно продуманным, осторожным шантажом. Не исключен и промышленный шпионаж. Вдобавок, возможно, делал снимочки разных людей во время всяких там неподходящих встреч – руководитель фирмы беседует с конкурентами, банкир – с осведомителем. Мотался со своим удлиненным объективом по всему Тихоокеанскому побережью. Кто обеспечивал его работой? Иногда, может быть, вполне легальные агентства. А порой – всякая шваль. Располагая первоклассными негативами, он мог вымогать кучу денег у важных особ.

– А в конце концов у него вышла осечка, и ему размозжили башку.

– Весьма вероятно.

– Макги, если вы, оказывая своему другу услугу, пытаетесь раздобыть снимки или негативы, забудьте об этой затее.

– Они исчезли?

– Если бы он умер сразу, мы, возможно, побыстрей бы шевелились. Его нора была в углу того самого склада, с отдельным входом. Не сразу и нашли-то. У него там был тайник, но он оказался совершенно пуст, а замок взломан. Хотя дверь открыли и заперли с помощью ключа. Замочек там ничего себе... В тайнике еще стояла жестяная копилка – ее тоже обчистили.

– Вы чего-то недоговариваете, Старр.

– Кто? Я?!

– Ну, хорошо. Я вижу, сейчас моя очередь. Мой друг – больная, несчастная девушка. Сейчас она в пансионате под названием «Остров надежды» на Бэстьон-Ки во Флориде. Ее зовут Нэнси Эббот. Она алкоголичка. В этом пансионате она находится уже много месяцев. Ее богатый папочка-архитектор при смерти, а возможно, уже умер в Сан-Франциско. Полтора года назад Айвз украдкой наснимал ее в непристойном виде. А теперь договаривайте.

– Все это я ведь могу проверить, Макги. Ну да ладно. Так вот, я выяснил, что лабораторию Айвза обчистили, несомненно, уже после того, как он получил по башке, но ключ оказался у него в кармане. У Айвза был наемный работник. Некто Сэмюэль Боген, сорока шести лет, явно чокнутый. Двадцать лет назад у него были неприятности с законом. Появлялся на людях в непристойном виде, где-то за кем-то подглядывал, ну, и получал за это по три месяца раза четыре. В промежутках перебивался кое-как. Насколько мне известно, Айвз использовал его на черной работе – мытье лотков, высушивание готовых отпечатков и все такое, и платил ему за это доллар в час. К тому времени, когда мы добыли о нем сведения, Боген уже словно сквозь землю провалился. Возможно, он просто струхнул и смылся. А может, он и пришил своего босса. Есть сведения, что он вроде бы садился в автобус, идущий на Лос-Анджелес. С тех пор наши люди везде настороже, на него разослана ориентировка: среднего роста, среднего телосложения, носит очки, зубы гнилые, волосы каштановые с проседью, без особых примет. Семьи у него нет. В меблированной комнатке, которую он снимал в трех кварталах от Верано-стрит, не осталось никаких зацепок. К тому же есть одно обстоятельство, убавляющее мой интерес к этому типу: примерно в то время, о котором идет речь, с места преступления на большой скорости скрылся автомобиль. Совершенно очевидно, что у Богена никогда не было машины и он не умеет ее водить.

Я не рискнул дальше развивать тему Богена, боясь, что мой маленький, но опасный противник, покопавшись в этом деле, может дорыться до имени Лайзы Дин.

– Так кто же запечатлен на снимках с этой девицей Эббот? – поинтересовался Старр.

К этому вопросу я был готов.

– Занюханный гонщик по имени Сонни Кэттон. Он погиб в прошлом году – налетел на стену.

– А где фотографии были сняты?

– Где-то в районе мыса Сур – думаю, в каком-то частном доме.

– Полтора года назад, говорите? И какая же нужда сейчас все это ворошить?

– Она переживает, не шантажировал ли он этими снимками ее умирающего отца.

– И каким образом вы вышли на Айвза?

– Сержант, это очень длинная история. Позвольте вас вот о чем еще спросить. Предположим, кое-кто хотел предложить Айвзу работенку. И этот кто-то не смог с ним связаться. Позвонив Мендесу из фирмы «Гэллахер, Розен и Мендес», этот человек узнал от него, что Айвз мертв. Вас это наводит на какие-нибудь мысли?

– Меня этот вопрос тоже интересовал. Чарли Мендес чист. Оказывает небольшие услуги за скромную плату: например, занимается доставкой сюда почты.

– И к какому же выводу вы пришли в конце концов, сержант?

– Я? О'кей. Айвз был ловок, хитер, изворотлив и осторожен. Но в одну прекрасную ночь он забыл об осторожности, и одна из его жертв до него добралась. Когда Боген узнал, что его босс при смерти, он зашел в лабораторию, воспользовавшись своим ключом, забрал компрометирующие снимки, деньги и сбежал.

– Ну, значит, мне здесь уже нечего делать...

– Вы в этом уверены?

– Я ведь всего лишь хотел помочь другу.

Глава 11

Мы выехали рано утром в четверг. День выдался жаркий. Путь наш лежал к дому Лайзы Дин, расположенному неподалеку от города, в узком ущелье, и отделенному от остального мира розовой стеноп впечатляющей высоты, которая огораживала территорию примерно в один акр. Дом был построен по проекту какого-то мексиканского архитектора для Лайзы и ее третьего мужа. Из всего обслуживающего персонала там оставалась лишь чета корейцев – горничная и садовник. Последний, узнав Дэну, заулыбался и бросился отпирать большие чугунные ворота.

Прежде всего Дэна провела меня по дому и окружавшему его саду, где буйствовали великолепные экзотические растения. Бродя в тишине, разглядывая вычурные белые коврики, стены, обшитые темными деревянными панелями, я насчитал целых пять написанных маслом портретов владелицы дома в полный рост – и ни одного изображения ее бывших мужей.

Дэна захотела переодеться. Она показала мне и свои апартаменты: несколько небольших комнат напротив служебных помещений, никаких архитектурных излишеств. Довольно унылая спальня, просторная и роскошная ванная комната, небольшой аккуратный кабинет с вереницей вместительных серых шкафов и письменным столом чуть поменьше поля для гольфа. В спальне висела фотография – Дэна, молодая, оживленная, счастливая, держит на руках новорожденного, а рядом, обнимая ее и склонившись над ребенком, стоит молодой человек с простым, приятным лицом.

27
{"b":"18644","o":1}