ЛитМир - Электронная Библиотека

– Просто чудо, что он до сих пор жив, – пробормотал Флетч.

– Да, душа у него прибита гвоздями.

Карр присел рядом с мужчиной, что-то сказал. Мужчина отвечал медленно, едва шевеля губами и языком. Рот у него не закрывался.

Маккой кашлял под крылом самолета. Из кабины его выгнала жара.

– Он говорит, что украл шесть коз.

– Честный воришка.

– Его поймали, разрубили голову мачете и бросили умирать, – Карр посмотрел на парящих в небе птиц. – Оставили на съедение птицам, – Карр глянул на гиен, спокойно сидящих в отдалении. – Суровые здесь законы.

– Почему он сказал правду? Почему не выдал себя за жертву ограбления или разбоя?

Карр встал.

– В данной ситуации, когда стервятники вот-вот начнут выклевывать глаза, а гиены вгрызутся в ноги и руки, человеку лучше не юлить, а честно признаться, как он дошел до жизни такой.

– За шесть коз?

– Козы здесь ценятся очень высоко. Почти как жены, – Карр вновь наклонился, чтобы заглянуть в рану. С собой он принес походную аптечку. – Как ни посмотри, козы – наказание третьего мира.

Тоненький красный ручеек продолжал вытекать на уже высохшую запекшуюся кровь. Мухи облепили не только рану, но и все тело. Сидели на глазах. Лезли в ноздри. Ползали по губах. Заходили и выходили изо рта.

– Почему они не убили его? – спросил Флетч. – Почему оставили в таком состоянии?

– Кража шести коз может разорить семью, на долгие годы обречь ее на нищету, – Карр обвязал голову бинтом.

– Главное – не растерять его мозги. А обработаем рану в кабине. Мне приходилось видеть и не такое. Вот так. Поднимаем его.

Вдвоем они поставили мужчину на ноги и повели, скорее – потащили к самолету. Сердито завыли гиены. Придвинулись ближе.

– Оставили животных без обеда, – с притворной печалью вздохнул Карр. – Надеюсь, Бог мне простит.

Маккой помогать им не стал. Ни когда они втаскивали мужчину в самолет, ни когда усаживали на сиденье в самом последнем ряду. Карр застегнул ремень безопасности.

Мужчина негромко стонал. Он вроде бы и не понимал, что, скорее всего, останется в живых. На лице его отражалось бесконечное смирение.

Флетч уселся рядом с Карром, застегнул ремень.

– Он, похоже, воспринимает случившееся с ним как должное.

Гиены окружили самолет.

– Он знает, что поступил дурно, – Карр завел мотор.

ГЛАВА 20

– Раздевайтесь и ныряйте, – посоветовал Карр.

Флетч уже снял теннисные туфли и теперь стягивал шерстяные носки. Ранее Карр сказал, что не будет гадать, какая сейчас температура воздуха как по Цельсию, так и по Фаренгейту, ибо боится, что от столь астрономических цифр у него повылезут последние волосы.

Действительно, было жарко.

По другую сторону невысокого забора, за деревянными домиками, принадлежащими ресторану, на берегу болтались без дела несколько негров. Голых, даже без набедренных повязок.

Флетч снял превращенные в шорты лыжные брюки. Прыгнул в бассейн.

– Караул!

Стоящий на бортике Карр рассмеялся.

– Есть о чем написать домой?

– Это же невозможно! Вода ледяная! Или мне так кажется, потому что я перегрелся на солнце?

– Нет. Температура воды близка к точке замерзания.

Зубы Флетча выбивали чечетку.

– Как они это делают?

Рыбный ресторан представлял собой деревянную площадку на песчаном откосе, окруженную несколькими домиками, предназначенными для отдыха гостей. С площадки открывался чудный вид на озеро Туркана.

– Они тут ни при чем. При такой жаре скорость испарения в бассейне столь велика, что вода остается очень холодной. Вы можете в это поверить?

Флетч пожал плечами.

– Я верю. А вы искупаетесь?

– Никогда в жизни. Что я, сумасшедший?

Флетч кролем доплыл до лесенки и вылез из бассейна.

– Плавательные бассейны предназначены только для туристов, – заметил Карр.

– Этот уж точно, – согласился Флетч.

Глянув на дрожащего на бортике Флетча, Карр нахмурился.

– Это у вас родимое пятно?

Флетч посмотрел вниз. Нижняя правая часть живота посинела. Отметина размерами превосходила кулак.

– Должно быть, я родился вновь.

Карр наклонился и коснулся синяка пальцами.

– Никогда не видел распухших родимых пятен.

Флетч провел пальцами по синяку, которым наградила его Барбара. Боли не чувствовалось.

– Я буду ждать вас в ресторане, – Карр повернулся. – Закажу нам что-нибудь выпить.

Флетч посидел на бортике, опустив ноги в холодную воду. Затем прыгнул в бассейн. Но поплавал недолго. Вновь вылез на бортик, надел шорты, носки, зашнуровал теннисные туфли и двинулся вслед за Карром в ресторан.

ГЛАВА 21

Сев за столик рядом с Карром, Флетч оглядел озеро Туркана.

– Озеро посреди пустыни.

– С тех пор, как я впервые побывал здесь, озеро отступило примерно на милю.

С самолета Флетч наблюдал за рекой Керио, петлявшей по пескам в направлении озера Туркана. Река пересохла задолго до того, как они увидели озеро. На многие мили его окружала голая, безжизненная земля. Изредка встречались одинокие усадьбы да давно пересохшие водосборники.

– У этого озера много имен, – продолжил Карр. – Аман, Галана, Бассо Нарок, Нефритовое море, озеро Рудольф, озеро Туркана. В нем водится нильский окунь. Объясните мне, как он сюда попал. Раньше тут вылавливали рыбин весом под двести фунтов. Теперь не больше тридцати-сорока.

Обнаженные люди, оседлав бревна, ловили на озере рыбу.

Официант принес два стакана, две бутылки пива, две бутылки газированного лимонного напитка.

– Благодарю, Фред, – кивнул Карр, налил в каждый стакан пива, добавил лимонада.

– Вон там находится Кооби-Фора, – Карр указал на восточную часть озера. – Район, где нашли останки слонов, индийских и африканских. Объясните мне, как попали сюда скелеты индийских слонов. А также окаменевшие отпечатки человеческих следов, которым уже полтора миллиона лет. И еще кости, хотя в этом некоторые сомневаются, кости нашего предка. Homo erectus. Человека прямостоящего. Первого человека. Нашего общего папы.

В указанном направлении Флетч не увидел ничего, кроме песчаных дюн.

– Тут многому надо искать объяснение.

– Это точно.

Маленький голый мальчишка с высокой пирамидой алюминиевых мисок на голове шел по песку к озеру. Судя по всему, из близлежащей деревни.

– Трудно даже представить себе, как тут все выглядело, когда первый человек ступил на эту землю. Так что любопытство ученых более чем объяснимо.

Флетч попробовал предложенный ему напиток.

– Именно эти исследования проводит Маккой?

Вкус ему понравился, так что следующим глотком он ополовинил стакан.

– Не знаю, – ответил Карр. – Я его не спрашивал. А руководит всем Ричард Лики.

– Теперь мне понятно, почему вы занялись поисками римского города.

– Мои поиски – сущая безделица. Я лишь пытаюсь вернуться на несколько тысяч лет, – Карр оглядел горизонт. – Восточная Африка – этакий временной заповедник. Здесь сохранились животные, которых видели и наши далекие предки. И кости тех из них, что исчезли с лица земли. В Кении обожают копаться в костях.

Используя ладони вместо весел, рыбаки погнали бревна к берегу.

Флетч вновь отпил из стакана.

– Карр, меня несколько удивило ваше решение оставить раненого в полицейском участке.

Перед тем как посадить самолет, Карр облетел ресторан и дал знак управляющему, Хассану, прислать машину. Связаться с рестораном по радио ему не удалось.

Пока они ждали машину, из кустов появился древний старик, в набедренной повязке и с копьем. Карр пояснил, что тот будет охранять самолет, пока они будут есть.

– Мне еще не доводилось видеть здесь такого старика, – Флетч повернулся к Карру. – Сколько ему лет?

– Вы правы, – кивнул Карр. – Он моего возраста, – Флетч полагал, что Карру где-то около пятидесяти.

«Лендровер», присланный за ними из деревни, мчался по песчаной дороге с такой скоростью, что Флетч испугался, а не рассыплется ли он на ходу. О том, как чувствовал себя в этой гонке мужчина с разбитой головой, не хотелось и думать.

17
{"b":"18653","o":1}