ЛитМир - Электронная Библиотека

Она заметила, что я смотрю на фотографию, и сказала, возможно, чуть резковато:

– Пожалуйста, подождите меня в кабинете. Я быстро.

В кабинете на одной из полок я узрел сценарии фильмов Лайзы Дин – в переплетах, с тисненными золотом названиями. И среди прочих «Ветер удачи». Взял его и открыл наугад. Персонажи, как мне показалось, изъяснялись неправдоподобно вычурно.

Поставив сценарий обратно на полку, я стал прохаживаться по комнате, размышляя о том, что вернуть Лайзе Дин деньги, уплаченные ею Д.С. Айвзу, мне не удастся.

Совершенно очевидно, что в это дело вмешался Боген. Записка к Лайзе была вполне в его стиле, если верить описанию Старра. Должно быть, он научился у Айвза каким-то простейшим приемам обработки пленок. Видно, у меня маловато шансов изловить его, раз полиция ищет его уже целых три месяца. Тогда что я могу сделать для мисс Дин? Конечно, хорошо бы полететь на восток и застать Лайзу в Нью-Йорке. Подав прошение в полицию по обычным инстанциям, мы бы ознакомились со всеми материалами, имеющимися на Богена. Тогда телохранители кинозвезды хотя бы будут знать, кого следует опасаться, что не так уж и мало. Если же Лайза станет настаивать на поимке Богена, мы, возможно, изыщем способ сделать это, используя ее в качестве приманки. А сейчас я, пожалуй, сделал все, что мог, благодаря малой толике смекалки и большой доле везения.

Однако интересно, куда мог скрыться Боген с приличной суммой денег и кучей похабных снимков. Скорее всего, он где-то затаился... ну, например, в Лос-Анджелесе. Предугадать его действия будет трудновато: он и был-то с придурью, а работа у Айвза с такими снимочками его едва ли подлечила. Маловероятно, что он располагал каким-нибудь аккуратным списочком с именами и фамилиями жертв шантажа. Если бы Боген захотел действовать наверняка, ему пришлось бы ограничиться теми людьми, чьи лица он узнал на фотографиях. Не исключено, что, помимо Лайзы, на снимках Айвза были и другие знаменитости. Исчез он... да, исчез он шестого декабря. В начале января, через месяц после исчезновения из Санта-Роситы, он объявился в Лас-Вегасе и оставил у портье в «Песках» сверточек для Лайзы Дин. Отыскать ее было просто: в газетных колонках светской хроники ее имя мелькало постоянно. Никаких дальнейших попыток вступить в контакт в течение последующих двух месяцев он не предпринимал. Был ли он занят отслеживанием других знаменитостей, попавших на крючок к подлецу Айвзу? Или же просто ждал, когда Лайза Дин вернется в Лос-Анджелес? Ответов на эти вопросы у меня не было.

Но я понимал, что Лайза будет чувствовать себя увереннее, получив представление, что за тип ее преследует, зная его имя и располагая описанием его внешности. Пусть решит, сколько стоят эти сведения. Откровенно говоря, денег, полученных от нее на текущие расходы, у меня изрядно поубавилось.

Искать убийцу Айвза – не мое дело. Фотографа мог прикончить кто угодно – список желающих был бы длиной с мою руку.

Честно говоря, особого удовлетворения от результатов наших поисков я не испытывал. И похоже, Лайза Дин тоже вряд ли придет в восторг.

Дэна вышла из спальни в премиленьком зеленом костюме. В руках – заново уложенный чемодан. Преувеличенно бодро спросила:

– Ну как, мы готовы?

Несмотря на свои старания казаться спокойной и естественной, выглядела очень напряженной. Я подошел и взял у нее чемодан. Дрожащим голосом она произнесла:

– Сегодня мне здесь все действует на нервы. Раньше такого никогда не было. Не знаю почему. И у меня такое чувство, что я едва знакома с той Дэной Хольтцер, которая здесь жила. Или даже кажется, что она может вот-вот войти и спросить, кто я, черт возьми, такая.

– Остерегайтесь ее – очень неприветливая особа.

Дэна остановилась в дверях и повернулась ко мне, лицо ее сразу стало каким-то и беззащитным, и настороженным одновременно.

– Тревис...

– Да, моя радость?

– Не надо так... пожалуйста, не надо. Я не могу так быстро перемениться. Знаете, хрупкие вещи легко ломаются...

– Вы мне нравитесь. Вот и все.

Она кивнула:

– Все это время мы слишком много смеялись. Вы понимаете?

– Понимаю. И теперь вы решили опять застегнуться на все пуговицы. И сегодняшний вечер снова проведете за привычной работой.

– Эта фотография, которую вы там видели... Она вам что-нибудь объяснила?

– Еще не видев ее, я нечто в таком духе и представлял. И вам ничего не надо мне объяснять. Да к черту все это! Как бы нам с вами на самолет не опоздать! – Я взял Дэну за подбородок, чуть приподнял ее лицо и поцеловал в уголок рта, как можно ближе к неровно растущему зубу. Поцеловал легко, по-братски. Она улыбнулась, но по ее щеке скатилась слезинка.

...И вот уже ее каблучки застучали по террасе, а я поспешил следом. Зеленая юбка развевалась по ветру, чуть обнажая икры сильных, стройных ног. Держалась Дэна очень прямо, высоко подняв голову.

До объявления нашего рейса оставалось двадцать минут. Багаж уже был на борту авиалайнера. Я купил газету и бегло ее просматривал. Вдруг меня словно подбросило: в небольшой заметке сообщалось, что прошлой ночью ударом дубинки по голове на пороге жилого автоприцепа была убита служащая казино Патриция Дэвис. Упоминалось также, что когда-то она была супругой известного спортсмена Вэнса Макгрудера.

Ни слова не говоря, я передал газету Дэне, указав на заметку. Прочитав написанное, она глянула на меня встревоженными глазами.

– Я не могу этого так оставить, – сказал я. – Возможно, тут поработал Сэм ми.

– Но... ведь наш багаж...

– Дэна, вы отправляйтесь в Нью-Йорк, там и позаботитесь о моих вещах. А я разберусь с этим делом и приеду.

– Но ведь я обязана все время быть с вами.

Я взял ее за запястье и слегка сжал их.

– Вам надо лететь в Нью-Йорк. Вы ведь умница, вам не нужно ничего объяснять. Мы с вами и так... много времени потеряли.

Она поймала мой взгляд и беззвучно повторила последнее слово. Черты ее лица смягчались, она сразу стала выглядеть моложе.

– Благодарю вас, – торжественно произнесла она. – Премного вам благодарна, Тревис, за то, что просветили меня насчет потери времени.

Желая показать ей, что разговор закончен, я отвернулся со словами:

– Ваша шефиня ждет вас. Так что давайте – вперед.

Она пробормотала, что ей надо сдать мой билет, и мгновенно исчезла в толпе. Я проводил ее глазами, и вдруг вспомнил, как тарпон,[4]набирая скорость для последнего, головокружительного прыжка, взвивается вверх и, достигнув неимоверной для себя высоты, в последний раз щелкает челюстями, от чего у тебя душа уходит в пятки. Эта неожиданная ассоциация неприятно поразила меня. При чем тут Дэна? Надо просто попрощаться, и пусть все идет своим чередом.

Я ждал уже довольно долго. Объявили посадку на ее рейс. Я направился к турникету, но Дэны нигде не было видно. Подошел к регистрационному окошку, попросил проверить список пассажиров. Господи, как же медленно они это делают! И вот наконец слышу: «Сэр, но мисс Хольтцер сдала свой билет прямо перед объявлением посадки». Меня обуяли тревога и гнев. Зря я пустил это дело на самотек.

Словно во сне, метался я в поисках моей девушки в зеленом. Наконец сквозь стеклянную витрину магазина мужской одежды я увидел, как она что-то покупает. Я буквально влетел туда. С ней занимался клерк. Она поглядела на меня как-то испуганно и виновато, но тут же, взяв себя в руки, непринужденно произнесла:

– Дорогой, говорила же я, что забуду твой размер рубашки! Сколько неудобств причиняет потеря багажа! Такие тебе подойдут? Они из немнущейся ткани; двух нам, пожалуй, хватит, как ты считаешь? Но какой у тебя размер, милый?

– Сорок третий, – покорно отозвался я.

– Дайте, пожалуйста, две сорок третьего размера. Ты не возражаешь, если мы еще купим тебе вот эти эластичные носки? И шорты, ладно? Нет-нет, заворачивать не надо, я прямо так все положу. – С этими словами она взгромоздила на прилавок небольшой дешевенький чемоданчик. Пока она укладывала покупки, я мельком заметил лежащие там предметы женского туалета и кое-какую косметику. Она заперла чемоданчик и, стоя в ожидании сдачи, сообщила мне:

вернуться

4

Тарпон – промысловая рыба.

28
{"b":"18644","o":1}