ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я возил ее к Сэму Таггарту, – объяснил я. – Когда мы туда приехали, он уже был мертв. Его кто-то зарезал.

Она произнесла что-то на незнакомом мне языке, потом обняла убитую горем Нору.

– Сделайте с ней что-нибудь, – попросил я. – Если есть снотворное, дайте ей.

– Есть.

– Мне нужно позвонить.

Шаджа повела Нору в спальню. Я уселся на золотисто-серую кушетку и набрал номер конторы шерифа округа.

– В коттедже номер три, в полумиле от города, слева, убит человек. Моя фамилия Макги. Я нашел несколько минут назад труп и сейчас выеду туда.

Дежурный попытался забросать меня вопросами, но я положил трубку. Шаджа одной рукой поддерживала Нору за плечи, другой подносила к ее губам стакан с водой. Нора закашлялась, и изо рта брызнула вода.

– Я вернусь позже, – сказал я.

Шаджа Добрак кивнула с серьезным видом.

* * *

Когда я подъехал к заправке, перед домиком Сэма уже стояла машина шерифа. В коттедже горел свет. У открытой двери застыли два помощника шерифа: один средних лет, второй – помоложе.

– Туда нельзя! – остановили они меня.

– Это я звонил. Моя фамилия Макги.

– О'кей. Только ничего не трогайте. Мы ждем ребят из лаборатории, – сказал тот, что постарше. – Я – Хоукс. Это – помощник шерифа Деволл. – Он закашлялся и сплюнул. – Это ваш друг?

– Да.

– Когда вы его нашли?

– Примерно без четверти час. Нет, пожалуй, чуть позже. Фараоны народ довольно примитивный. Средний гражданин за всю жизнь всего несколько раз встречается с представителями закона и при этом ведет себя либо очень серьезно, либо постоянно шутит, а то говорит, не умолкая. Когда кто-то ведет себя иначе, фараоны думают, что перед ними или бывший служитель закона, или человек, который часто его нарушал. Я понял, что начинаю вызывать у них подозрения. И сказал:

– Господи, какой кошмар! Вы, ребята, наверное, часто видите такое, но я вряд ли смог бы когда-нибудь привыкнуть к трупам. Боже, я буду помнить Сэма таким до конца жизни. До сих пор не могу в это поверить.

– Кто-то здорово его обработал, мистер Макги, – Хоукс зевнул. – В журнале регистрации записано, что его зовут Сэм Таггарт.

– Да, Сэм Таггарт. Он жил здесь раньше. Уезжал на три года, но вот вернулся.

Приехал доктор. Что-то напевая, он осмотрел труп, потом раскурил окурок сигары. За второй патрульной машиной прибыла машина с экспертами, а чуть позже зеленый «фольксваген» с двумя репортерами. Сейчас всем командовал молодой, начавший лысеть, широкоплечий мужчина в брюках цвета хаки, шерстяной рубашке и мешковатом твидовом пиджаке. Хоукс и Деволл что-то тихо ему докладывали, пока он смотрел на труп. При этом они раза два показали на меня. Эти парни вели себя спокойно и без суеты. Когда убивают человека, имеющего машину стоимостью в сто долларов и живущего в лачуге за четыре доллара в сутки, профессионалы не больно суетятся. Фотограф сделал необходимые снимки. Потом несколько фотографий сделал и репортер, хотя ему вряд ли разрешат поместить их в газете. Твидовый Пиджак дал сигнал доктору. У коттеджа курили двое санитаров с носилками. Они ждали, когда судмедэксперт закончит предварительный осмотр.

Наконец доктор вышел на улицу, что-то сказал Твидовому Пиджаку, сел в машину и уехал. Твидовый Пиджак проверил содержимое карманов Сэма. Санитары отнесли труп на носилках в машину «скорой помощи» и тоже уехали, но без сирены и красных огней. Твидовый Пиджак дал сигнал приступать к работе и попросил экспертов обыскать машину пострадавшего. Потом подошел ко мне. Репортеры направились было за ним, но он повернулся к ним и терпеливо сказал:

– Обязательно расскажу, если что-нибудь окажется достойным вашего внимания. Так что устраивайтесь поудобнее. – Потом протянул мне руку и представился. – Мистер Макги, я Кен Бренкс. Мы очень благодарны людям, которые сообщают о таких ужасных происшествиях, а не скрываются. Пойдемте к машине. Там нам будет удобнее разговаривать.

Мы сели на переднее сиденье его машины. Бренкс достал маленький магнитофон и воткнул шнур от микрофона в зажигалку на приборном щитке.

– Надеюсь, вы не против? У меня ужасная память.

– Не возражаю.

– Назовите, свое полное имя, фамилию и адрес.

– Тревис Д. Макги, причал «Ф-18», Бахья Map, яхта «Сорвавшийся флеш».

– Яхта принадлежит вам или вы ее просто водите?

– Она принадлежит мне.

– А теперь расскажите, как вы нашли труп.

– Сэм Таггарт раньше жил здесь. Три года назад он уехал. Вернулся сегодня после обеда и позвонил мне на яхту. Я сразу приехал, и мы с час поболтали. Я занял Сэму сорок долларов. Он сказал, что приехал насовсем. Я вернулся на яхту и провел вечер один, отключив телефон. Потом лег спать. В четверть первого приехала моя знакомая, которая знала Сэма. Ей позвонила подруга и сказала, что Сэм вернулся. Моя знакомая решила, что я знаю, где он остановился. Она считала, что нужно нанести ему визит. Я оделся и привез ее сюда. Свою машину она оставила в Бахья Маре. Машина Сэма стояла у домика. Я постучал, но никто не ответил. Тогда я толкнул дверь. Она оказалась незаперта. Я нашел выключатель. Она подошла к двери и тоже увидела Сэма. С ней случилась истерика. Раньше они дружили. Я отвез ее домой, позвонил оттуда вам и вернулся. Там есть кому о ней позаботиться. Когда я вернулся, здесь уже оказались двое ваших помощников. Я решил подождать вас.

– Кто эта женщина?

– Местная жительница, занимается бизнесом. Лучше, если в газетах не напишут, что она была со мной, когда я нашел труп.

– Понимаю, мистер Макги. Кто она?

– Нора Гардино. У нее магазин на Цитрус Гейт Плаза.

– Знаю. Дорогой магазин. Как такая преуспевающая женщина могла дружить с подобным типом?

– По-моему, последние три года ему не очень везло.

– Где Таггарт работал и жил, когда обитал здесь? Я вспомнил несколько мест работы Сэма и адресов.

– В полиции на него что-нибудь есть?

– Если и есть, то ничего серьезного. Разве что обычная драка, – ответил я.

– Кто сообщил Hope Гардино, что Сэм Таггарт в городе?

– Женщина по имени Бини. Я не знаю ее фамилии. Она работает в «Марте», напротив шестьдесят шестого пирса.

– Не знаете, где она видела Таггарта?

– В ресторане «Говард Джонсон» около восьми.

– С ним кто-нибудь был?

– Не знаю.

– Вы давно знакомы с Таггартом?

– Познакомился за два года до его отъезда.

– Как?

– Через друзей. Общий интерес к яхтам, морю и рыбалке.

– Где он жил раньше?

– В Калифорнии. И еще в Мексике.

– Значит, Сэм Таггарт вернулся в плачевном финансовом состоянии?

– Он одолжил у меня сорок долларов.

– Чем вы занимаетесь?

– Инвестиции, сделки по продаже земли и тому подобное.

– У мисс Гардино было какое-то дело к Таггарту?

– Думаю, что нет. Просто она хотела с ним повидаться.

– Вы не заметили никакой отъезжающей машины или удаляющегося человека, когда приехали?

– Нет.

– Он относился к любителям посидеть в баре и побузить? – поинтересовался Бренкс.

– Иногда.

– Придется поговорить с мисс Гардино.

– Она сейчас скорее всего спит после снотворного. Для нее это было ужасным потрясением.

– Да, нож часто оставляет после себя много крови. Ничего страшного, я поговорю с ней попозже. У Таггарта были родственники?

– Кажется, у него где-то есть двоюродные братья.

В окне со стороны Бренкса появилось лицо человека, и шериф выключил магнитофон.

– Все сделано, Кен. Мы набрали отпечатков больше, чем нужно, но большинство смазано.

– Проверили последний домик?

– Фермер из Южной Калифорнии с придурковатым ребенком. Они ничего не видели и не слышали. Остальные коттеджи пустуют.

– Владелец?

– Приедет с минуты на минуту. Он живет очень далеко отсюда.

– Заправка тоже принадлежит ему? – поинтересовался Бренкс.

– Да.

– Узнайте, не приезжал ли кто к Таггарту. Что скажешь о его вещах?

5
{"b":"18647","o":1}