ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я тебя не понимаю, Трев.

– Карлос Ментерес Крусада всегда был неравнодушен к знаменитым американцам, особенно из шоу-бизнеса. Он устраивает здесь вечеринки. Буди, судя по его связям, мог бы оказаться довольно неплохим агентом по снабжению знаменитостями. Живет по соседству. Нужно узнать его калифорнийский адрес. Если здесь ничего не получится, попробуем с того конца.

– Но...

– Дома, кажется, строил один архитектор. Я хотел побывать внутри, чтобы осмотреться. Дом Гарсия больше и, наверняка, обставлен по-другому, но я все равно уже кое-что о нем знаю.

– Но зачем тебе?..

– Вечером я собираюсь нанести Гарсия визит.

– Ты что!..

Нора остановилась и изумленно уставилась на меня.

– Это наш следующий ход, милая. Я перелезу через стену, как Робин Гуд.

– Нет, Тревис, пожалуйста. Ты вел себя так осторожно и...

– Осторожность больше ничего нам не даст, Нора. Сейчас необходимо разворошить осиное гнездо. Я буду очень, очень осторожным.

– Я не переживу, если потеряю еще и тебя. – Ее глаза наполнились слезами.

– У тебя нет никакого шанса.

* * *

После обеда мы посидели в баре и вернулись к себе. Нора сетовала на судьбу, нервно меряя шагами комнату, а я в это время делал кошку. Я купил три огромных крючка на акул и сделал из них тройник, который скрепил проволокой. Еще я приобрел пятьдесят футов нейлонового шнура, способного, судя по внешнему виду, выдержать груз весом фунтов в пятьсот.

– Если ты непременно должен совершить эту глупость, то по крайней мере сделай это ночью, – сказала Нора.

– Когда люди не спят и ходят по дому, они не обращают внимания на всякие шорохи.

– Когда люди будут ходить по дому, где в это время будешь ты?

– Буду следить за ними, дорогая. Ведь если они лягут спать и погасят свет, я ничего не смогу найти.

– Ты что, надеешься стать невидимкой?

– Ты почти угадала, дорогая.

– Сколько на все это уйдет времени?

– Понятия не имею.

– Клянусь Богом, Трев, я не пойму, почему...

Я сунул в карман ручку-фонарик, взял Нору за плечи и нежно встряхнул.

– Вспомни Сэма.

– Ах ты скотина! – прошептала Нора, страшно побледнев.

– Какой у него был вид?

– Господи, Трев! Как ты можешь?..

Я опять встряхнул ее.

– Скажи только одно слово, милая, и я сразу спрячу свои игрушки. Мы в любой момент можем вернуться домой. Ты возместишь мне затраты, и мы обо всем забудем. Назовем эту поездку просто интересным отпуском. Да назови ее как угодно, или позволь мне действовать по-своему. Выбирай, Нора.

Она медленно подошла к противоположной стене, повернулась и посмотрела на меня. Едва шевеля губами, сказала:

– Счастливо, дорогой!

– Спасибо.

Я надел темные штаны, синюю рубашку с длинными рукавами и черные туфли из парусины. Все документы оставил в номере. В одном кармане брюк лежал пистолетик, фонарик-ручка и складной нож – в другом. Шнур вместе с кошкой я обмотал вокруг талии. Мы выключили свет. Я раздвинул занавеси, осторожно снял с окна сетку и поставил к стене. Потом выглянул на улицу. Все было тихо. Я повернулся к Hope, обнял и поцеловал в дрожащие ненасытные губы. Обнимать ее было так приятно, что на долю секунды мне даже захотелось, чтобы она послала все к черту. Затем я перелез через подоконник, повис на руках и, оттолкнувшись от стены, прыгнул вниз. Мое окно находилось на высоте девяти футов, под ним была мягкая земля. Рядом с окном росло кривое дерево. Вернувшись, я буду бросать в окно Норы камешки. Потом брошу кошку, и она закрепит ее. Если кто-то постучит вдруг ко мне, Нора включит у меня душ и закроет дверь в ванную комнату.

Теперь ей предстоит ждать. И скорее всего это окажется очень трудным делом.

Глава 12

Все чуть было не закончилось, едва начавшись. Я перелез через цепь, преграждающую въезд к дому Буди, и подошел к крылу, расположенному напротив бассейна. Потом направился к стене между участком Буди и Гарсия. Долго прислушивался, стоя у стены, но услышал лишь обычные ночные звуки да жужжание москитов, жаждущих отведать моей крови.

После недолгих раздумий я решил перелезть через стену в том месте, где не было деревьев. Конечно, там меня легче увидеть, но нельзя ведь забывать и о чертовом стекле. Я собирался зацепить крюк за внутренний край стены. Если верх закруглен, придется цеплять его за дерево, но тогда снимать кошку будет трудно. Я перебросил крюк через стену, и он зацепился за внутренний край. Потом слегка потянул за шнур, боясь, как бы он не порвался об острое стекло. Когда я потянул сильней, послышался звон стекла и вместе с осколками ко мне свалился крюк. После третьей попытки я понял, что верх стены закруглен – еще одно маленькое доказательство профессионализма Гарсия. Я шел параллельно стене, удаляясь от дороги, пока не нашел подходящее дерево, растущее на участке Гарсия. Взял в левую руку конец шнура, в правую кошку. Шнур свернул в кольца и зажал их между большим и указательным пальцами. Несколько раз взмахнув кошкой над головой, отпустил ее. Кошка с шумом скрылась в листве. Я прислушался и медленно, но сильно потянул. Наверное, крюк зацепился за толстый сук, потому что, когда я повис на шнуре, он опустился всего дюймов на шесть. Я уперся резиновыми подошвами туфель в белую стену и пошел наверх, двигаясь под опасным углом. Тонкий нейлоновый шнур больно резал ладони. У самого верха я сделал широченный шаг и поставил одну ногу наверх. Затем поднял вторую и выпрямился, стараясь не наступить на стекло. Я посмотрел вниз. Справа виднелся слабый свет, наверное, фонарь у ворот. Почти прямо перед собой я видел сквозь листья огни главного дома. Носком правой ноги я обломил несколько кусков стекла, чтобы было куда ступить, и постарался сдернуть с ветки чертов крюк, но у меня ничего не получилось, только сильно зашелестели листья. Уже окончательно отчаявшись, я в последний раз дернул шнур, и крюк сорвался настолько неожиданно, что пришлось несколько секунд смешно размахивать руками, чтобы сохранить равновесие.

Вернув равновесие, я затащил кошку наверх и закрепил так, чтобы шнур оказался между осколками стекла. Вниз спустился таким же способом, как и поднялся. Я знал, что на обратном пути кошка может срочно понадобиться, но деревьев оказалось так много, а стена была такой белой, что на ее фоне белый шнур был почти не заметен. У меня мелькнула идея. Я взял ком влажной земли и сделал на белой стене черное пятно. Теперь я был уверен, что и в спешке найду это место.

Я направился в сторону дома. Но не успел отойти от стены на десять футов, как услышал какой-то звук. Ко мне кто-то быстро приближался, натужно дыша. Послышалось царапанье когтей по земле. На освещенную луной маленькую полянку футах в десяти от меня выскочил большой черный доберман и, не долго думая, бросился на меня. Я упал на спину, успев схватить пса обеими руками за передние лапы. Каким-то образом мне удалось перебросить его через себя, соединив инерцию своего падения и его прыжка. Послышался свист пролетающего над головой тела, глухой звук удара о стену, за которым мгновенно последовал резкий – будто щелкнули челюсти. Потом тело упало на землю. Я вскочил на ноги. С того момента, как пес прыгнул на меня, прошло не более двух секунд. Я вытер руки о штаны и приготовился к схватке.

Зажег фонарик, заслонив его своим телом, и двинулся к стене. Двух секунд мне хватило, чтобы во всем разобраться. Восемьдесят фунтов сухожилий, мышц, черной шерсти и клыков лежали на земле мертвым грузом.

Отныне меня поджимало время. Я не знал, когда собаку начнут искать. Может, охранник вошел на ночь в домик и выпустил пса? Он лежал слишком близко от места моего побега. Я подождал, когда мои глаза вновь привыкнут к темноте, взял добермана за переднюю лапу и отволок в кусты с пахучими белыми цветами. Наверное, какая-то разновидность жасмина. Неожиданно мелькнула мысль: а что, если доберманов два, а не один? Я мгновенно бросился к веревке. Во второй раз так не повезет. Людей, которым удавалось испугать меня так, как этот пес, можно пересчитать по пальцам. Присутствие добермана говорило о том, как Гарсия обходится с незваными гостями. Сторожевые псы, приученные лаять, встречаются намного чаще, и они не так свирепы.

22
{"b":"18647","o":1}