ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я бы не дал за все его имущество больше двадцати восьми центов, Кен.

– Пусть Сэнди все рассортирует и спрячет. Колымагу отгоните в управление.

* * *

Помощник ушел. Кен Бренкс потянулся и зевнул.

– У него осталось чуть больше двадцати долларов из ваших сорока, мистер Макги. Во всем происшедшем просматривается определенная схема. Мне кажется, Таггарт отправился погулять на ваши деньги. Заглянул в несколько баров, с кем-то поссорился, и этот кто-то отправился за ним, прихватив нож. Нападение произошло в темноте. Таггарт яростно отбивался. В комнате почти все перевернуто вверх дном. Судя по всему, убийца, прежде чем попасть в шею, нанес с десяток ран в руки и лицо. В комнате все в крови. Думаю, найти его будет нетрудно. Нужно только пройтись по барам, узнать, где произошла ссора и кто в ней участвовал. Мы приведем Таггарта в порядок и сделаем фотографию, которую можно будет показать. Не бойтесь найти в газетах свое имя или имя мисс Гардино. Убийство не должно вызвать много шума. Знаете, сезон уже начался, и нельзя пугать любителей позагорать. – Мы вылезли из машины. Кен Бренкс покачал головой и добавил:

– Какой-то сукин сын сейчас где-нибудь зарывает одежду, бросает с моста в воду нож, пытается смыть кровь с заднего сиденья своей машины, но он от нас не уйдет. Он, наверное, страшно ревнив и убежден, что никто не имеет права приставать к его девчонке. Она будет раз в месяц навещать его в «Рейфорде». Можете отправляться домой, мистер Макги. Если я захочу узнать что-нибудь еще, я с вами свяжусь.

Он очень тщательно проверит нас с Норой, а когда его версия не подтвердится, возьмется за нас снова.

В гостиной дома Норы Гардино горела единственная лампа. Шаджа открыла мне дверь. Я вошел вслед за ней в гостиную.

– Как у нее дела?

– Недавно заснула. – Я заметил, что Шаджа причесалась и накрасилась. – Какой кошмар! Да, мой муж может умереть от тюремных болезней, но ее Сэм... Просто не верится! Пожалуйста, присаживайтесь. Что-нибудь выпьете?

– Пиво есть?

– «Амстель» из Кюрасао.

– Отлично.

Она пошла на кухню и вернулась с двумя очень высокими, сужающимися кверху стаканами на маленьком оловянном подносе.

– Нора с таким волнением ждала его возвращения. Так радовалась. У меня сердце за нее кровью обливается.

– Шаджа, мне пришлось сказать полиции, что Нора была со мной.

– Конечно!

– Я соврал, будто Сэм просто ее старый знакомый. Послушай, что я им сказал. Запомни это и, как только Нора проснется, расскажешь ей. К ней приедет Бренкс. Она должна будет рассказать ему то же самое. Это не трудно, потому что почти все правда.

Шаджа согласилась, и я повторил то, что рассказал Бренксу. Время от времени девушка кивала. Когда я закончил, она нахмурилась и сказала:

– Извините, но что плохого в том, что она любила своего Сэма все эти три года? Это не преступление.

– Видишь ли, все не так просто. Ее ресницы дрогнули, и я понял, что она жаждет выслушать тайну.

– Она этого еще не знает? – полюбопытствовала Шаджа.

– Не знает.

– Но вы ей расскажете?

– Расскажу, когда ей станет лучше.

Девушка надолго задумалась, не спуская с меня взгляда.

– Вы редко с ней видитесь, но вы хороший друг, да?

– Надеюсь.

– Я тоже ее подруга. Она мне давно помогает.

– Ты хорошая девушка, Шадж.

Она улыбнулась и слегка покраснела.

– Спасибо.

Я сделал глоток вика. Свет от лампы упал на светлые волосы Шаджи и ее широкую щеку. Она, как и Нора, отлично знала себе цену.

Шаджа поднесла стакан к губам, и, запрокинув голову, сделала несколько глотков.

– Чем занимается твой муж, Шаджа?

– Он был учителем истории. – Девушка пожала плечами. – Он ниже меня, начал лысеть. Мы были женаты всего год. Его вынудили это сделать, но после этого, как вы знаете, весь мир отвернулся от нашей страны. Мы с ним в этом не виноваты. Я уехала, потому что не могла принести там пользы. – Она протянула руку. – До свидания и спасибо.

Шаджа Добрак крепко, по-европейски, пожала мне руку и слегка поклонилась. По пути к машине я оглянулся и увидел ее силуэт в дверном проеме. Мы оба понимали, что нравимся друг другу, но она все равно никогда не нарушит клятву верности.

Возвращаясь в Бахья Map, я пытался представить Шаджу Добрак в эротических позах – это чтобы не думать о Сэме Таггарте. Не успел я дойти до дома, как он завладел моими мыслями. Я открыл калитку, сунул руки в карманы и медленно побрел по мокрому песку городского пляжа.

Величественный Макги идет, съежившись от холода, и старается прийти в себя после смерти друга. Но там, в моем сознании, Сэм так и продолжает лежать на полу... Придется перекинуться парой словечек с теми, кто приехал закрыть дело. В этом-то я и не хотел себе признаваться. Только это никакая не театральность, не юношеская любовь к мести, а просто холодное, пытливое любопытство.

Почему те люди думают, что все так просто?

Этот вопрос я хотел задать себе, хотя уже знал ответ на него.

Это вовсе не просто.

Глава 5

Через каждые пятнадцать минут я заглядывал в спальню к Hope Гардино. Наконец в половине одиннадцатого оттуда донесся шорох, и я вошел. Нора стояла у туалетного столика и завязывала пояс голубого халата. Она испуганно повернулась, беззвучно произнесла мое имя и бросилась ко мне на грудь. Она обнимала меня и вся дрожала. У нее изо рта неприятно пахло чем-то кислым.

– Мне приснился ужасный сон, – прошептала Нора. – Просто кошмар.

– Он никогда не возвращался, – сказал я, гладя ее спину. – Вот и все.

Она оттолкнула меня.

– Думаешь, все так просто?

– Ну, не совсем.

– Тогда оставь.

Я пошел на кухню и налил кофе. Потом, передвигаясь маленькими шажками, появилась Нора. Я достал из холодильника апельсиновый сок.

Она села за стол, сделала несколько глотков и сказала:

– Я сегодня нервничаю, Трев. Не обращай на меня внимания.

– Шадж ушла без четверти девять. Она сказала, что в магазине все будет в порядке.

– Да благословит ее Господь. И тебя, мой друг. Нора не накрасилась. Ее лицо было точно из бумаги и казалось, что треснет, если до него дотронуться.

Я рассказал ей о Бренксе так же подробно, как Шадже Добрак.

– Справишься? – спросил я.

– Думаю, да. Хочешь, чтобы я сказала, что Сэм был всего лишь уехавшим другом? Да, справлюсь. Но зачем все это?

– Он не должен знать, что мы очень хотим найти тех, кто...

– Кто убил его? Не ищи мягких слов. Используй грубые. Пусть они причиняют боль. Но почему он должен знать, что мы очень хотим найти их, Трев?

– Потому что он помешает нам в наших поисках. В этом деле все не так просто.

Нора поставила на стол пустой стакан.

– Тебе что-то известно?

– Кажется, да.

– Бренкс знает об этом?

– Нет, я ему ничего не сказал.

Трудно описать выражение ее лица после того, как я это сказал. Оно было очень похоже на выражение ожидания на лице притаившегося охотника.

– Я хочу, чтобы все оставалось в тайне, – прошептала она.

– Тогда сделай так, чтобы у шерифа не возникло ни малейших подозрений. Он сообразительный парень.

– Я думала, его убил какой-то зверь, который грабит дома...

– Нет, здесь другое.

– Тогда что? – Ее ледяные пальцы сжали мое запястье. – Какое у него было дело? Какое?

– Позже, Нора. Не сейчас.

По ее лицу я понял, что она поверила моему обещанию. По крайней мере я дал ей простое объяснение, с которым можно жить, а в случае необходимости и умереть.

Бренкс позвонил в 11.15 и приехал через полчаса.

Нора к тому времени оделась. Ей хотелось облачиться во все черное, но она надела желтую плиссированную юбку и свитер из ангорки. На ярко накрашенных губах застыла вежливая улыбка.

– Да, просто друг, сказала Нора. Столь поздний визит был в стиле наших отношений. Вини позвонила, потому что знала, что Нора когда-то с ним дружила. Макги тоже старый друг. Хотели поздравить Таггарта с возвращением. Но Господи, кто же мог знать, что нас ожидает в его домике! О да, совсем потеряла над собой контроль. Никогда в жизни не видела ничего столь ужасного, никогда! Может, следовало там остаться, но не смогла.

6
{"b":"18647","o":1}