ЛитМир - Электронная Библиотека

– Макги. Мисс Уэбб. – Шериф мельком оглядел коридор из конца в конец и только тогда пригласил: – Заходите.

Мы прошли за ним через полные столов и людей закутки в самый конец, к его кабинету. Один из полицейских подскочил было с пачкой бумаг, но Бакльберри твердой рукой отстранил его и, впустив нас, плотно закрыл дверь. В кабинете лежал на полу голубой ковер, под цвет ему шторы, белые стены, тускло поблескивавшая металлом мебель.

Подойдя к столу и нажав кнопку переговорного устройства, скомандовал:

– Не беспокоить. – И сразу начал со знакомства:

– Мисс Изабелл Уэбб, мистер Тревис Макги – лейтенант Томпкинс. Он представляет криминальный центр в нашем округе. Прошу садиться. Вы явно хотите мне что-то сообщить или спросить о чем-то, иначе вас здесь не было бы. Но сначала говорить буду я. Возможно, так сэкономим время. Мы только что из больницы, из лаборатории патологоанатомов. Сегодня поисковая группа обнаружила на камнях возле дачи, примерно в двух метрах от места, где она, по вашим словам, упала, засохший кусочек легочной ткани. В лаборатории установили, что он и в самом деле вырван из легкого. В картотеке больницы есть группа крови миссис Йомен. Удалось установить тождество. Еще: машину Уэбба запарковали в аэропорте в понедельник между полуночью и двумя часами утра. У меня на руках докладная техников, которых лейтенант Томпкинс направил в Карсон для осмотра машины. Она вся вычищена до блеска – никаких пятен, следов. Для следствия это пустой номер.

Он с вызовом посмотрел на меня, и было ясно, что у него и в мыслях не было благодарить за подсказку.

Что ж, я подставил ему другую щеку.

– Отличная работа, шериф. Коротко изложу, что у нас на сердце и языке. Джон Уэбб был диабетиком. Коробку со шприцем и инсулином оставил дома. Он держал ее в ванной, вместе с другими туалетными принадлежностями – те исчезли. Я побеседовал со стюардессой, которая вчера обслуживала тот рейс. Парочка, севшая в Карсоне, всю дорогу пила и сквернословила. У мужчины справа на шее заметила шрам – у Джона Уэбба ничего подобного не было. Эти двое лишь на первый взгляд напоминали миссис Йомен и мистера Уэбба. На женщине было светлое платье, красные босоножки на высоких каблуках, в руках – большая красная сумка. Мужчина одет в темные брюки и легкую спортивную рубашку. Стюардессу зовут Мадлин Хаузер. Можете взять у нее письменные показания.

– Вам, видно, не терпится сунуть всюду нос, Макги?

– Совать нос! – с возмущением воскликнула Изабелл.

– Шериф, я привез мисс Уэбб, чтобы она забрала машину. Вы же сами ей сказали, где она. Машины там не оказалось. Мы перекусили, и я сообразил, что как раз прилетает самолет того самого рейса. Ну и решил сразу расспросить стюардессу, по свежим следам. Пока дня через три-четыре вы добрались бы до нее, кто знает, что она вспомнит, а одежду женщины уж точно не описала бы. Это было внезапное озарение, шериф.

Томпкинс, деликатно покашливая, попытался разрядить напряжение:

– Мне кажется, всякая информация... из любого источника...

– Я хочу знать, где мой брат! – звенящим голосом воскликнула Изабелл.

– Мне бы тоже этого хотелось, – проворчал Бакльберри.

– Вы не собираетесь искать его? – не отступала мисс Уэбб.

Шериф отбросил вежливость и официальность: он ведь сделал все, что мог. Это был хороший полицейский. Пусть я и втравил его в дело, использовав Джаса Йомена, все равно это был хороший полицейский.

– Мисс Уэбб, одумайтесь. Он уехал или его забрали в понедельник, во второй половине дня. Сегодня среда. Сегодня вы решили, что он не уезжал с Моной Йомен, но еще вчера в течение дня вы были уверены в обратном. Господь с вами, мисс Уэбб, округ Эсмерелда занимает больше десяти тысяч квадратных километров, и в это время года по любой дороге, даже по вшивому проселку, можно проехать. Все обнаруженные трупы опознаны, в больницах нет ни одного неустановленного лица. Я вылезал из кожи, чтобы раздобыть вертолет, с которого весь день разыскивали белую машину миссис Йомен, – пока безрезультатно. Вместо положенных ста человек в моем распоряжении всего шестьдесят. Чего, черт побери, вы от меня хотите? Немного опешив, она все же продолжала атаку:

– Шериф, я хочу официальной огласки. Чтобы вы передали сообщение по телевидению, радио, в газетах. Хочу, чтобы все знали, что Мона мертва и мой брат – исчез. Чтобы отправили на поиск патрульных... чтобы его искали скауты... и пусть армейские части обыщут каждый сантиметр из этих десяти тысяч квадратных километров.

Откинувшись на спинку кресла и уперев мощные, волосатые руки в подобие талии, он, прищурясь, взглянул на нее.

– Мисс Уэбб, вы принуждаете меня говорить откровенно.

– Пожалуйста. По крайней мере хоть что-то.

– Я убежден, что речь идет об убийстве. Но у меня нет ни малейшей зацепки. В конце концов, нет даже трупа. Не хочу утомлять вас перечислением всего, чего я сначала должен добиться. Свидетельство эксперта по трупам, общее заключение с подписью государственного прокурора, обвинительный акт присяжных. Мисс Уэбб, полицейское чутье подсказывает мне, что лучше тихо продолжать расследование, и пусть виновник, кто бы он ни был, думает, что мы верим в совместный отъезд миссис Йомен и вашего брата в Эль-Пасо. Стоит нам начать трезвонить во все колокола, дело так запутается, что его и вовек не размотаешь. А преступники как сквозь землю провалятся.

– Значит, для вас главное – спектакль, который вам нужно разыгрывать, а не жизнь моего брата?

– Мой нюх полицейского подсказывает, что ваш брат мертв. Если бы остался в живых, очутился в весьма плачевной ситуации. Думаю, он умер раньше, чем она.

Осев в кресле, прижав к губам ладонь, она расширенными от ужаса глазами смотрела на него.

– Если есть хотя бы один шанс из тысячи... вы не можете запретить мне передать все в газеты.

– Передайте, мисс Уэбб. Они в первую очередь проверят у меня – тут все схвачено. Я сообщу, что я собираюсь через час доложить Джасу Йомену: все проверили, и наши предположения подтвердились. Может, вызовете кое-какие слухи, мисс Уэбб, но ничего из них официально мы подтверждать не станем.

– Мистер Макги отправится со мной в редакцию и подтвердит.

Бакльберри сверкнул взглядом в мою сторону:

– Спросите его.

Она повернулась ко мне, и я с грустью отрицательно покачал головой.

– Мерзкий негодяй, – прошептала она.

– Дорогая Изабелл, такова реальность, о которой я вам напоминал. По-моему, я догадываюсь, какие шаги теперь собирается предпринять шериф Бакльберри. Выслушаем его.

– Я, мисс, прочешу весь округ и выявлю высоких, худых брюнетов со шрамом на шее справа; найдем также всех грудастых блондинок, у которых есть светлые платья и красные босоножки. Если при этом что-то и упустим, разберемся позже, но с этих людей не спустим глаз, найдем хоть одного из парочки. И возьмем его в такой оборот, что станет на коленях молить, чтоб его выслушали. Если же поступить по-вашему, возможно, они никогда сюда не вернутся. И лучше держать в руках одного из них, чём десять тысяч скаутов, слоняющихся по округу. Проверим каждое дальнобойное ружье в этих краях. Завтра пошлю двух дошлых индейцев обыскать холм севернее над дачей. Прикажу выяснить в лаборатории, какую взрывчатку использовали для завала дороги и каково ее происхождение.

– Где мой брат?! – не желая вникать в то, что говорил шериф, вскричала Изабелл.

Вздохнув, он полез в ящик стола и, плеснув в стакан виски, подошел к ней.

– Я не пью!

– Господи, девочка, мы же не на вечеринке с коктейлями. Это лекарство – примите!

Схватив стакан и покосившись в мою сторону, она выпила залпом и тут же поперхнулась, закашлялась.

– А чем заняться мне? – спросил я.

– Попытайтесь ее утихомирить.

– А кроме того?

– Кроме – ничего, держитесь в стороне.

– Почему вы не хотите сказать Джасу правду?

– Потому что шальной мужик мне такой же помощник, как и взбалмошная дамочка.

Изабелл с искаженным лицом вскинула руки, сжатые в кулак, закричала:

16
{"b":"18646","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сердце того, что было утеряно
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
Планета Халка
Метро 2033: Спастись от себя
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Сегодня – позавчера. Испытание сталью
До трех – самое время! 76 советов по раннему воспитанию
Станция «Эвердил»