ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я уже страдаю от столкновения культур, – пожаловалась Барбара.

– Все нормально, – успокоил ее Флетч. – В лагере Карра мы оставили великолепное лыжное снаряжение.

– Мне следует сказать им об этом? – спросила Барбара.

– Думаю, что нет.

Джума сразу же сдружился с итальянцами. Спросил и выучил, как будет по-итальянски парус, корабль, штурвал, остров, вода, рыба. Один доктор с гордостью показал Джуме, как пользоваться подводной фотокамерой.

На языке у Флетча вертелись вопросы: «Куда ушли те две девушки? Где ты их взял?» – но он так и не задал их Джуме.

Команда дау состояла из двоих добродушных, веселых матросов, говорящих на английском, итальянском, суахили и еще одном языке, понятном только им. Шутки ради они предлагали экипированным с иголочки итальянцам дешевые, потрепанные маски и трубки, которые хранились на борту дау. Они притворились, что отказ итальянцев использовать предложенное снаряжение оскорбил их до глубины души.

Рифы вдоль берега Танзании методично уничтожались браконьерами, охотившимися за уникальными рыбами и сувенирами из кораллов. Рифы к северу и югу от Момбасы быстро умирали. Так что рифы Кисите находились под защитой государства.

Дау бросила якорь у рифа Мако Кокве.

Некенийцы несколько часов плавали вдоль рифа. Мужчины-итальянцы фотографировали, а остальные просто смотрели коралловые скульптуры, подсвеченные в прозрачной воде солнцем. Их зачаровывали кружевные коралловые веера, раскачивающиеся в подводных течениях, их тени, движущиеся по песчаному или коралловому дну.

Лежа в теплой воде, едва шевеля руками и ногами, Флетч наблюдал за стайками рыб, окрашенных столь же ярко, что и птицы. Особенно ему понравились желтые рыбки с черными полосами, идущими ото рта. Казалось, они все время улыбаются. Увидев их в первый раз, Флетч рассмеялся, забыв про трубку, и наглотался воды. Ему пришлось поднимать голову, чтобы откашляться и не захлебнуться.

Подплывшая Барбара шлепнула его по плечу.

– Джума вернулся на дау.

Флетч посмотрел на судно. Джуму он нашел на носу. Матросы стояли на корме.

– Когда?

– Довольно-таки давно.

– С ним все в порядке?

– Поначалу мы были вместе. В воде ему было не по себе. Он махал руками и кашлял. Я подумала, что он шутит, потом решила, что он тонет.

– Он умеет плавать?

– Он старался изо всех сил. Но ему все время казалось, что вода тащит его на дно.

– Может, у него перехватило дыхание?

– Он сразу же вылез на палубу.

– Ну и хорошо.

– Может, нам тоже пора возвращаться?

– Да. Через несколько минут. Или чуть попозже.

Ближе к полудню дау привлекла дельфинов, которые начали гоняться с ней наперегонки. И судно, и плывущих на нем людей они встретили как старых друзей, с которыми волею судеб они давно не виделись.

Поплавав между островами, дау бросила якорь у острова Васини. Мелководье туристы преодолели на ялике. А уж потом прошли в Рас Монди.

– Слушай, – на шатких мостках Барбара оперлась о руку Флетча. – Похоже, мы наслаждаемся отдыхом.

– Да, судя по всему, все приходит в норму, – согласился Флетч.

В ресторане кроме их компании никого не было.

Из-за языкового барьера итальянцы сели за один столик, а Джума, Барбара и Флетч – за другой.

После прогулки под парусом и купания их мучила жажда и предпочтение они отдали не пиву, а воде. К тому же они изрядно проголодались и набросились на поданную закуску. Они решили, что огромные жареные крабы – основное блюдо, и ели их медленно, наслаждаясь каждым кусочком мяса. А потому выкатили глаза, когда перед ними поставили тарелки с чанга и рисом, сваренным в кокосовом соусе. Замешательство, однако, длилось недолго, и они принялись за еду.

– Шейла и Карр огорчатся, если ничего не найдут, – заметила Барбара. – Как бы нам им помочь? Или хотя бы подбодрить их?

– По всей Африке люди ищут свое прошлое, – вставил Джума. – Выкапывают из земли кости, горшки, наконечники копий. Можно подумать, что Африка – большой музей.

– Каким образом эта рыба, окунь, обитающая в реке Нил, попала в озеро Туркана? – спросил Флетч. – Реку и озеро разделяют сотни миль. Их не соединяет никакая другая река.

– Должно быть, в далеком прошлом они соединялись, – ответила ему Барбара.

– Почему людей так интересует их прошлое? – вопросил Джума. – Почему со всего мира люди слетаются в Африку и ищут своих предков – первого человека, первую кость, первую окаменелость?

– Из любопытства, – ответила Барбара.

– Что изменят эти находки? – гнул свое Джума. – Путь в будущее лежит через настоящее, а не через прошлое.

– Что изменят? – повернулся к нему Флетч. – В Кооби Фора нашли окаменелый скелет индийского слона. Это же многое меняет.

– Нет, – покачал головой Джума. – Для меня – нет.

– Эта находка свидетельствует о том, что когда-то давно Африка и Индия составляли единое целое, – пояснила Барбара. – Неужели для тебя это ничего не значит?

– Все ясно, – кивнул Джума. – Вы хотите, чтобы я сказал, что индийцы такие же коренные жители Африки, как и мы.

– Почему я прилетел в Африку на встречу с отцом? – спросил Флетч окружающий воздух.

– Из любопытства, – повторила Барбара.

– Почему ты прилетел, Флетч? Ты уже самостоятельный человек. Какое отношение имеет к тебе твой отец? Ты же ни разу не видел его.

– Культурные традиции, – Флетч говорил в тарелку. – Нравственные нормы.

– О чем ты говоришь? – переспросила его Барбара.

– Не знаю.

– Когда люди заглядывают в прошлое, – изрек Джума, – они ожидают найти там только хорошее, доброе. А если они найдут что-то очень, очень плохое?

– Мне предстоит узнать что-то очень, очень плохое, Джума? Ты знаешь моего отца. Я – нет.

– Я думаю, что людям лучше идти в будущее без груза вины, причиной которой служит случившееся в их прошлом.

– Похоже, ты стараешься предостеречь меня, Джума.

– Здесь есть люди, – продолжал Джума, – люди моего возраста, настаивающие на том, чтобы жить, как жили их предки тысячи лет тому назад. Вроде морана, которого ты видел у лагеря Карра. Для нас это большой груз. Нельзя работать на компьютере с копьем в руке.

– Копья тоже могут сослужить хорошую службу, – заметил Флетч. – Змей тут по-прежнему хватает. Тебе потребовалось копье, чтобы спасти Шейлу.

– И джип, – добавил Джума.

– Кстати, о будущем, – Флетч откинулся на спинку стула. – Карр сказал мне, что придет день, когда рухнет перемычка в верхней части Рифтовой долины и в нее устремятся воды Красного моря. Так что на месте долины образуется озеро.

– В данном случае мы узнаем будущее, изучая прошлое, – вставила Барбара.

– Все меняется, – вздохнул Флетч.

– Да, – кивнул Джума, – все меняется. Кочевники это знали. Мы постоянно уходим от нашего прошлого, потому что все меняется.

– Все меняется... – повторил Флетч.

– Ты перестал есть, – нахмурилась Барбара.

– Тебе понравилась кожаная рыба? – спросил Барбару Джума.

– Кожаная рыба? Я ела кожаную рыбу?

– Чанга, – объяснил Джума. – Кожаная рыба.

– О, мой Бог, – Барбара посмотрела на практически пустую тарелку. – Я съела кожаную рыбу.

– Я думаю о Миссисипи, – Флетч поднял голову.

– В Миссисипи нет кожаной рыбы. Только зубатка полосатая. Зубатка мне тоже не нравится.

– Говорят, что и Миссисипи изменит русло.

– Точно, – кивнула Барбара. – И Новый Орлеан окажется на мели.

– Реки иногда меняют русла, – согласился Джума.

Флетч тряхнул головой.

– У меня возникла идея.

Джума радостно рассмеялся.

– Карр и Шейла роют землю на берегу реки, которая существует сейчас.

– А сотни лет тому назад...

Барбара положила вилку.

– ...река могла течь по другому руслу.

– Так что гипотеза Карра, возможно, верна...

– ...да только река переместилась, – закончил Джума.

– Однако, – выдохнула Барбара.

– Погуляли, и хватит, – Флетч встал. – Пора возвращаться в лагерь Карра.

33
{"b":"18653","o":1}